Система Orphus

Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена, выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Н. Б. Янковская.
НОВЫЕ ДАННЫЕ К ВОПРОСУ О МЕЖОБЛАСТНОМ РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА В ДРЕВНЕМ ДВУРЕЧЬЕ

Стремительное обособление археологии и филологии в деле изучения древних культур сделало необходимой координацию результатов исследований ради целостного восприятия материала. Именно в этом плане и должен рассматриваться предлагаемый комментарий к сборнику «Пятьдесят лет месопотамских раскопок (1932—1982)».1

Сборник посвящен золотому юбилею Британской археологической службы в Ираке и дает осмысление ее главных находок. Как образцовые работы в нем упомянуты раскопки Б. Б. Пиотровского на Кармир-Блуре и Н. Я. Мерперта и Р. М. Мунчаева на Ярым-Тепе.

Древнейшее и интереснейшее для нашей темы поселение — Умм-Дабагийя 2 относится к позднему, или керамическому, неолиту, до Хас-суны (6200—5750 гг. до н. э.). Расположено оно северо-западнее Хатры. на краю степи в зоне пустыни. По мнению Д. Кёркбрайд, селение существовало не менее 500 лет и только дважды забрасывалось. Основное занятие жителей — отлов сетями онагров.3 Целью отлова, как считает Кёркбрайд, была заготовка шкур с первичной их обработкой. Поселенцы имели небольшое подсобное хозяйство с коровами, овцами, козами, свиньями и собаками, возделывали солеустойчивые культуры (11 % хозяйства). Особенно поразительно привозное продовольствие: пшеница, горох, чечевица, фисташки, овощи. Охотились главным образом на онагров (70 %), меньше — на газелей (16 %) и совсем мало — на кабанов и диких быков (4 %).

По наблюдениям Д. Кёркбрайд, поселение изначально имело единую планировку. Главным признаком городища являются два укрепленных комплекса: до 100 совершенно одинаковых камер (1.5 х 1.75 м), выстроенных в два-три ряда без входов и соединительных коммуникаций. Стены укреплены смесью дерна с гипсом и прекрасно сохранились.4 По мнению автора, размер помещений продиктован отсутствием балок, предполагаются перекрытия из веток. Однако, как любезно разъяснила мне историк архитектуры М. И. Джандиери, помещение таких размеров перекрыть ветками невозможно. Остается предположить, что они не имели перекрытий. По устному сообщению С. С. Сорокина, интересовавшегося техникой приручения диких лошадей, оказывается, что их привязывали к четырем деревьям (там, где таковые имелись) и три дня не кормили, а затем приводили в чувство, подкармливая из рук (точно так же, как это рекомендуется делать в знаменитом хурритском трактате о коневодстве).5 Это навело меня на мысль, что такие камеры могли использоваться как ловушки для отбора онагров, пригодных к приручению, — в Шумере в течение III тысячелетия до н. э. онагров запрягали в упряжки парадных повозок. Не исключено, что в Умм-Дабагийе надо искать истоки доместикации онагров. Независимо от того, продавали ли обитатели поселения только шкуры онагров или самих прирученных животных, жители поселка несомненно [84] работали на обмен, получая извне обсидиан, орудия труда, предметы роскоши и продовольствие.

Другим замечательным поселением VI тысячелетия до н. э. — (4896±50) гг. — является Чога-Мами, расположенное в предгорьях Загра в районе Мандали.6 Важнейшая находка здесь — магистральные каналы.7 По мнению Дж. Оутс, работа по их сооружению была проведена и спланирована коллективно. Она не под силу одной семье. В этот период существование политической консолидации маловероятно — остается предположить возможность использования доклассовых общностей, масштабы соединения которых недооцениваются. Это — грандиозная тема. В основе ее лежит раскрытие системы половозрастной стратификации с широким применением форм искусственного родства, характерных для родового строя.

В Арпачийе — (4980±60) гг. до н. э. — Д. Кёртис описывает мастерскую каменщиков и керамистов,8 работавшую несомненно на вывоз. Мощные толосы Арпачийи рассматриваются и как культовые, и как жилые. Отсутствие противопоставления культовой постройки и жилища наблюдается и в Чога-Мами (обратить внимание на обычную комнату с ортостатами в углах). Это характерная черта большесемейных жилищ с присущими таким комплексам культами предков и домашних богов. Следовательно, работа на рынок и родовой строй совместимы.

Существенны для нашей темы и раскопки селения VI тысячелетия до н. э. Рас-аль-Амийя, расположенного в 80 км к югу от Багдада.9 Оно обнаружено при рытье дренажных каналов. Верхний слой его лежал в 1.2 м под аллювием. Керамика дает фазу, промежуточную между Убейд-2 и 3. Важен высокий процент костей крупного рогатого скота (47 %). Сопоставляя данный факт с наличием развитой ирригации в Чога-Мами и специализацией Умм-Дабагийи, Д. Стронах видит в этих материалах доказательство появления условий для урбанизации. Остается выяснить, что ее задерживало и что стимулировало.

