Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Плиний Старший
Естественная история

Книга вторая

(Компиляция переведенных фрагментов)

РГИ: В первой книге ЕИ Плиний дает перечень авторов (сначала римских, потом греческих), которые послужили ему источником для каждой книги. Для II книги упомянуты: ЕХ AUCTORIBUS: М. Varrone. Sulpicio Gallo. Tito Caesare Imperatore. Q. Tuberone. Tullio Tirone. L. Pisone. T. Livio. Cornelio Nepote. Seboso. Caelio Antipatro. Fabiano. Antiate. Muciano. Caecina qui de Etrusca disciplina. Tarquitio qui item. Iulio Aquila qui item. Sergio Plauto. EX TERNIS: Hipparcho. Timaeo. Sosigene. Petosiri. Nechepso. Pythagoricis. Posidonio. Anaximandro. Epigene. Eudoxo. Democrito. Critodemo. Thrasyllo. Serapione gnomonico. Euclide. Coerano philosopho. Dicaearcho. Archimede. Onesicrito. Eratosthene. Pythea. Herodoto. Aristotele. Ctesia. Artemidoro Ephesio. Isidoro Characeno. Theopompo. Об этих индексах авторов см. подробнее: Brunn Н. 1856; Rabenhorst 1906, 567-603; Klotz 1906; Klotz 1907, 323-329. II книга посвящена космологии, климату, форме и размерам Земли, природным явлениям на земле и на море. О космологических идеях Плиния см.: Kroll 1930; Beaujeu 1949, 40-42 (в основе лежат стоические идеи). Подробный комментарий ко II книге ЕИ см.: Campbell 1936, 51-91.

I: 1, 2, 3, 4. II: 5. V: 13, 14, 15, 18, 27. VI: 31. IX: 53. XXIII: 93, 94. XXXVIII: 103. XLVI: 119. LI: 135. LVI: 146.
LXIII: 154, 155, 156, 157, 158, 159. LXIV: 160. LXV: 161, 162, 163, 164, 165. LXVI: 166. LXVII: 167, 168, 169, 170. LXVIII: 171, 172, 173, 174, 175. LXIX: 176. LXX: 177. LXXI: 178, 179.
LXXII: 180. LXXIII: 181. LXXIV: 182. LXXV: 183, 184, 185 (LXXVI). LXXVII: 186, 187 (LXXVIII). LXXVIX: 188. LXXX: 189, 190.
LXXXI: 191, 192. LXXXII: 193, 194, 195. LXXXIII: 196. LXXXIV: 197, 198. LXXXV: 199. LXXXVI: 200. LXXXVII: 201. LXXXVIII: 202 (LXXXIX). LXXXIX: 203.
XC, XCI: 204. XCII, XCIII: 205. XCIV: 206. XCV: 207, 208. XCVI: 209. XCVII: 210. XCVIII: 211. XCIX: 212, 213, 214. CV: 224.
CVI: 226, 231. CX: 236. CXII: 242, 245, 246.


ИДР–04

I.1. Вселенная и все, что объемлется небесным сводом, каким бы именем оно ни называлось, по общему мнению божественна, вечна, беспредельна, никогда не имела начала и не будет иметь конца. Что находится за ее пределами — постичь человеку не дано и не укладывается в понимание.


ИДР–04

Литичевский 1997

I.2. Она священна, вечна, безгранична, вся в себе, — мало того, что образует целое, — одновременно предельна и не имеет предела, все определяет и трудно определима, замыкает в себе все, что внутри и снаружи, она и творение природы и сама природа одновременно.

I.2. … [мир] одновременно и творение природы и сама природа …


ИДР–04

I.3. Уму непостижимо, к каким результатам пришли те, что отважились заняться ее измерением и их изложить; другие (исследователи), уже на основании их данных, учили о множественности миров, предполагая или разновидности устройства природных начал, или — если всем правит единый принцип природы — множество солнц, лун и несчетное количество небесных тел, как бы уже в этой единой вселенной; будто не всегда одинаково приведет к пределу мышления стремление постичь ее до конца, или если беспредельность всех природных начал приписать творцу — будто легче познать единую вселенную, тем более что (познание) это неимоверно сложно.


ИДР–04

I.4. Ведь просто безумие исследовать внешнее, будто принципы целостного устройства природы уже познаны, будто измерить ее границы способен тот, кто и себя-то не знает толком, будто человеческий разум в состоянии: воспринять то, что выходит за ее пределы.


ИДР–04

II.5. По форме вселенная имеет вид совершенной окружноети, потому-то люди и называют ее сферой; это вытекает из самих свойств вещей не только потому, что такая форма во всех частях обращена на самое себя и сама в себе пребывает, себя ограничивает и объединяет, не нуждаясь ни в каких соединениях, в любой части не имея начала и конца, и не только потому, что будучи приведена в движение, тотчас начинает вращаться, настолько она для этого приспособлена — но это очевидно и для зрения, которое всегда подтвердит взаимосвязь центра с поверхностью, что невозможно ни для какой другой формы.


Феофраст-прим.

V.13. [говорит об этом хироновом панаке, что он] получил свое имя от того, кто его нашел.


Литичевский 1997

II.V.14. … каким бы ни был бог, даже если он нечто иное, чем мир, и где бы он ни был, он есть весь ощущение, весь видение, весь слух, весь одушевленность, весь дух, весь он сам…

Материалисты Древней Греции, М., 1955. стр. 143. Пер.: А.О. Маковельский (= Маковельский А.О. Демокрит // Известия Азербайджанского университета. Вып. 6-7. Гуманитарные науки. Баку, 1926).

V.14. Верить в бесчисленных богов... или, как было угодно Демокриту, всего только в двух [богов]: Кару и Милость.


Литичевский 1997

V.15. …хрупкая и страдающая порода смертных, имея ввиду свою собственную слабость, все разбивает на части (in partes) для того, чтобы каждый мог почитать по отдельности (portionibus) то, в чем он больше всего нуждается…


Лосев57.

V.18. Для смертного помогать смертному — есть бог, и это есть путь к вечной славе.


Литичевский 1997

II.V.27. … даже бог не может всего — не может убить себя, даже если бы хотел этого (...), ни подарить смертным вечность, ни возродить мертвых, ни сделать так, чтобы человек, уже проживший жизнь, (никогда) не жил бы, ни так, чтобы с почетом уже выполнивший свой долг, не выполнил — он не имеет никакой власти над прошлым, кроме того, что можем его предать забвению (...), не может сделать так, что бы дважды десять не равнялось двадцати, и не может многих других подобных вещей: все это безусловно показывает могущество природы, и что она и есть то самое, что мы называем богом…


Г. Е. Куртик. О происхождении названий греческих зодиакальных созвездий // Вопросы истории естествознания и техники. 2002. № 1.

ФРГФ.

VI. 31. Наклон (Зодиака), как передают, первым постиг Анаксимандр Милетский в 58-ю олимпиаду (548–545 гг. до н.э.), тем самым отворив двери (к познанию) вещей. Затем созвездия на нем (т.е. Зодиаке) [открыл] Клеострат, причем первыми [созвездиями] Овен и Стрелец.

VI.31. [после Анаксимандра]: Затем [= после 548—545 гг. до н.э.] созвездия на нем [Зодиаке] открыл, как передают Клеострат, причем первыми [созвездия] Овна и Стрельца.


ФРГФ.

IX.53. У греков первым исследовал [причину затмений] Фалес Милетский в четвертый год XLVIII олимпиады [585—584 г. до н.э.], предсказав затмение солнца, которое произошло при царе Алиатте, в год от основания Рима CLXX.


