186. В трех последующих фабулах собраны редкие мифы о возлюбленных Посейдона. Традиция о Меланиппе запутанна. Меланиппа, мать Беота, упоминалась в генеалогическом эпосе Асия Самосского (Str. VI, 265), где ее супругом назван Дий; Павсаний называет ее нимфой и женой Итона, сына Амфиктиона (IХ, 1, 1). Еврипиду принадлежали две трагедии о Меланиппе, так называемые «Меланиппа-узница» и «Меланиппа-философ». Пересказом первой частично является настоящая фабула. Диодор (IV, 67) связывает сюжет настоящей фабулы не с Меланиппой, но с ее внучкой Арной (эпонимом города в Беотии, упомянутого в Каталоге кораблей и отождествлялвшегося с Херонеей или с Акрефием); Феано в его рассказе названа Автолитой. Ср. также Hyg. Poet. Astr. II, 18, где рассказывается о матери Меланиппы Эвиппе, дочери Хирона, ставшей созвездием Кобылицы. Десмонта: в греческом Μελανίππη ἡ δεσμῶτις, «Меланиппа-узница», второе слово было понято как родительный падеж имени отца Меланиппы. Метапонт: у Страбона Метаб, Диодор не называет его имени; ср. также Athen. XII, 523D. Италии: в рукописи Икарии; если это не ошибка, имеется в виду не остров, а аттический дем. Беотию... Эолию: места с такими названиями на фракийском берегу Пропонтиды на самом деле существовали (St. Byz. s. v.). Согласно Диодору, Беот вернулся к своему деду и назвал его народ (живший тогда в теперешней Фессалии) беотийцами, Эол же стал править на островах к северу от Сицилии, нынешних Липарских, откуда его сыновья расселились по Италии и Сицилии; это был тот самый Эол, к которому прибыл Одиссей, отличный от Эола, сына Эллина (ср. Asclepiades in sch. κ 2).

{В переводе: «которые основали на Пропонтиде города Беотию и Эолию и назвали своими именами»; в издании 2000-го года было «которые основали на Пропонтиде и назвали своими именами Беот – Беотию, а Эол – Эолию».}

187. Возможно, пересказ трагедии Еврипида; однако двукратное подкидывание и чудесное спасение младенца заставляет гадать об ошибках и неудачных контаминациях. Трагедии «Алопа» были у Херила (F 1 Snell) и Каркина Младшего (F 1b Snell). Об Алопе упоминал Ферекид, считавший ее эпонимом Алопы в Фессалии, а также Гелланик во второй книге «Аттиды», знавший о рождении Гиппофоя (Harpocratio s. v.). О смерти Алопы от руки отца знает также Павсаний (I, 39, 3); ср. Aristoph. Aves, 559. Убил Керкиона: см. фаб. 38. Те источники, предметом внимания которых является Тесей, всегда начисто забывают об Алопе. В источник: Павсаний не знает источника, названного по имени Алопы, а только ее могилу на том месте, где ее убил отец.

188. Редкий миф, кроме Гигина упоминающийся лишь в одном месте Овидия (Met. VI, 117), в перечислении зооморфных браков Посейдона; ср. также sch. German. Arat. p. 143 Breysig. Превращение жителей целого города в животных не имеет аналогии в греческих мифах. Уместно предполагать связь мифа с комической традицией. Бисальта: сына Гелиоса и Геи, эпонима фракийского племени бисальтов (St. Byz. s. v. Βισαλτία). Остров Крумиссу: неизвестен. По конъектуре Мункера Криунес, т. е. Бараний остров.