С точки зрения появления укрепленных сооружений, массивная оборонительная башня в углу Чога-Мами и грандиозные толосы Арпачийи имеют свою аналогию в районе Хамрин, исследованном обстоятельно в связи с сооружением дамбы на р. Дияле. Для этого района особенно интересно поселение Телль-Мадхур,10 где открыт пока единственный убейдский дом — (5570±55) или (4470±80) гг. до н. э. Средний зал, с рядом комнат по обе стороны, тянется на всю длину дома. В изометрической проекции 11 показана не понятая раскопщиками лестничная кладка, обрывающаяся площадкой в нижней части стены. Это характерный оборонительный прием, затрудняющий доступ в верхние этажи, куда в таких структурах попадали по съемной лестнице.12 Чрезвычайно важна круглая постройка Раннединастического периода I (примерно XXVIII в. до н. э.). Предполагаемый ее диаметр 30 м при толщине внешней стены 1.5 м. Сохранилась секция постройки с четырьмя жилыми помещениями. В этой постройке нетрудно узнать большесемейное жилище, отмечаемое М. И. Джандиери и Г. И. Лежавой повсеместно в условиях политической разобщенности.13 Аналогичные постройки дают Телль-Губба и Телль-Разук в том же районе. [85]

Сенсационны раскопки Абу-Салабиха 14 — поселения в 20 км к юго-западу от Ниппура (Дельф Южного Двуречья), тесно связанного с Эблой (Телль-Мардих в Северной Сирии). До сих пор не определено назначение постройки с архивом. Обилие глиняных пломб от сосудов, дверей и товаров, по мнению Н. Постгейта, говорит об официальной принадлежности здания. Вместе с тем этому противоречит наличие в нем печей, кухни, купальни и особенно погребений под полом со следами ритуала над ними, что несовместимо с храмом. О характерном для общинных структур совмещении жилых комплексов с культовыми мы уже говорили. Площадь поселка 50 га. Ширина стен урукского периода (примерно XXVII в. до н. э.) 4 м. Независимые огороженные участки жилых построек Раннединастического периода I, каждый из которых имеет свой двор, склад и дренаж, Постгейт склонен считать большесемейными обиталищами, ссылаясь на реконструкции этой общественной организации у И. М. Дьяконова 15 и И. Е. Гельба.16

Посреднический характер поселения очевиден для всех, а тем самым, как кажется, — и относительная датировка возникновения специализации целого поселка на торговле. Как мы увидим из дальнейшего, это вовсе необязательно влечет за собой признание экспансии Эблы.

В плане этой проблематики важен Телль-Брак — крупнейшее поселение в бассейне р. Хабура (высота холма 43 м).17 Оно существовало с VI— V тысячелетий до н. э., наиболее населенным было в IV—III тысячелетиях, сильно разрушено в аккадский период, по мнению Д. Оутса, Саргоном Древним — устроителем одной из первых переднеазиатских держав. Расцвет города связывается с эксплуатацией медных рудников Эргани-Маден, на дороге к которым он был расположен. Конфронтация посреднических центров с устроителями политических объединений, как мы увидим, стереотипна для этой эпохи. Поздний урукский слой (примерно XXV в. до н. э.) дал массивный храм, раскопанный еще М. Е. Л. Маллованом. Процветание храмов, защищающих торговых посредников, также типично. Отождествление с Шубат-Энлилем, главным культовым центром державы ШамшиАдада I, справедливо расценивается как маловероятное.

Наиболее представителен в качестве месопотамского города III тысячелетия до н. э. Телль-Тайя.18 Городище расположено в предгорьях Тавра и доминирует над равниной, где размещается Телль-Афар. Полный диаметр стен около 50 м при каменном основании высотой 3 м. Город был обитаем от Раннединастического периода I до Сасанидов. В стороне от цитадели открыто 155 га городской застройки второй половины III тысячелетия до н. э. (с дорогами, площадями, храмиками на перекрестках и кварталами керамистов и каменщиков). Период жизни внешнего города краток, дата неясна. Эпизодичность политической стабилизации, породившей его, очевидна.

Чагар-Базар 19 занимал центральную позицию в бассейне Хабура, на скрещении дорог через Северную Месопотамию. 15 культурных слоев городища начинаются немного выше Арпачийи, до халафского периода. В погребении примерно XXIX в. до н. э. найден железный фрагмент без никеля (следовательно, не метеоритный). Еще два таких фрагмента были обнаружены в слое 3. Изолированные ранние железные плавки известны; [86] предполагается, что это побочный продукт медной плавки. Городище было заброшено в период, синхронный III династии Ура (XXII— XX вв. до н. э.). Тем самым отмечается конфронтация его с наиболее упорядоченной деспотией Двуречья. Показательно, что широкое распространение керамики типа найденной в Чагар-Базаре (бассейн Хабура, Северный Ирак, Турция, Иран) падает на время незадолго до возникновения империи ШамшиАдада I. Последующее сужение контактов города разительно.