Литичевский 1997

IX.55. … было бы в одинаковой степени чудом найти причину всех вещей или знать причину какой-то из них…


Таронян:

XXIII. 93. (...) Комета почитается в одном месте во всем мире — в храме в Риме. Божественный Август сам счел ее чрезвычайно счастливым предзнаменованием для себя, так как она появилась в начале его деятельности, во время игр, которые он устраивал в честь Венеры Прародительницы вскоре после смерти своего отца Цезаря, состоя в учрежденной Цезарем коллегии.


Таронян:

XXIII. 94. Об этом радостном явлении он сообщает в следующих словах: «В те самые дни, когда я устраивал игры, в области неба под Семизвездиями в течение семи дней была видна комета. Она появлялась около одиннадцати часов дня, была яркой и видной на всей земле. В народе сочли эту комету знаком того, что душа Цезаря принята в число божественных сущностей бессмертных богов. Поэтому к изображению его головы, которое мы вскоре посвятили на Форуме, был придан этот отличительный знак». Это он заявлял во всеуслышанье, но втайне с радостью истолковал так, что появление кометы относится к нему и что это он появляется в ней, — и, если признавать правду, это было спасительным для мира.1) (...)


1) Патрицианский род Юлиев, к которому принадлежал Гай Юлий Цезарь, переселился в Рим из города Альба Лонга (в Лации) при третьем римском царе Тулле Гостилии, который завоевал Альбу Лонгу и переселил ее жителей в Рим. Юлии считали себя потомками Венеры (Афродиты), особенно пропагандировал божественное происхождение рода Юлиев Гай Юлий Цезарь с самого начала своей политической деятельности (Цицерон и другие не без язвительности называли Цезаря «потомком Венеры»), По римской версии мифа, троянский герой Эней, сын смертного Анхиса и богини Афродиты, после взятия Трои греками, обосновался с семьей и спутниками в Лации и стал царем. Его сын Асканий, или по другой версии Иул (еще по другой версии Иул был сыном Аскания), основал город Альбу Лонгу и стал ее царем. Потомками Иула были Ромул и Рем, основатели Рима. Таким образом Афродита-Венера (через сына Энея) считалась родоначальницей римского народа и (через Иула) рода Юлиев (Iulii; Вергилий говорит, что Иул — Iulus — в Трое носил имя Ил — Ilus).

После решительной победы над Помпеем в сражении при Фарсале (48 г. до н.э.) Цезарь, по обету, данному им в ночь перед сражением, построил храм Венере Прародительнице (это был новый культ), который был посвящен 24 или 25 сентября 46 г. до н.э. (см. примеч. 2 к XXXV, 26); вместе с тем Цезарь учредил коллегию для устройства ежегодных игр в честь Венеры Прародительницы (как считают, первоначально коллегия состояла только из членов рода Юлиев). Диктатор Цезарь был убит заговорщиками 15 марта 44 г. до н.э. Гай Октавий, внучатый племянник Цезаря, был усыновлен Цезарем по его завещанию и стал называться Гай Юлий Цезарь Октавиан (титул «Август» он получил позднее, в 27 г. до н.э.).

Комета, о которой идет здесь речь, появилась 23 сентября 44 г. до н.э., во время игр в честь Венеры Прародительницы, устроенных Августом (Галлей отождествлял ее с кометой 1680 г., которая появлялась и в 1759 г.). — Семизвездия — Большая и Малая Медведицы. — Следовательно, во всяком случае, в 44 г. до н.э. эти игры справлялись еще в сентябре. Затем Август перенес их на июль (с 20 по 30 июля; первые 7 дней были посвящены театральным зрелищам, остальные 4 — цирковым) — по-видимому, в связи с тем, что в 44 г. до н.э. прежний месяц «Квинтилий» был в честь Юлия Цезаря переименован в «июль» (по мнению Т. Моммзена — вследствие введения юлианского календаря; но юлианский календарь был введен уже в 45 г. до н.э., а комета появилась 23 сентября 44 г. до н.э., во время этих игр). Встречается замечание, что по Плинию (с указанием на это место) комета появилась 20 июля 44 г. до н.э. (т. е. в первый день перенесенных на июль игр), но, как видно по тексту Плиния, такого заключения сделать нельзя. Римляне разделяли сутки на день, от восхода до заката солнца, и ночь, от заката до восхода, по 12 ч, причем в зависимости от времени года продолжительность часов была разной (например, в летнее время продолжительность дневного часа составляла около одного часа с четвертью, и соответственно ночные часы были короче). Точно определить время около одиннадцати часов дня (для 23 сентября) затруднительно (приблизительно около 18 ч 30 мин), и обычно переводят «за час до заката солнца» (самый длинный день кончался в 19 ч 33 мин). Это время называют и другие источники (только Плутарх, «Цезарь», 69, говорит «в течение семи ночей»). Плиний сообщает (II, 178), что одно созвездие при Августе назвали «Троном Цезаря» (по мнению некоторых, «Трон Цезаря» у Плиния оказался созвездием по ошибке, из-за путаницы в «карточках», т. е. сделанных Плинием выписках; считают, что так была в действительности названа беззвездная область неба, — ее локализуют под левой передней лапой Большой Медведицы; считают также, что комету не следует путать с Троном Цезаря).

В 42 г. до н.э. «по решению сената и римского народа» Цезарь был обожествлен.— Это первый случай обожествления в Риме, если не считать обожествления исчезнувших Энея и Ромула (Ромул стал богом Квирином). После Цезаря были обожествлены Август, Клавдий, Веспасиан, Тит и затем каждый принцепс (если он не был осужден на «забвение» — damnatio memoriae). Плиний здесь (II, 94) говорит inter deorum immortalium numina — в число божественных сущностей бессмертных богов (точное значение слова numen не установлено). — В этом же году триумвиры решили воздвигнуть храм божественного Юлия (Divus Iulius), но, по-видимому, храм был построен и посвящен Августом в 29 г. до н.э. (см. примеч. 3 к XXXV, 27). Август посвятил в храм Цезаря колоссальную бронзовую статую Цезаря с позолоченной звездой на голове. Только Дион Кассий (XLV, 7) говорит, что Август поставил эту статую в «храм Афродиты» (т. е. Венеры Прародительницы). Некоторые, ссылаясь на Диона Кассия и на данное место Плиния, считают, что эта статуя Цезаря была поставлена перед храмом Венеры Прародительницы на Форуме Цезаря, но это, по-видимому, неверно, поскольку Плиний говорит «на Форуме», имея в виду, вероятно, Римский форум, где находился храм Цезаря, и на сохранившейся монете Августа изображен храм Цезаря со статуей между колоннами и шестиконечной звездой в центре фронтона. Выделение на этой монете звезды (изображающей комету), которая отделена от головы антаблементом, по-видимому, можно рассматривать как подтверждение сообщения Плиния о культе кометы (именно в храме Цезаря в Риме). В других источниках нет ясного сообщения об этом культе кометы, хотя ссылаются на упоминание об этом у Юлия Обсеквенса (67 = CXXVIII), который пишет, что эту комету (хвостатую звезду) решено было посвятить (consecrari) божественному Юлию как отличительный знак на голове (латинское слово consecratio употреблялось также в значении греческого «апофеоз» — «обожествление»). Об этой комете («звезде») в связи с Цезарем и его изображении со звездой сообщают многие авторы, начиная с Горация, а Овидий завершает свои «Метаморфозы» (XV, 745 слл.) апофеозом Цезаря. Из какого произведения Августа приводит здесь Плиний этот отрывок, точно не известно, но скорее всего — из большой автобиографии Августа, о которой упоминает Светоний (Август, 85, ср. 2 и 74). Замечание Плиния о том, что Август втайне истолковал появление кометы как счастливый знак для него самого, может быть, не лишено основания, — например, Август носил на верхушке своего шлема звезду, которую Вергилий (Энеида, VIII, 681) называет «отцовской звездой» (т. е. звездой Юлия Цезаря), но, может быть, сам Август считал ее «своей». Обычно появление кометы считалось зловещим предзнаменованием.