189. О Прокриде см. Pherecydes in sch. λ 321, Apld. III, 15, 1, Ant. Lib. 41, Ovid. Met. VII, 670, Serv. Aen. VI, 445. У Софокла была трагедия «Прокрида» (F 533 Radt), у Эвбула – комедия (F 90-92 Kock), а у Филетера – комедия «Кефал». В древнейшей версии Ферекида, вероятно, отсутствовали любовь к Кефалу Эос и чудесные подарки Прокриды. Изложение Гигина являющееся самым подробным из дошедших, восходит, возможно, к тому же эллинистическому источнику, которым пользовался Овидий. Пандиона: обычно Эрехфея. Деиона: или Гермеса и Герсы, дочери Кекропа (Apld. III, 14, 3). Если Кефал, сын Деиона, и Кефал, сын Гермеса, были различными персонажами, то именно ко второму относится миф о любви Эос, похитившей его, перенесшей далеко на восток и имевшей от него сына Фаэтона. Тифона: сына Лаомедонта, которому по просьбе Авроры было дано бессмертие, но не вечная юность; ссохшись от старости, он превратился в цикаду. Измененном облике: по Аполлодору, Прокрида изменила с Птелеонтом. Диана: по Аполлодору и Антонину Либералу, Прокрида получила собаку и копье от Миноса. Лайлапа: Стремительного. Не мог убежать ни один зверь: когда Амфитрион выпустил этого пса на тевмесскую лисицу, которую не могла догнать ни одна собака, Зевс превратил обоих в камни (по Овидию, в мраморные статуи – Met. VII, 762, ср. также Paus. IX, 19, 1, Apld. II, 4, 7, Ant. Lib. 41, Palaeph. 8, Suda s. v. Τευμησία). Чтобы следить: так как она слышала, что Кефал зовет кого-то во время охоты: согласно Ферекиду – Нефелу, т. е. Облако, согласно Овидию – Авру, т. е. Ветерок. От нее Кефал ... Улисса: добавление эпитоматора, сделанное на основе окончания фаб. 125. Если Аркесий был сыном Кефала, а не Зевса, то его матерью была Климена, дочь Миния, на которой Кефал женился после смерти Прокриды, когда Ареопаг присудил его к вечному изгнанию и он переселился в Фивы, а оттуда вместе с Амфитрионом отправился на войну с телебоями; после победы над ними он получил остров Кефаллению, названный его именем, где и родился Аркесий, правивший, как и Лаэрт с Одиссеем, на близлежащих островах Ионического моря (Paus. I, 37, 6, X, 29, 6 и др.).

190. Cодержание фабулы совершенно неизвестно из других источников. Возможно, мы имеем дело с пересказом поздней трагедии, демонстрирующим переход от собственно трагедийной фабулы к приключенческому роману типа Гелиодора, а возможно, и с фрагментом неизвестного раннего романа. Фестор, отец Калханта, упоминается у Гомера (Α 101), но больше никаких сведений о семье прорицателя не имеется. Возможно, имя Калханта, не играющего никакой роли в повествовании, вообще вставлено в фабулу позднее из-за совпадения имени Фестора. Самого Фестора называли сыном Идмона (sch. Ap. Rhod. I, 139, см. прим. к фаб. 14) или сыном Аполлона и Аглаи (Tzetz. sch. Lyc. 427).

191. О Мидасе ср. Her. VIII, 138, Сonon ap. Phot. p. 130 Bekker, Cic. De divin. I, 36, Theopompus ap. Ael. Var. Hist. III, 18, Paus. I, 4, 5, Ovid. Met. XI, 85. Трудно обнаружить следы сатировских драм или комедий на этот подходящий сюжет. О Мидасе обычно вспоминают в связи с его баснословным богатством; Конон и Овидий говорит, что он вместе с Эвмолпом принял от Орфея мистерии; Конон также связывает с ним переселение фригийцев из Фракии в Малую Азию. Мигдонийский: т. е. фригийский. Идейской Матери: Matris Id[а]eae, конъектура Роуза вместо Маtris deae рукописи. Тимола: т. е. горы Тмола? Чаще Мидаса называют сыном Гордия. Марсием или с Паном: о состязании с Паном говорится у Овидия; Марсия не упоминает в связи с Мидасом никто, кроме Гигина. Ослиными: Гигином пропущена знаменитая концовка мифа, широко известная благодаря Овидию; из греческих авторов о ней рассказывали Конон и Птолемей Гефестион (Phot. p. 148A Bekker) Принял в гостях: также у Феопомпа; согласно Павсанию и Ксенофонту (Anab. I, 2, 13) Мидас специально поймал его, подвешав вино в воду источника, так что Силен заснул; согласно Конону и Овидию, его поймали и привели к царю испуганные крестьяне. Отнять драгоценный дар: почти дословная цитата из Овидия (Met. XI, 133). Хрисорроем: т. е. Златотекущим; ср. sch. Ap. Rhod. IV, 1300.