Нимруд был обитаем с III тысячелетия до н. э., но административным центром стал с XII в. до н. э. (Кальху с храмом Иштар-Кидмури).20 Отмеченное в надписи устроителя Ассирийской империи Ашшурнасирпала приглашение на праздник 47 тыс. гостей, присутствие на нем 1.5 тыс. чиновников и 16 тыс. жителей города проверено (Д. Оутс) расчетами возможностей города и его округи и признано невымышленным. Стены города тянутся на 7.5 км и прежде достигали в высоту 15 м. Цитадель (20 га) и форт Салманасара III демонстрируют мощную организацию обороны, уместную только при активном противостоянии миру.

Примечательно, что храм бога Набу в цитадели был обновлен после гибели Ассирийской державы и просуществовал до эллинистического периода. В его архиве хранились текст эпоса о Гильгамеше, техническая литература и, между прочим, знаменитый договор Ассархаддона с индийскими вождями, очевидно освященный здесь же.

В описании раскопок Балавата (древний ИмгурЭнлиль) главное место занимает рассмотрение знаменитых бронзовых полос, крепившихся к воротам дворца и храма.21 Д. Кёртис отмечает упоминания в текстах золотых и серебряных ворот, упуская, с нашей точки зрения, самые замечательные золотые ворота одного из древнейших торговых центров Двуречья: ворота города Ашшура, увезенные устроителем митаннийской державы Сауссадаттором (ок. XV в. до н. э.). Такой декор, как нам кажется, служил символом богатства города, своего рода вывеской для торговых партнеров. Д. Оутс видит особое значение ИмгурЭнлиля в том, что он был заставой на дороге из Ниневии на Арбелу и далее на Аррапху, т. е. являлся опорным пунктом на основном пути, связывающем загрские предгорья — тыл Ассирии, ее житницу.

Подводя итоги нашим сопоставлениям, стоит напомнить общеизвестную бесплодность поисков важнейших административных центров II тысячелетия до н. э.: из шамшиададовских центров до сих пор не удалось обнаружить ни ШубатЭнлиля, ни Экаллатэ; не найдена столица Саргона Древнего — Аккадэ; нет следов столицы митаннийских царей — Вашшуганнэ. Зато нашлось много торгово-ремесленных центров, причем очень значительных. Как показала археология Двуречья, специализация в производстве складывается задолго до попыток политической консолидации, в рамках заведомо разобщенных структур.

Письменные источники II тысячелетия до н. э. обнаруживают ту же закономерность: крупнейший торговый пункт начала II тысячелетия до н. э. — Каниш (Кюль-Тепе близ Кейсери, Турция) теряет значение лидера в международной торговле с политической консолидацией Малой Азии и превращением города в административный центр древнехеттской [87] державы при Анитте; расцвет торговли города Ашшура (Средний Тигр) падает на период распада III династии Ура; торговые связи Мари (Средний Евфрат) значительно расширяются после крушения державы Шамши-Адада I.22


1 Fifty years of mesopotamian discovery : (The work of the British school of archaeology in Iraq 1932—1982). London, 1982. 122 p. (далее — FYMD).

2 FYMD, p. 11-21 (D. Kirkbride).

3 Ibid., p. 20, fig. 8.

4 Ibid., p. 12, pi. la.

5 Kammenhuber A. Hippologia hettitica. Wiesbaden, 1961, s. v. Kikkuli.

6 FYMD, p. 22-29 (J. Oats).

7 Ibid., p. 28, fig. 17.

8 Ibid., p. 30-36 (J. Curtis).

9 Ibid., p. 37-39 (D. Stronach).

10 Ibid., p. 41-46 (M. Roaf).

11 Ibid., p. 43, fig. 30.

12 Джандиери М. И. Древнее башенное общинное жилище. — ВДИ, 1981, № 2; с. 118-156.

13 Джандиери М. И., Лежава Г. И. Народная башенная архитектура. М., 1976. 137 с., ил.

14 FYMD, p. 48-61 (N. Postgate).

16 Дьяконов И. М. Общественный и государственный строй древнего Двуречья : Шумер. М., 1959. 300 с.

16 Gelb I. J. Household and family in ancient Mesopotamia. Leuven, 1979. 97 p.

17 FYMD, p. 62-71 (D. Oats).

18 Ibid., p. 72-76 (J. Reade).

19 Ibid., p. 79-85 (J. Curtis).

20 Ibid., p. 99-112 (J. Reade).

21 Ibid., p. 113-119 (J. Curtis).

22 Янковская Н. Б. Децентрализованный сектор экономики в Передней Азии (по клинописным текстам Каниша и Аррапхи): Пробл. специализации общин. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. Л., 1982, с. 5-11, 32-34.


[84] - конец страницы.

сб. "Культурное наследис Востока", Л., "Наука", 1985.


Рассылки Subscribe.Ru
Новости сайта annales.info

У нас со скидками суши заказать москва всем и каждому.