Клавдий Клавдиан. Полное собрание латинских сочинений (примечания, стр. 671). Пер. Р.Л. Шмаракова.

XXXVIII.103. У патавинцев при горячих источниках рождается зеленая трава.


Плиний Старший. Естественная история. Книга IV. О странах Европы. Прим. 66. Перевод Б.А.Старостина // Вопросы истории естествознания и техники, 2007, № 3.

XLVI.119. Со стороны захода Солнца в день зимнего солнцеворота — юго-западный ветер (Africus).


Латышев.

РГИ.

LI.135. Зимой и летом молнии редки по противоположным причинам: зимой потому, что уплотненный воздух сгущается еще более толстым слоем облаков, и все испарение земли, застывшее и замерзшее, осушается, сколько ни принимает огненного жара. Это обстоятельство делает Скифию и окружающие [ее] холодные области свободными от ударов молний,2) а чрезмерная жара, с другой стороны, делает то же для Египта, так как горячие и сухие испарения земли редко сгущаются и производят только легкие и слабые облака.

LI. 135. Зимой и летом молнии редки и притом по причинам прямо противоположным: именно, зимой и без того густой воздух еще более сгущается более толстым слоем облаков, и все земные испарения, холодные и ледяные, уничтожают все получаемые ими огненные элементы. По этой причине Скифия и окружающие ее покрытые льдом страны свободны от ударов молний...1)

1) [В противоречии с этим сообщением, основанным на отвлеченных измышлениях, находится сообщение Геродота о том, что грозы в Скифии летом очень часты, а зимой вызывают изумление (IV, 28)].

2) Скифия и Египет приведены здесь, по-видимому, как примеры двух противоположных климатов — холодного и жаркого, при которых молнии редки. При этом Плиний, обобщая и теоретизируя, опускает то обстоятельство, что в Скифии бывает также лето (возможно, даже теплое). Более взвешенную точку зрения высказывал Геродот (IV, 28). Он писал, что зимой это явление столь редко, что вызывает изумление, летом же сильные грозы в Скифии бывают часто. Необычность грозы зимой была отмечена и Лукрецием (VI, 360-361):

Frigore enim desunt ignes, ventique calore
Deficiunt, neque sunt tarn denso corpore nubes.

(«Ведь при морозе отсутствуют молнии и ветры
лишены тепла, а облака не столь густы»).

В. Кроль полагал, что эта традиция идет от Посидония — греческого философа, историка и исследователя природы конца II — первой половины I в. до н.э. (Kroll 1930, 37-38; ср. Beaujeu 1950, 212). О Посидонии как источнике Плиния, который упоминает его дважды, см.: Detlefsen 1909, 167-168.


Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. Божественный Август. Прим. 215. Перевод М.Л.Гаспарова.

LVI.146. [Молния] не поражает листву лавра и никогда не проникает в землю глубже, чем на пять футов; поэтому люди робкие считают надежнейшим укрытием глубокие погреба, а также палатки из тюленьих шкур: дело в том, что из всех морских животных только тюленя не поражает молния, как из птиц — орла, который поэтому и считается носителем перунов.


ИДР–04

Литичевский 1997

LXIII.154. Спустимся на землю, для которой, единственной из всех творений природы, за величайшие благодеяния находим мы почтительное материнское название. Для людей она то же, что небо для небожителей, она дает нам приют при рождении, кормит произведенных на свет, однажды рожденных постоянно поддерживает, наконец, отвергнутых уже остальной природой, укрывает она нас в недрах с такой заботой, на какую способна лишь любящая мать, и не больше отличает она (людей), отмеченных заслугами, воздавая поровну что нам, что им; кроме того, неся на себе наши памятники и эпитафии, продлевает она имена наши и сохраняет память о нас вопреки быстротечному времени, и, сердитые на какого-либо покойника, именно к ее божеству обращаемся мы, призывая землю быть ему камнем, будто не знаем, что она, единственная, не держит зла на человека.

XLIII.154. Одна лишь Земля из всех частей природы своими выдающимися благодениями заслужила того, что ее почитают под именем матери. Она принадлежит человеку в такой же степени, в какой небо принадлежит богу... Она последнее божество, к которому мы взываем во гневе, чтобы земля была тяжелой для тех, кого уже нет, как будто не знаем, что она одна никогда не гневается на человека.


ИДР–04

Литичевский 1997

LXIII.155. Вода собирается в дождь, замерзая, выпадает градом, вздымается волнами, низвергается штормами; воздух сгущается в облака, свирепствует бурей; земля же — радушна, снисходительна, милостива, вечная кормилица смертных, которая либо по принуждению, либо по своей воле родит и производит такие запахи и ароматы, такие соки, такие лакомства, такие украшения! С какой щедростью сторицей возвращает она то, что в нее вкладывают, взращенное употребляет нам во благо! Вредные же растения, имеющие источник заразы в своей природе, будучи посеянными, по необходимости принимаются и производятся землей, но земля в этом не виновата, причина в их собственной вредоносности. Земля не принимает назад змею, ужалившую человека, даже и с безопасной уже змеи требуя наказания; она взращивает лечебные травы и всегда радеет о человеке.

XLIII.155. Воды низвергаются дождями, смерзаются в градины, вздымаются волнами, обрушиваются потоками, воздух сгущается в тучи, бушует бурями, и только земля благосклонная, кроткая, милосердная и всегда прислужница на потребу смертным, чего только не рождает она по принуждению, чего только не распространяет по доброй воле, что за запахи, как все вкусно, сочно, на ощупь приятно, цвета какие!.. Чего только не вскармливает она ради нас! … [переходит к вредным:] Повинно в этом животворное дыхание: земля обязана принимать в себе их семена, а после того, как родятся, нести их на себе…


ИДР–04

LXIII.156. Почему бы не допустить, что и яды производит она из сострадания к нам, чтобы не устали мы, пресытившись жизнью, чтобы освободить нас от медленного разложения смерти, наиболее чуждой благодеяниям земли, чтобы не разбрасывались в пропасти расчлененные тела наши, чтобы не мучили нас нелепой смертью в петле, от удушья, разрывающего наши легкие, чтобы, если нашли мы смерть в пучине, не стали бы мы кормом, чтобы не взрезывалось мечом терзаемое тело. Так вот, сострадание произвело средство, от малейшего глотка которого при неповрежденном теле и не вскрывая вен, могли бы мы умереть без всякого труда, все равно — как выпить воды при жажде; так, чтобы отравившихся покойников не тронули бы ни птицы, ни звери, и для земли сохранился бы тот, кто покончил собой.


ИДР–04 Перевод Г.М. Севера
LXIII.157. Будем откровенны: то, что земля родит нас как средство от зол, мы сами обращаем во зло для жизни; разве не то же самое происходит и с железом, которое, не умея использовать, употребляем мы подобным же образом? И разве пристало нам обижаться на землю, даже если и производит она яды, служащие причиной злодеяний? В отношении одной только составной части природы бесспорно оказываемся мы неблагодарными. Какому только удовольствию и какому бесчестью человека не служит она? В моря ее бросают, и разрывают ее для сооружения каналов; водой, железом, кольями, огнем, камнем, злаками терзаема она во всякое время, и гораздо чаще используют ее, чтобы доставить нам удовольствие, нежели для пропитания. И несмотря на это, хотя и терпит она сверх меры, полагаем мы, что оболочка ее все вынесет, вспарываем мы ее недра, добывая из ее жил золото и серебро, а с поверхности еще и свинец, ископаемые минералы, также и самоцветы и всякие мелкие камни ищем на дне вырытых штолен, терзаем ее внутренности, гоняемся за каменьями, чтобы украсить палец; сколь многие потеряли руки, чтобы сверкал единственный палец! Если бы существовали гномы, право же, из-за жадности и страсти к роскоши стали бы добывать и их. И мы еще удивляемся, что земля породила некоторые вредные существа! С тем, однако, что она претерпевает на своей поверхности, приходится, как очевидно, мириться; мы же проникаем в недра, раскапываем золотые и серебряные жилы, медные и свинцовые руды, а также домогаемся драгоценных камней и всякой мелочи, прорывая копи до огромных глубин. Мы расточаем ее недра, чтобы носить на пальце камешки, которых нам так хочется. Сколько рук источили себя [работой], чтобы засверкал единственный палец! Если бы подземный мир действительно существовал, эти норы алчности и изнеженности его бы, конечно, перекопали. И мы еще недоумеваем, что [та же земля] порождает [нам] что-то во вред!..