192. Фабула открывает серию катастеризмов внутри книги Гигина (192-197, не считая «Гарпалики»). Гиады, дочери Атланта, впервые упоминались в «Астрономии» Гесиода (sch. Arat. 254), где дан несколько отличный от гигинова список имен, затем у Гелланика в «Атлантиде» и у Тимея (sch. Σ 486). Тимей первым приводит историю о гибели их брата (от укуса змеи), которую рассказывает также и сам Гигин в «Поэтической Астрономии» (II, 21), ссылаясь на Мнасею из Патр (который, возможно, и выдумал эту историю, как и многие другие, если аттрибуция фрагмента Тимею неверна). Об отождествлении Гиад с кормилицами Диониса см. фаб. 182. Океаниды или Плейоны: или излишне. Согласно Тимею, мать Гиад и Плеяд звали Эфрой. Первые пять: Ферекид и Гиппий Элейский насчитывали семь. Файсила...: у Гесиода Клея и Файо вместо Амбросии и Поликсо. Поросятами: Suculae, латинское название Гиад. Буквы «ипсилон»: Υ; это же толкование было у Гелланика. Ликург изгнал с Наксоса: о чем говорилось у Ферекида (sch. Σ 486). Потому что их было больше: πλεῖον. Cр. о Плеядах прим. к Введению, 16. Смертного мужа: Сизифа. Кометой: от κόμη, волосы. Лонгодес ... в длину: латинская этимология греческого слова (от longus, длинный); вероятно, в греческом оригинале стояло λογχώδης, копьевидная. Ксифиадой ... меча: от ξίφος, меч.

193. О фракийской Гарпалике см. Verg. Aen. I, 317, Serv. ad loc. Сюжет о ней, послуживший образцом для вергилиевой Камиллы, восходит, вероятно, к неизвестному поэту александрийского времени. О другой, аркадской, Гарпалике см. фаб. 206. Гарпаликой называлась также разновидность парфения (Aristoxenus ap. Athen. XIV, 619D). Амимнейцев: у Сервия амимониев. Убита собравшимися пастухами: согласно Сервию, у могилы Гарпалики регулярно справлялись ритуалы, имитирующие битву.

194. История Ариона из Мефимны, основоположника дифирамба, время жизни которого датируется обычно VI веком до Р. Х., обработанная здесь в духе романической новеллы, не относится к мифам в узком смысле слова. Распространенную версию см. Her. I, 23, 24, Ovid. Fast. II, 83; в ней отсутствует могила дельфина и драматическое разоблачение заговорщиков. Пирант: также у Сервия (Buc. VIII, 55) и Германика (sch. Arat. 321); точнее Периандр. Манами дельфина ... распять: римские детали в греческом повествовании. Поместил Ариона и дельфина среди звезд: Арион введен в число созвездий ошибочно, может быть даже из-за созвучия с Орионом; отождествление же спасшего его дельфина с одноименным созвездием было достаточно распространено (ср. Ovid., loc. cit.); именно оно и стало причиной включения истории Ариона в мифографические сборники. По более ученой версии (Erat. Cataster. 31, sch. Germ. Arat., loc. cit.), небесный Дельфин – это дельфин, нашедший Амфитриту, скрывавшуюся у Атланта от желавшего взять ее в жены Посейдона.