ИДР–04

LXIII.158. Я думаю, дикие звери охраняют землю и удерживают нечестивую руку; разве не кишат змеями наши шахты, и разве, извлекая содержимое золотых жил, не извлекаем мы вместе и ядовитые корни? Однако здесь мы имеем дело с самой благосклонной богиней, поскольку и хотя все источники ее богатства приспособили мы к войне, убийству и уничтожению, хотя орошаем мы ее нашей кровью и покрываем незахороненными останками, сама же она когда стихнет людское безумие, укрывает их, скрывая в себе и людские преступления.


ИДР–04

LXIV.159. Среди свидетельств людской неблагодарности я бы привел и то, что мы плохо знаем ее природу.


АГ.

ИДР–04

LXIV.160. Относительно земли все придерживаются одинакового мнения. Мы называем ее кругом земным и отдаем себе отчет в том, что она представляет собой шар, имеющий два полюса. При большой высоте гор и плоскости равнин у нее форма несовершенного шара, но если противоположные точки соединить посредством окружности, то земля будет иметь вид правильного шара: это подсказывает нам и закон природы, но не по тем причинам, которые мы привели, рассказывая о небе. Ведь небо образует полую вогнутость и со всех сторон покоится на земле, как на своей опоре: земля же, будучи твердой и плотной, возвышается подобно опухоли и выдается вовне. Мир стремится к своему центру, а земля выдается из центра; огромная ее масса принимает форму шара в результате постоянного вращения мира вокруг нее.

LXIV.160. Однако, первое, в чем сходятся мнения,это ее форма. Мы определенно говорим об окружности Земли, полагая, что она шар, заключенный между полюсами. Впрочем, она не имеет форму абсолютного шара (с одной стороны) из-за высоты гор, (с другой) — из-за равнинных областей, но в своем обхвате она представила бы форму абсолютной окружности, если ее опоясать по самым высоким точкам — это следует из самой природы вещей, и причины здесь иные, нежели те, которые мы приводим, рассматривая небесную сферу. Ведь там полая вогнутость обращена на самое себя, по всей окружности прилегает к своим границам, то есть, к земле, эта же окружность — тяжелая и плотная — расширяется, словно бы надутая и раздавшаяся во все стороны. Вселенная обращена к центру, а Земля исходит из центра, и постоянное круговращение вселенной (вокруг Земли) придает этой огромной массе форму шара.


АГ.

ИДР–04

LXV.161. Между научным и вульгарным мнениями большой спор: населяют ли люди землю со всех сторон, противоположны ли они друг другу, одинаковая ли для всех них высота неба, стоят ли они одинаково во всех точках на середине земли; вульгарное мнение вопрошает, почему люди, находящиеся на противоположных сторонах, не падают, словно нельзя тут же возразить, как это не удивляются тому, что не падаем мы. Возникает мысль, которую должна одобрить невежественная толпа: хотя земля неправильный шар и напоминает по форме сосновую шишку, тем не менее она населена со всех сторон. Но что это значит по сравнению с другим чудом: ведь земля висит сама собой и не падает вместе с нами. Как будто может вызвать сомнение значение воздуха, окружающего мир, или будто земля может упасть, если природа сопротивляется и отказывает ей в необходимом для этого пространстве!

LXV.161. Но вот вопрос, по которому расходятся люди ученые и необразованные: существует мнение, что расселенные по всей поверхности земли люди находятся в отношении друг к другу кверху ногами и что всей окружности земли для людей небесный полюс один и тот же, как и центр земли. Тогда спрашивается, почему же (люди), находящиеся по отношению к нам вверх ногами, не падают вниз, и тут же напрашивается мнение, (что те, в свою очередь,) удивляются, отчего это не падаем вниз (головой) мы. Появилась теория, принятая даже и среди неученой толпы, что земля — не совершенная окружность, как если бы она имела форму сосновой шишки, и тем не менее она заселена по всей поверхности. Но что это дает, если возникает другая непонятная вещь: (почему) сама-то она висит и не падает вместе с нами? Может быть, тому причиной — сопротивление воздуха, составляющего вселенную, хотя это и сомнительно, или возможность падения противоречит природе и отсутствует место, куда она могла бы упасть.


АГ.

ИДР–04

LXV.162. Ведь как место распространения огня только огонь, воды — только вода, воздуха — только воздух, так и место земли, сдерживаемой всем, только в ней самой. Удивительно, однако, как образуется форма шара при такой плоскости моря и равнин. Этой точки зрения придерживается один из самых ученых мужей, Дикеарх, который по приказу царей измерял высоты горы; он сообщал, что самая высокая из гор Пелион имеет 1250 шагов высоты, и сделал вывод, что высота ее относительно всей окружности земли ничтожна. Мне это предположение кажется неверным, потому что я хорошо знаю, что некоторые альпийские вершины подымаются на большом протяжении не меньше чем на 50000 шагов.

LXV.162. Ведь как огням надлежит быть в (стихии) огня, водам — в (стихии) воды, воздуху — в (стихии) воздуха, так и для земли, поскольку все другие элементы ее не принимают, нет места, кроме как в себе самой. Все же удивительно, что она имеет форму шара, несмотря на столь обширные пространства равнин и морей. Это положение подтверждает ученейший Дикеарх,1) по поручению правителей измерявший высоту гор, из которых высочайшей он называет Пелион высотой в 1250 пассов, и он говорит, что по этим расчетам не получается всеобщей сферичности земли. Мне его расчеты не кажутся убедительными, ведь мне известно. что некоторые вершины Альп поднимаются гораздо выше, не менее, чем на 50000 пассов.

1) Дикеарх из Мессины, ученик Аристотеля и современник Феофраста, расцвет его многосторонней деятельности падает на 326—296 гг. до н.э., один из создателей теоретико-математической географии, составлял описание Земли и карты мира на основе собственных вычислений.


АГ.

ИДР–04

LXV.163. Но больше всего возражает вульгарное мнение против мысли о том, что поверхность водной массы тоже шарообразна. Однако в природе нет ничего более очевидного. Ведь свешивающиеся капли повсюду образуют небольшие шары, и в пыли и на пушистых листьях они кажутся совершенно округлыми, а в наполненных чашах больше всего приподымается середина, что улавливается скорей разумом, чем зрением из-за нежности и мягкости, свойственной жидкости. И еще удивительнее, что при добавлении в полные чаши небольшого количества жидкости лишнее вытекает и, напротив, это не случается, когда добавляют твердые вещества весом даже до 20 денарий. Это явление объясняется тем, что жидкость подымается вверх и разливается, когда верхняя точка сильно выдается.

LXV.163. Но больше всего среди толпы спорят, можно ли верить, что при вращении вода образует ту же форму (шара). Однако в природе вещей ничего нет нагляднее этого. Ведь и образующиеся капли сворачиваются в маленькие шарики, а попадая на пыльное место или на пушок зеленого листа, водяная капля образует абсолютный шар; и в наполненных сосудах наибольшая кривизна — в центре, это обусловлено тем, что жидкость текуча и подвижна, что, впрочем, более понятно в теории, чем при наблюдении; но еще удивительнее, что если в сосуд, наполненный жидкостью, добавить еще немного жидкости, излишек перельется через край, а противоположное этому явление произойдет, если в тот же сосуд с жидкостью поместить тяжелые предметы, часто это монеты по двадцать денариев, тогда, будто из-за пребывания внутри, выталкиваемая все прибывающей водой, она изливается вниз.


АГ.

ИДР–04

LXV.164. По той же самой причине с палуб кораблей не различается земля, видимая с верхушек корабельных мачт и, когда судно уходит вдаль, то что-нибудь блестящее, привязанное на верхушку мачты, кажется постепенно удаляющимся и, наконец, совсем исчезает. И какую иную форму имеет океан, который мы считаем крайним, если он удерживается и не падает, хотя вне его нет никакой границы? Чудом само по себе является то, что край моря не падает, хотя океан закругляется. Греческие исследователи, к большой для себя радости и славе, доказывают, что так не могло бы быть, если бы моря были плоскими, то есть такими, какими они нам кажутся.

LXV.164. По той же причине и земля не различима с палубы корабля и с высокой мачты, а на удаляющихся кораблях, если какой-либо предмет на вершине мачты высвечивается, то кажется, что он постепенно опускается все ниже и ниже, пока не исчезнет (из поля зрения). Наконец, какая другая форма столь устойчива, что океан, который, по сведениям, находится на краю света, удерживает воду, так что она не растекается, хотя и не ограничена по краям никакой преградой? То же самое удивительно и на море, каким образом, если оно имеет форму шара, не выходит море из берегов? Против мнения, что моря плоские и по форме такие, какими и кажутся, чего не может быть на основании простых законов геометрии, выступают греческие мыслители во всем своем блеске и славе.


АГ.

ИДР–04

LXV.165. Ведь когда воды устремляются сверху вниз, а такова, несомненно, их природа, никто не сомневается, что они подымаются у берега настолько, насколько позволяет его высота; никаких сомнений не вызывает следующее положение: чем ниже находится какой-нибудь предмет, тем он ближе к центру земли, и все линии, которые проводятся от центра к ближайшим точкам воды, получаются короче, чем линии от начала водных пространств до конца моря; итак все массы воды отовсюду направлены к центру и не падают потому, что опираются на все то. что находится под ними.

LXV.165. Они учат, что, поскольку воды устремляются с высокого к низкому, что заложено в самой их природе, никто не станет сомневаться, что они хлынули бы через любой край сколь возможно далеко из-за покатости земли, несомненно также и то, что чем ниже уровень почвы, тем ближе он к центру земли, и что все линии, соединяющие нижний уровень с центром, короче, чем линии, проведенные от центра земли к внешнему уровню моря; отсюда следует, что вся вода отовсюду направляется к центру, поэтому она не переливается, поскольку устремлена в глубинные пространства.


АГ.

ИДР–04

LXVI.166. Так как суша не может держаться без жидкости сама по себе и, наоборот, вода не может обойтись без поддержки суши, то следует предположить, что искусная природа устроила так, что они связаны взаимно: земля объемлет воду, а вода обтекает всю ее изнутри, снаружи, сверху; проникает, как в темницу, в ее недра и достигает даже горных вершин, где, гонимая воздухом и сжатая тяжестью земли, она бьет ключом, как будто из трубы, и настолько далека от опасности иссякнуть, что взлетает высоко вверх. Отсюда понятно, почему моря не увеличиваются за счет ежедневного притока стольких рек. Море, опоясав посередине землю, омывает весь земной шар, и можно не искать доказательств, но познать это на опыте.

LXVI.166. Так создана творцом природа, что земля сама по себе не может существовать сухой без воды, также и вода не может существовать без поддержки земли, они находятся в постоянном смешении, земля осушает впадины, вода повсюду проникает внутрь, наружу, по поверхности земли разбегается по ее жилам, прорываясь даже на вершины гор, движимая таким напором, что под давлением массы земли бьет струей наподобие сифона, таким образом, не приходится опасаться, что она исчезнет вовсе, поскольку вода достигает даже самых высоких вершин. Отсюда понятно, почему не переполняются моря, ежедневно наполняемые таким множеством рек. Ведь по всей окружности земля опоясана обтекающим ее посредине морем, и это (положение) не нуждается в домыслах теории, но уже подтверждено опытом.


Латышев.

ИДР–04

РГИ.

АГ = ХИНТ–05

LXVII.167. ... Ныне плавают от Гадеса и Геркулесовых столпов вокруг Испании и Галлий по всему Западному океану. Северный океан также пройден в большей части попечением божественного Августа: римский флот обошел Германию вплоть до Кимврского полуострова;1) оттуда было прослежено или дознано по слухам огромное море, тянущееся до скифских берегов и до областей, обледенелых благодаря избыточной влажности. Вследствие этого совершенно неправдоподобно, что моря прекращаются там, где преобладает стихия влажности.2) Так же точно, с востока находящаяся под теми же звездами вся та часть Индийского океана, которая обращена к Каспийскому морю, пройдена военными силами македонян при царях Селевке и Антиохе,3) которые пожелали, чтобы те моря именовались по ним Селевкидским и Антиохийским.

LXVII.167. От Гадеса и Геркулесовых Столпов сегодня суда ходят до Испании и Галлии. Северный океан в большей своей части открыт для навигации; при содействии божественного Августа в плавание вокруг Германии был снаряжен флот, достигший мыса Кимвров, оттуда он двигался через огромное море до обширных областей замерзшего пространства, в котором, увидев его, по описаниям узнали Скифию.4) На основании этого свидетельства представляется маловероятным, что в землях, где преобладает стихия воды, отсутствуют моря. Равным образом, и вся часть моря, лежащая под той же звездой и простирающаяся от Индийского океана до Каспия, была использована для навигации армией македонцев в царствование Селевка и Антиоха,5) которые пожелали, чтобы эти области назывались Селевкидой и Антиохидой.

LXVII.167. От Гадеса и Геркулесовых Столпов6) теперь плавают по всему Западу вокруг Испании и Галлий.7) Северный же Океан8) в большей своей части пройден на кораблях благодаря заботам божественного Августа:9) флот обогнул Германию10) до Кимбрского мыса, и оттуда вплоть до Скифской страны11) и обледенелых от чрезмерной влажности [областей] было осмотрено, а также стало известно по рассказам огромное море.12) Поэтому весьма мало вероятно, что моря замерзают там, где господствует избыток влажности. Подобным же образом с востока под одной и той же звездой от Индийского моря всю часть [океана], обращенную к Каспийскому морю,13) проплыли военные силы македонян в царствование Селевка и Антиоха, которые пожелали, чтобы по ним моря назывались Селевкийским и Антиохийским.14)

LXVII.167. <...> От Гадеса и Геркулесовых Столбов вдоль берегов Испании и Галлии совершаются плавания по всему западу. Во время правления божественного Августа обошли большую часть Северного океана; тогда флот, обогнув Германию, достиг Кимврского мыса,15) и оттуда увидели или услышали о скифской стране и чрезмерно влажных и обледеневших пространствах. Но мало правдоподобно, чтобы моря замерзали там, где в избытке влага.

Также македонский флот совершил плавание из Индийского моря на восток, под той же самой звездой, по той части океана, которая расположена напротив Каспийского моря; это было во время царствования Селевка и Антиоха, которые хотели, чтобы эти моря были названы в их честь Селевкидой и Антиохидой.