195. Ср. об Орионе ε 121, λ 572, Hes. in EGF p. 89 Kinkel, Apld. I, 4, 3, Erat. Cataster. 32, Nic. Ther. 15, Serv. Aen. X, 763, Hyg. Poet. Astr. II, 34. Гигин говорит только о рождении и смерти Ориона, пропуская все мифы, говорящие о его жизни: о его жене Сиде, о сватовстве к дочери Ойнопиона, ослеплении и возвращении зрения (которому была посвящена сатировская драма Софокла «Кедалион» – TGF p. 202 Nauck, F 328-333 Radt), о любви к нему Эос, об истреблении им зверей на Крите. Гириэя во Фракии: точнее в Беотии; Гириэй был эпонимом Гирий, города в Беотии. Гесиод и Ферекид (loc. cit.) считали Ориона сыном Посейдона и Эвриалы. Посейдон дал ему возможность ходить по морю, то ли по его поверхности (так у Эратосфена, Гигина в «Поэтической астрономии» и в схолиях к Никандру), то ли, благодаря гигантскому росту, прямо по дну (Verg. Aen. X, 763). Она убила его: на Делосе; или за то, что он вызвал ее на состязание в метании диска, или за то, что он изнасиловал гипербореянку Опис из ее свиты. По другой версии, он умер от укуса скорпиона, произведенного на свет Геей, разгневанной угрозой Ориона истребить всех зверей на земле; Артемида же и Лето часто охотились вместе с Орионом и именно они просили Зевса превратить его в созвездие. Вместе с Орионом стали звездами и укусивший его Скорпион, и Пес, с которым он охотился, и Заяц, на которого он охотился. С Орионом связывают и созвездие Проциона, Малого Пса (Erat. Cataster. 42), так что сцена его охоты, восходя целиком, занимает треть видимого небосвода.

196. О превращении богов в Египте в зверей см. Apld. I, 6, 3, Nicander ap. Ant. Lib. 28, Ovid. Met. V, 321, Porphyr. De abstinentia, III, 16. Роуз предполагает, что Никандр был первым, изложившим этот явно неклассический, с его точки зрения, миф. Тифона: см. фаб. 152. Козу: сapram, греч. αἶγα; конечно, Гигину следовало перевести козла. Козерог: по более почтенной версии, восходящей к «Критской поэме» Эпименида (Erat. Cataster. 27, также Hyg. Poet. Astr. II, 28, Nigidius Figulus in sch. Germ. Arat. p. 87 Breysig), Козерог – это не просто Пан, а Эгипан, сын козы Амалфеи и молочный брат Зевса, обративший в паническое бегство титанов звуком найденной им раковины.

197. Фабулу следовало назвать не Venus, Венера, а Dea Syria, Сирийская богиня; связанная с образами Астарты и Афродиты, она не имела развитой мифологии и являлась объектом низовых экстатических культов (ср. о бродячей секте ее поклонников Luc. Lucius, 35-41). Самым ранним автором, упоминающим ее, является Нигидий Фигул (p. 126 Swoboda). Трактат De Dea Syria есть у Лукиана. Ее дочерью была Семирамида. Превосходила прочих честностью и справедливостью: мотивировка, позволяющая предполагать наличие эвгемеристического источника о Сирийской богине.