1) [Имеется в виду поход римского флота в 5 г. н.э. до мыса Скаген Горн в Ютландии, о чем император Август сообщает в RGDA, 26; этот же поход, по всей вероятности, имеет в виду Страбон, сообщающий о посольстве и о подарке кимврами священного лебета императору Августу (Strabo, VII, 2, 1). Ср. А. Müllenhoff, Deutsche Altertumskunde, II, 285].

2) [Ср. Arist., Meteor., I, 10, 6, о климатическом значении влажности в атмосфере].

3) [Вероятно, имеются в виду походы Патрокла (при Селевке и Антиохе) и Демодаманта (при Антиохе Сотере), о которых см. RE, II А, 1, 1230 сл.].

4) Речь идет о морской экспедиции 5 г. н.э., посланной Августом для выявления северных морских границ Германии накануне организации провинции Германия в междуречье Рейна и Эльбы.

5) Селевк I Никатор, основатель династии Селевкидов (312—281 гг. до н.э.), Антиох I Сотер, его сын и преемник (281—261 гг. до н.э.).

6) Т. е. от Гибралтарского пролива.

7) Древняя Галлия располагалась на территории совр. Франции и прилегающих к ней с запада государств. Римляне различали ряд ее областей. Здесь имеются в виду Gallia Lugdunensis и Gallia Belgica. Первая омывалась Бискайским заливом и Ламаншем, вторая — Ламаншем и Северным морем.

8) Имеется в виду все водное пространство, омывающее западные и северные берега Европы и Азии.

9) Речь идет о походе римского флота в 5 г. н.э. под руководством Тиберия во время правления Августа. Перечисляя в автобиографии наиболее значительные события в годы своего правления, Август (RGDA, 26) упомянул и об этом: «Мой флот проплыл от устья Рейна по океану до восточной области и пределов кимбров, в каковое море и землю никогда прежде не доходил никто из римлян». Страбон сообщал о посольстве и дарах, принесенных Августу кимбрами (VII, 2, 1). Римские источники рассказывают также о походе Друза Германика в 11 г. до н.э., который, возможно, дошел до оконечности Ютландии (см.: Tacit. Germ. 34; Vell. Paterc. II, 106, 3; Sueton. Claud. 1; Dio Cass. LIV). Ван Сон (van Son 1962, 146-152) считает, что Тиберий в 5 г. н.э. через мыс Скаген добрался до норвежского побережья, а Плиний использовал в этом своем сообщении какие-то архивы императорского флота. По мнению Л. Вейбюля, римский флот дошел только до устья Эльбы, где жили кимбры (Wiebull 1934, 80-143), другие исследователи (см., например: Melin 1960, 3-4) считают, что римляне доплыли до мыса Скаген в Ютландии, откуда им и открылся вид на Балтийское море. Е. Штехов думает, что в результате экспедиции 12 г. римляне проникли к устьям Одера (Stechov 1948, 240-241). О географических данных, добытых во время похода Тиберия, см.: Ветескег 1989.

10) Этноним «германцы» и название «Германия» для страны на севере Европы на правобережье Рейна впервые ввел в употребление Гай Юлий Цезарь, чтобы отличить эти племена от галльских, с которыми он воевал в 58—51 гг. до н.э. (подробнее см.: Lund 1998; Lund 2001, 30-33).

11) Имеется в виду северопричерноморская Скифия, увиденная со стороны Балтийского моря. Как и Галлии, выходящие своими сторонами к побережьям двух морей (Средиземного и Северного), Скифия (или Сарматия) воспринималась в римское время как расположенная на территории между двумя морями.

12) Судя по сообщению Плиния (здесь и ниже IV, 97), римляне достигли крайнего северного мыса Скаген на Ютландском полуострове (Кимбрский мыс) и оттуда увидели и узнали по рассказам Балтийское море (Хенниг 1961, 1, 364).

13) Следует отметить непоследовательность Плиния в описании океанических побережий. Если здесь Индийский океан находится на востоке от Каспия и между ними можно проплыть по одной параллели («под одной и той же звездой»), то в другом месте (VI,53) Плиний считает, что Северный Скифский океан сменяется на востоке Эойским (букв. «Восточным»), или Серским, а Индийский океан омывает Азию с юга.

14) Селевк I Никатор, один из прославленных сподвижников Александра Македонского, — основатель царства Селевкидов, куда входили Сирия, Месопотамия, Армения и часть Малой Азии. В 305 г. до н.э. Селевк совершил победоносный поход на Индию, за что получил свое прозвище Никатор (т. е. «Победитель»). Антиох I Сотер, сын Селевка I, управлял при отце частью его царства, а после его смерти в 281 г. и до 261 г. — всем государством. Таким образом, названия Селевкийское и Антиохийское моря появились в начале III в. до н.э. Речь у Плиния идет, по-видимому, о знаменитом плавании Патрокла по Каспийскому морю, которое тот совершил между 285 и 282 гг. до н.э. с исследовательскими целями по поручению Селевка I и Антиоха I (ср.: Plin. VI,58; Strabo II, 1, 6; XI, 7, 1; см.: Bunbury 1878, II,568,572-574; Ельницкий 1962, 72-75; Яйленко 2007, 99-103). Об этом исследовании Плиний пишет ниже в VI, 31.

15) ...флот... достиг Кимврского мыса... — имеется в виду, вероятнее всего, нынешний мыс Скаген (Гренен), представляющий собой крайнюю, северную оконечность Ютландского полуострова, или, что менее вероятно, какой-либо другой мыс на этом же полуострове. Ютландия считалась родиной кимвров, откуда они в 120 г. до н.э. двинулись на юг, объединились с тевтонами и амбронами, затем прошли Герцинский лес, вторглись в Галлию, затем в Италию и только в 101 г. до н.э. были остановлены благодаря их поражению от Гая Мария при Верцеллах. За сто лет до того римляне завоевали упоминаемый здесь же опорный пункт карфагенян, а до них — финикийцев, Гадир (Гадейру).


Латышев.

ИДР–04

РГИ.

ХИНТ–05 = АГ

LXVII.168. Около Каспийского моря исследованы также многие океанские берега,1) и имеет мало значения то, что весь Северный океан с той или с другой стороны еще не изъезжен. И если бы все же оставалось место для сомнений, сильнейший аргумент представляет Меотийское озеро: оно является или заливом того Океана, как, я отметил, думали многие, или озером, тесно к нему примыкающим.2)

LXVII.168. И вокруг Каспия используются океанские берега на пространстве, немногим меньше, чем расстояние, которое уже прошли на веслах в разных местах в северном направлении через весь Каспий, так что существует веское доказательство, не оставляющее место для сомнений в том, что существует Меотийское озеро, будь оно заливом того же океана, во что многие, как я замечаю, верят, или это (масса) воды, отделенная от него узкой полоской суши. С другой стороны Гадеса, с той же западной точки, большая часть южного океана сегодня доступна для навигации вокруг Мавретании. Действительно, большую его часть еще во время восточных походов Александра Великого3) прошли на кораблях вплоть до Аравийского залива. В Аравийском заливе во время войны, которую вел сын Августа Гай Цезарь,4) обнаружили обломки, в которых признали щиты с испанских кораблей.

LXVII.168. И вокруг Каспия исследованы многие океанские берега, и почти весь север с той и с другой стороны5) пройден на кораблях, да и такой убедительный аргумент, как Меотийское озеро,6) также уже не оставляет места для догадок, считать ли его7) заливом этого Океана, как, по моему наблюдению, верили многие,8) либо разлившейся частью отделенного узким пространством [Океана]...9)

LXVII.168. И вокруг Каспийского моря большая часть побережья океана была исследована, почти весь север обогнули с одной и с другой стороны. Места для сомнения в этом не оставляет существование Меотийского озера, оно или залив этого океана, как полагали многие, или разлив, отделенный от океана узкой полосой земли. По другую сторону от Гадеса на запад и по сей день плавают вдоль Мавритании по значительной части Южного моря. Еще большая часть океана с востока до Аравийского залива была исследована благодаря победам Александра Великого; когда Цезарь, сын Августа, воевал в Аравийском заливе, там были обнаружены обломки оставшихся от кораблекрушения испанских кораблей.

1) [О плавании Патрокла по Каспийскому морю с целью изучения его берегов и выяснения связи его с Азовским морем Плиний, со слов императора Клавдия, сообщает ниже, VI, 31 (см. Claud. Саеs., fr. 6 и прим.)].

2) [О вероятности соединения Азовского моря с Каспийским как о представлении, имевшем хождение в среде александрийских ученых, см. у Curt., IV, 4, 18; отражение представлений о «перешейке» между Меотидой и Скифским океаном, как о наиболее узком месте Евразийского материка, текущий по которому Танаис отмечал границу Европы и Азии, содержится у Anon., Hypot. Geogr., II, 3].

3) Александр Великий или Македонский — царь Македонии (336—323 гг. до н.э.) во главе объединенного греко-македонского войска завоевал огромное Персидское царство в 334—323 гг. до н.э.

4) Гай Цезарь (20 г. до н.э. — 4 г. н.э.) — сын Агриппы и дочери Августа Юлии, усыновленный дедом в 17 г. до н.э.

5) Плиний придерживался того широко распространенного в античности взгляда, что Каспийское море представляет собой залив Северного океана, а не внутреннее озеро. Поэтому выражение «с той и другой стороны» подразумевает разные прибрежные стороны «устья» Каспийского моря — восточную и западную. Подробнее см. примеч. 29 к Меле.

6) Так греки и римляне называли Азовское море.

7) Т. е. Меотийское озеро.

8) В античной географической традиции прослеживается представление о Меотиде как заливе Северного океана (см.: Burr 1932, 37-38: «Einige hielten sie (d. h. Maeotis) sogar wie das Hyrkanische Meer fur einen Busen des nordlichen Okeanos»). Такие высказывания сохранились у Пс.-Гиппократа (De num. septem, XI, 7), Лукана (Phars. III, 277), Сенеки (Here. fur. 1336-1338), Peripl. maris Erythraei, 64. Подробнее об этой традиции см.: Подосинов 2007, 35-42. Курций Руф в «Истории Александра Великого» (VI, 4, 18) приводит мнение некоторых географов, которые считали, что Меотийское озеро вливается в Каспийское море. Последнее же в древности, как правило, принимали за залив Океана. См. также: Strabo XI, 7, 4. По мнению Плутарха (Alex. 44), задолго до походов Александра была известна истина о Каспийском море, представляющем самый северный из четырех заливов Океана.

9) Плиний ниже (IV, 78) приводит два мнения об окружности Меотийского озера (Азовского моря) в 1406 и 1125 миль, т. е. ссылается на тех, кто считал Меотиду замкнутым водным пространством. В схолиях к «Аргонавтике» Аполлония Родосского (IV, 284) приведено сообщение Пс.-Скимна Хиосского (рубеж III—II вв. до н.э.) о том, как аргонавты из Меотиды по Танаису проплыли в «Великое море», причем от истоков Танаиса до моря им пришлось нести корабль на балках. Плиний отмечает, что существовало мнение о том, что Меотида наиболее близка к Северному океану, образуя узкий перешеек между ним и Нашим морем (ср.: Anon. Hypot. Geogr. II, 3; Ельницкий 1949, 841).


ИДР–04

ХИНТ–05 = АГ

LXVII.169. Достиг пределов Аравии и Ганнон,1) выйдя из Гадеса в период расцвета Карфагена, который и описал свое путешествие, в это же время также был послан Гамилькон для ознакомления с внешним побережьем Европы. Корнелий Непот2) сообщает, что в его время некто Евдокс, бежавший от царя Лафира, обогнул (Африку), добравшись до Гадеса; немногим раньше Целий Антипатр видел человека, проплывшего на корабле от Испании до Эфиопии (для установления) торговых отношений.

LXVII.169. Ганнон, в эпоху могущества Карфагена, прошел от Гадеса до аравийской страны и описал это плавание; в то же самое время Гимилькон был послан исследовать внешние границы Европы. Кроме того, Корнелий Непот сообщает, что в его время, когда некто Евдокс бежал от царя Латира, то, выйдя из Аравийского залива, он достиг Гадеса; а задолго до него Целий Антипатр передает, что он знал какого-то человека, который в целях торговли проделал путь из Испании в Эфиопию.

1) Ганнон — руководитель большой карфагенской экспедиции, обследовавшей западное побережье Африки в сер. V в. до н.э.

2) Корнелий Непот — римский писатель (100—32 гг. до н.э.) — друг Цицерона, автор труда «О знаменитых людях» в 16 книгах.


АГ.

Восток.

РГИ.

LXVII.170. Кроме того, Непот рассказывает о северном пути следующее: Квинту Метеллу Целеру, товарищу Л. Афрания по консульству и в то же время проконсулу Галлии, царем свевов были подарены индийцы, которые в торговых целях плыли из Индии и были прибиты бурей к берегам Германии. Так моря, омывая со всех сторон оставшиеся от них пространства земного шара, отнимают у нас часть суши и затрудняют путь из одного места в другое. Эти исследования могут, кажется, показать тщеславие смертных и обязывают меня рассказать, каков и как велик известный нам земной шар, на котором ничто не удовлетворяет отдельных людей.

LXVII.170.  <...>  Тот же Непот относительно северного обходного проплыва1) передает, что Квинту Метеллу Целеру, коллеге Афрания по консульству, но тогда проконсулу Галлии, царем свебов были отданы в дар инды, которые, плывя из Индии для торговли, бурями были отнесены в Германию. <...>

LXVII.170. Тот же Непот2) относительно северного побережья рассказывает, что Квинту Метеллу Целеру, коллеге Афрания по консульству и в то время проконсулу Галлии, царь свебов подарил индийцев, которые, отправившись для торговли из Индии на кораблях, были бурями отброшены в Германию.3)


1) Т.е. через Северный Ледовитый океан.

2) Имеется в виду одно из несохранившихся произведений римского писателя I в. до н.э. Корнелия Непота: это могли быть Exempla или Chorographia. Возможно также, что Непот написал специальную книгу по географии; к такому выводу приходит А. Луизи, проанализировав упоминания Непота в трудах Мелы и Плиния (Luisi 1988, 41-51). Непота Плиний упоминает в географических книгах 8 раз; см. также ниже в IV, 77 и VI, 31. О Непоте как источнике Плиния см.: Detlefsen 1909, 153-154; Luisi 1988, 41-51.

3) Такой же рассказ содержится у Мелы (III, 45, см. примеч. 307-310), с той лишь разницей, что у Мелы индийцев дарит царь ботов (или готов?), а у Плиния это царь свебов (см. о них ниже примеч. 175). Близкое сходство обоих рассказов, как и некоторых других, со ссылкой на Непота, приводит исследователей к заключению, что между Непотом и нашими авторами находился какой-то третий текст-посредник, возможно, Веррия Флакка (ок. 25 г. н.э.) (см. подробнее: Rabenhorst 1907, 29-31).


АГ.

ИДР–04

ХИНТ–05

LXVIII.171. Раньше, кажется, считали, что суша занимает половину земного шара, будто она нисколько не уступает самому океану, который, огибая все вокруг, вливает и принимает в себя все прочие воды и то, что уходит в облака, питает сами звезды, столь большие и многочисленные, — какое же тогда пространство должен занимать океан? Владения этой огромной массы воды должны быть неизмеримы и бесконечны.