198. С этой фабулы начинается собрание мифов о превращениях (главным образом в птиц) внутри сборника Гигина. O Нисе и Сцилле см. Apld. III, 15, 8, Aesch. Choeph. 612, Paus. I, 19, 5, sch. Eur. Hipp. 1200, [Verg.] Ciris, Ovid. Met. VIII, 6, Serv. Buc. VI, 74. Неизвестно, какой Сцилле, мегарской или италийской, были посвящены произведения Стесихора (F 43 Page) и Тимофея Милетского (F 17 Page); возможно, первое – италийской, а второе – мегарской. Сами мегарцы отрицали войну с Миносом и взятие их города (Paus. I, 39, 6), так что миф о Нисе имеет, вероятно, аттическое происхождение. У Миноса, шедшего на Афины, не было причин воевать с Мегарами; согласно Сiris (46) Минос напал на Ниса за то, что тот предоставил убежище бежавшему с Крита Полииду (таким образом дублируется сюжет о войне Миноса с Кокалом из-за Дедала). Марса: так только у Гигина. Деиона: ошибка вместо Пандиона. Бросилась в море: или, согласно Аполлодору и схолиям к Еврипиду, Минос бросил ее в море, связав ноги (отчего она и стала рыбой); согласно Овидию Минос, возмущенный поступком Сциллы, заключил мир с Нисом, а она бросилась в море, пытаясь догнать его корабли. Скопу: Pandion haliaёtus (Пандион – имя деда Сциллы), лат. aquila marina, морской орел (то же значит и греческое ἁλιάετος). Губаном: лат. ciris, греч. κίῤῥις; идентификация этой рыбы неясна, возможно, судя по описанию Оппиана (Hal. I, 129), представитель семейства Labrides. Овидий и автор поэмы Ciris ошибочно превращают Сциллу в птицу, а не в рыбу. Согласно Павсанию (II, 34, 7), Сцилла вообще ни в кого не превратилась; ее тело было выброшено морем на мыс в Арголиде, который с тех пор называется Скиллейским (крайняя восточная оконечность Пелопоннеса). Хватает и разрывает когтями: скопа на самом деле охотится, камнем падая на рыбу.

199. О Главке, Сцилле и Кирке ср. Ovid. Met. ХIII, 749. Гомеровское описание Сциллы, равно как и ранние генеалогии, делающие ее дочерью Форкия или Гекаты (см. прим. к фаб. 125) явно противоречат традиции о ее превращении; вероятно, она восходит к местным мифам области города Скиллетия в Великой Греции (между Кротоном и Локрами Эпизефирскими), на берегу Скиллейского залива, в который впадает и река Кратеид (Plin. Hist. Nat. III, 73, Solinus, II, 22, Mart. Cap. p. 313, 13 Dick). Уже Ликофрон (665) называет ее μιξοπάρθενος κύων, полудева-полусобака. Испортила воду снадобьями: согласно Цецу (sch. Lyc. 45) это сделала Амфитрита, мстя за то, что со Сциллой сочетался Посейдон. Родились псы: сanes sunt nati, неудачный перевод греческого ἔφυσαν или ἐγένοντο; следовало сказать появились. Отомстила... похитив спутников... Улисса: подразумевается, что его любила Цирцея.

200. О Хионе см. Hes. F 64 M.-W., Ovid. Met. XI, 291; Гигин почти во всем согласен с Овидием. Филонидой: согласно Ферекиду (sch. τ 432), Филонида жила на Парнасе и была матерью Автолика и Филаммона, но дочерью Деиона, а не Дедалиона, которого Овидий называет братом Кеика, царя Трахины, сыном Эосфора или Фосфора, сына Астрея и Эос; согласно Конону (Phot. p. 132A Bekker) Филонида была дочерью Эосфора и Клеобои и жила в Форике в Аттике. В одну ночь: согласно Овидию, Гермес – днем, а Аполлон – ночью. Филаммона: у самого Гигина в фаб. 161 назван сыном Аполлона от Левконои, дочери Люцифера (т. е. Фосфора). Был превращен: согласно Овидию, бросившись с Парнаса.

201. Рассказ Гигина об Автолике самый связный и подробный из дошедших. Ср. Κ 266, τ 392, Apld. II, 4, 9, II, 6, 2, Soph. Ai. 190, Philoct. 417, Ovid. Met. ХIII, 31. У Еврипида была сатировская драма «Автолик» (F 282-292 Snell). Автолик обучал молодого Геракла борьбе, но он же потом угнал стада Эврита, за что Гераклу пришлось расплачиваться (Apld. loc. cit.). Его дочерью была не только Антиклея, но и Полимеда, мать Ясона. Маленького Одиссея привозили к нему на Парнас и именно Автолик дал ему его имя, означающее ненавистный, потому что его всегда ненавидели люди. Имя самого Автолика, значащее примерно сам волк, говорит, возможно, об оборотничестве; волк также является вором, похищающим скот. Сделал отметки на копытах: согласно Полиэну (Strat. VI, 52), выбил свинцовыми литерами Αὐτόλυκος ἔκλεψεν, Автолик украл. «Сизифовым»: традиция о Сизифе как отце Одиссея вряд ли древнее трагиков.

202. Матерью Асклепия называют также мессенянку Арсиною, дочь Левкиппа (сестру Фебы и Гилаиры, см. фаб. 80), см. Apld. III, 10, 3, Asclepiades in sch. Pind. Pyth. III, 14, Paus. IV, 3, 2, IV, 31, 12 (где говорится, что особенно упорно этой версии придерживались сами мессенцы). Гесиод (sch. Pind. loc. cit.) в одном месте называл мать Асклепия Коронидой, а в другом Арсиноей, причем указывал, что у Арсинои родилась еще дочь Эриопис. Однако большинство источников (Нom. Hymn. 15, 1, Pind. Pyth. III, 14, Ap. Rhod. IV, 616, Diod. Sic. IV, 71, 1 и др.), а также местная традиция Эпидавра (Paus. II, 26, 3-7), главного культового центра Асклепия, подкрепленная возвещенными дельфийской пифией словами самого Аполлона (который не мог не знать матери своего сына – редкий случай вмешательства бога в мифографический спор), высказываются в пользу Корониды. В гимне Исилла, обнаруженном при раскопках Эпидавра, говорится, что Коронида была дочерью эпидаврийца (а не фессалийца) Флегия от Клеофемы, дочери музы Эрато, выданной Зевсом за эпидаврийца Мала. Асклепию был посвящен мелос Телеста Селинунтского (F 2 Page), а также многочисленные гимны и пеаны. Исхий: или Альционей (Ant. Lib. 20) или Лик (Lact. Plac. ad Theb. III, 506, II Myth. Vat. 128). Обычно говорится, что Коронида сознательно предпочла смертного. Вырезав из ее чрева: и выхватив из ее погребального костра; согласно Павсанию (II, 26, 6) это сделал Гермес. Воспитал его: точнее, передал на воспитание Хирону. Ворона: этот ворон провинился не только тем, что не уберег Корониду, но и тем, что принес богу дурное известие. Само имя Коронида того же корня, что и слово κορώνη, ворона.

203. О Дафне ср. Ovid. Met. I, 452, Paus. VIII, 20, 1, X, 7, 8. Пенея: элейского, а не фессалийского (как ошибочно полагал Овидий – I, 568), в который впадает и одна из рек по имени Ладон, дочерью которой также называли Дафну. В Элиде существовал миф о любви к Дафне и трагической гибели Левкиппа, сына Эномая, брата Гипподамии (Paus. loc. cit.). У Земли: согласно Овидию, у своего отца. Приняла ее в себя: eam recepit in se, т. е. разверзлась и поглотила Дафну, а потом на этом месте вырос лавр, а не так, как это описывается у Овидия.

204. Миф о Никтимене сохранился только в латинских источниках (Ovid. Met. II, 589, Ibis 360, Lact. Plac. ad Stat. Theb. III, 507, I Myth. Vat. 98, II Myth. Vat. 39). Эпопея, царя Лесбоса: согласно Лактанцию и II Ватиканскому мифографу, Никтея, царя эфиопов.

205. Об охотнице Арге (т. е. Быстрой) не говорит ни один письменный источник, кроме Гигина, однако имеется несколько ее изображений на вазах (см. Roscher W. H. D. Ausführliches Lexicon der griechischen und römischen Mythologie, s. v.).

206. Ср. об аркадской Гарпалике Parth. 13 (со ссылками на «Фракийца» Эвфориона Халкидского и Дектада), Ovid. Ibis, 430. Как следует из многочисленных различий, рассказ Гигина вряд ли восходит к Эвфориону. Данная фабула также, как и предыдущие, относится к разряду метаморфоз, так как в конце концов Гарпалика превратилась в птицу χαλκίς (вероятно, Pica maritima или Coracias garrula, сизоворонка, ракша; ср. Ξ 291 о птице, которая называется χαλκίς на языке богов и κύμινδις на языке людей). О другой, фракийской, Гарпалике см. фаб. 193. Сын Схойнея, царь Аркадии: согласно Эвфориону и Овидию, сын Телея, аргосец. Ребенка: согласно Эвфориону, своего младшего брата. Убил свою дочь: согласно Эвфориону, она превратилась в птицу, а Климен покончил с собой.

207. 207-218. Фабулы утрачены в рукописи, а их названия восстановлены по предпосланному ей перечню. Значительная часть их, как явствует из заглавий, также связана с превращениями. Макарей: о любви и трагической гибели Макарея, сына Эола, и его сестры Канаки см. фаб. 242, Ovid. Her. 11. Этой любви были посвящены, вероятно, трагедии Еврипида и Ликофрона («Эол», F 1a Snell); о ней упоминалось в комедии Антифана «Эол» (F 18-19 Kock) и, возможно, Эрифа (F 1 Kock). Возможно, у комедии был счастливый конец? Согласно Аполлодору (I, 7, 4) Канака имела пятерых сыновей от Посейдона, в том числе Алоэя, отца Алоадов, и Триопа, отца Эрисихтона (Call. Hymn. VI, 100). Другой Макарей, сын Кринака, был царем Лесбоса (Diod. Sic. V, 81 и др.).

208. Родос: дочь Посейдона от Галии, сестры родосских тельхинов (Diod. Sic. V, 55-56), или от Афродиты, или от Амфитриты (Herodorus in sch. Pind. Ol. VII, 25), родившая от Гелиоса родосских Гелиадов (Diod. Sic. loc. cit., sch. Pind. Ol. VII, 131). Возможно, в фабуле рассказывалось не о ней, а о возникновении Родоса из моря по воле Гелиоса (sch. Pind. Ol. VII, 111).

209. Кирена: дочь реки Пенея, охотившаяся вместе с Артемидой, подарившей ей собак, была похищена Аполлоном, который влюбился в нее, когда она поборола льва, и увез на колеснице, запряженной лебедями, в Ливию, где она стала матерью Аристея и эпонимом города Кирены (Pind. Pyth. IX, 6, Acesander in sch. ad loc., Pherecydes in sch. Ap. Rhod. II, 500, Сall. Hymn. Dian. 206).

210. Гекатея: неизвестна. Возможно, речь шла о Гекате, которую Ферекид (sch. Ap. Rhod. III, 467) называл дочерью Аристея, упоминавшегося в предыдущей фабуле.

211. Герса: дочь Кекропа, мать Кефала от Гермеса (см. фаб. 166, 189). В ее честь, согласно аттидографу Истру (sch. Aristoph. Lys. 642, также Hesych., Phavorin., Suda s. v. Ἀῤῥηφορία vel Ἐῤῥηφορία), в Афинах справлялось торжественное шествие. Само слово ἕρση значит роса.

212. Эндимион: возможно, в фабуле говорилось о любви к нему Селены и его вечном сне (см. фаб. 271, также Apld. I, 7, 5, sch. Ap. Rhod. IV, 57, Plat. Phaed., 72 C). Этому была посвящена комедия Алкея «Эндимион» (F 10-13 Kock). Cогласно Павсанию (V, 1, 5), у Селены и Эндимиона было 50 дочерей (т. е. пятьдесят лунных месяцев, проходивших от одной Олимпиады до другой – ведь Эндимион был царем Элиды). Согласно другой версии, Эндимион был погружен Зевсом в вечный сон за попытку овладеть Герой, когда Зевс за его красоту взял его на небо (sch. Ap. Rhod. loc. cit., sch. Theocr. III, 49). Аполлодор и Павсаний приводят также и сведения о вполне обычной земной судьбе Эндимиона.

213. Атис: трудно сказать, какой вариант мифа об Аттисе излагался у Гигина, скорее всего, тот же, что у латинских поэтов (Ovid. Fast. IV, 223, Cat. 63). Два совсем других варианта см. Paus. VII, 17, 9.

214. Нарцисс: Роуз считает, что следующий отрывок из Лактанция Плацида (sch. Stat. Theb. VII, 341) демонстрирует присущие Гигину особенности языка и мог быть заимствован из него близко к тексту: Нарцисс был страстным охотником. Утомленный охотой, он пришел к ручью, чтобы утолить жажду. В ручье он увидел свое отражение и влюбился в него, считая его чужим, и поскольку он начал от любви к нему чахнуть с каждым днем, то превратился в цветок того же имени. Ср. о Нарциссе Paus. IX, 31, 8 (где фигурирует его сестра-близнец), Ovid. Met. III, 341 (где любовь к самому себе постигает Нарцисса в наказание за отвергнутую им любовь Эхо).

215. Гермафродит: возможно, излагался тот же миф, что у Овидия (Met. IV, 288); однако, в фабуле 271 говорится, что его настоящее имя было Атлантий, чего нет у Овидия. Неизвестно, чему была посвящена комедия Посидиппа «Гермафродит» (F 11 Kock). Археологические находки позволяют заключить, что Гермафродит почитался иногда как бог; в Алопеке в Аттике находилось его святилище.

216. Эвридика: вероятно, излагался знаменитый миф об Орфее, не упоминающийся у Гигина в других местах (ср. вставку из Фульгенция между фабулами 164 и 165). Об Орфее и Эвридике см. Apld. I, 3, 2 Paus. IX, 30, 6, Con. 45, Verg. Georg. IV, 454, Ovid. Met. X, 8 и др. Трагедию об Орфее написал Аристий (F 4a Snell), комедию – Антифан (F 180 Kock).

217. †Малей: неизвестен.

218. Гиакинф: см. о нем Apld. I, 3, 3, III, 10, 3, Paus. III, 1, 3, 19, 4, Nic. Ther. 901, Ovid. Met. X, 162, Serv. Buc. III, 63 и др.

219. Возможно, пересказ трагедии Еврипида, жившего при дворе македонского царя, по имени также Архелая, и написавшего об их малоизвестном родоначальнике, опираясь, возможно, на местные македонские предания. На этой фабуле оканчивается собственно собрание мифов, уступая место разнообразному каталогическому материалу, большая часть которого, вероятно, добавлена позднее составления первой редакции книги.

220. Случайно попавшая в сборник мифов типичная басня, причем латинского происхождения, что явствует из ее конца, где слово homo, человек, производится от humus, земля. Среди действующих лиц греческих басен не встречаются ни Сатурн-Крон, ни Земля, ни главный персонаж данной фабулы, Забота, лат. Сura, имя которой затруднительно перевести на греческий; редок в греческой басне и этимологический мотив. Таким образом, фабула является редким образцом латинской прозаической басни (в отличие от стихотворных переложений с греческого Федра и Бабрия), вероятно позднего происхождения (так как Юпитер является в ней подателем души и ее хозяином после смерти). Греческие эзоповские басни о сотворении человека обычно куда более желчны и сатиричны (ср. басни 102, 104, 107, 110, 111, 228 Hausrath; на последнюю басню ссылается Гораций – Carm. I, 16). Поскольку дал душу...: легко восполнимая лакуна в рукописи: то после смерти получишь душу, а ты, Земля, поскольку дала тело, после смерти...





























































Написать нам: halgar@xlegio.ru