LXVIII.171. Прежде всего, очевидно, что земной шар поделен пополам океаном, хотя (и неизвестно), какое пространство следует отвести океану, делящему землю в середине, а также тем водам, которые он в себя вбирает, еще (следует учесть и) влагу, образующую облака и питающую небесные тела, столь огромные и в столь большом количестве — какова же в таком случае величина обитаемого пространства (суши)? Ведь огромны и безграничны должно быть, владения этой громады (воды).

LXVIII.171. <...> Раньше, кажется, считали, что суша занимает половину земного шара, будто она нисколько не уступает самому океану, который, огибая все вокруг, вливает и принимает в себя все прочие воды и то, что уходит в облака, питает сами звезды, столь большие и многочисленные, — какое же тогда пространство должен занимать океан? Владения этой огромной массы воды должны быть неизмеримы и бесконечны.


АГ.

ИДР–04

ХИНТ–05

LXVIII.172. Притом большую часть оставшейся суши отнимает у нас климат; ведь в то время как земной шар делится на пять частей, которые называются поясами, враждебный холод и вечный лед занимают пространства двух крайних поясов, с обеих сторон вокруг полюсов; один полюс называется северным, а тот, что на противоположной стороне шара, южным. На обоих полюсах вечная темнота, там нет мягкого света звезд, и только слабое мерцание белого инея. Серединную часть земли (между полюсами), над которой проходит орбита солнца, опаляет огонь, сжигает и иссушает жар. Только два пояса, находящиеся между жарким и холодными, умеренны, но они не сообщаются между собой из-за солнечного жара. Таким образом, три земных пояса похищает у нас климат, добыча океана неизвестна.

LXVIII.172. Из того, что остается, вычти еще то, что отбирается небом. Ведь небо как бы разделяет землю на пять частей, называемых поясами, причем, пространство, прилегающее к двум противоположным полюсам, сковано жесточайшим холодом и вечной мерзлотой; область, лежащая под Большой Медведицей, называется северным полюсом, или Септентрионом, а прилегающая к южному полюсу — Австром. Оба полюса окутывает постоянный мрак, и еле заметный свет небесных светил, слабый и холодный, почти не различим для зрения. Срединная же часть земного пространства, над которой проходит орбита Солнца, выжженная и иссушенная жаром, опаляется непосредственной близостью Солнца. Между жаркой зоной и полюсами расположены две зоны с умеренным климатом, но они отделены одна от другой из-за огненного жара солнца.

Таким образом, небо отняло у земли три четверти (необитаемого) пространства. Неясно, (сколько) отнято океаном,

LXVIII.172. Притом большую часть оставшейся суши отнимает у нас климат; ведь в то время как земной шар делится па пять частей, которые называются поясами, враждебный холод и вечный лед занимают пространства двух крайних поясов, с обеих сторон вокруг полюсов; один полюс называется северным, а тот, что на противоположной стороне шара, южным... <...>


АГ.

ИДР–04


LXVIII.173. Но я не знаю, не находится ли в опасности и оставшаяся нам часть: ведь этот самый океан образует, как мы скажем дальше, многие заливы и бушует в таком близком соседстве с внутренними морями, что Аравийский залив находится на расстоянии 115 000 шагов от Египетского моря, а Каспийское море — в 375 000 от Понта. Итак, сколько земли захватывает океан, растекаясь столькими морями, которыми он разделяет Африку, Европу и Азию? Теперь надо принять во внимание площадь стольких рек и болот, следует прибавить озера и пруды.

LXVIII.173. но и оставленная нам одна часть, уж и не знаю, сколько теряет из-за воды, ведь океан, разлившийся на множество заливов, о чем мы еще скажем (в своем месте), подходит до такой степени близко, с ревом обрушиваясь на внутреннее море, что Аравийский залив отделяет от Египетского моря только 115 миль (суши), Каспий от Понта — 375 миль, так какое же пространство земли он должен занимать, если прибавить сюда еще и внутреннее море, разделяющее Африку от Европы и Азии? Причислим к непригодным пространствам площади, занимаемые реками, прибавим и озера, и заводи,

Латышев.

LXVIII.173. ... Каспийский [залив отстоит] от Понтийского на 375 тысяч [шагов] ...1)

РГИ.

LXVIII.173. Каспийский [залив2) отстоит] от Понтийского на 375 миль.3)


1) [Речь идет, вероятно, о ширине Кавказского перешейка между устьем Аракса (Куры) и Колхидой, которую Страбон определяет равной 3000 стадиев (что примерно вдвое превышает цифру, приводимую Плинием), другие авторы, по словам Страбона (XI, 1, 5), суживали перешеек еще более. Так, Посидоний считал его равным 1500 стадиев (fr. 89), а Клитарх (fr. 7) утверждал, что он заливается обоими морями. Такой разнобой в данных относительно ширины Кавказского перешейка основывается, вероятно, отчасти на том, что александрийские ученые, базируясь на данных Патрокла, наварха Селевка Никатора, считали наиболее узким местом Кавказского перешейка Манычскую низменность (т. е., вернее, пространство между Азовским и Каспийским морями; см. об этом Plin., NH, VI, 31). Во всяком случае, по словам императора Клавдия, Селевк задумывал по этой линии соединить оба моря каналом. Плиний повторяет эти же данные ниже, VI, 31 и при этом приводит еще мнение Корнелия Непота, считавшего Кавказский перешеек равным по ширине 250 римским, милям].

2) Ср. выше примеч. 12.

3) Римская миля (mille passuum — букв. «тысяча шагов») равняется 1481,5 м. Таким образом, 375 миль составляют 555 км. Вероятно, речь идет о ширине Кавказского перешейка в области Манычской низменности (впадины), что приблизительно совпадает с расчетами Плиния. Это косвенно подтверждается словами Клитарха, сохраненными Страбоном (XI, 1,5), что перешеек заливался обоими морями. Сам Страбон расстояние между двумя морями (по-видимому, между устьем Аракса в Каспийском море и устьем Фасиса в Черном море) оценивает равным 3000 стадиев, т. е. почти в два раза длиннее, чем у Плиния. Ниже (VI, 31) Плиний наряду с шириной в 375 миль приводит и другие расстояния: по сообщению Корнелия Непота, — 250 миль, по данным императора Клавдия, — 150 миль. Вообще, речь в данном тексте Плиния идет об опасном для ойкумены соседстве Океана, частью которого является Каспийское море, и, в частности, близость Каспия к Нашему морю, частью которого является Понт Эвксинский.


АГ.

ИДР–04

LXVIII.174. Исключаются также подымающиеся в небо крутые горные хребты, леса, обрывы, пустыни и места, необитаемые по тысяче разных причин. Все эти части земли, или, лучше, как их называют многие, точки мира (ведь земля не что иное во вселенной), обитаемы, и это основа и место нашей славы, здесь мы занимаем должности, здесь управляем государствами, здесь стремимся к богатству, здесь скопился человеческий род, здесь ведем войны, даже гражданские, здесь взаимными убийствами расширяем территорию.

LXVIII.174. а также горные хребты, уносящиеся в небо и недоступные зрению, пустынные леса и ущелья, необитаемые места, заброшенные по тысяче причин; вычтем все эти площади из обитаемого пространства земли, а вернее сказать, из точки во вселенной — ведь не что иное земля для вселенной, как считает большинство мыслителей, и останется место нашего обитания, предмет нашего честолюбия, где добиваемся мы почестей, где злоупотребляем властью, где домогаемся состояний, где беснуется род человеческий, где затеваем мы даже и гражданские войны, освобождая жизненное пространство земли постоянным истреблением друг друга.


АГ.

ИДР–04

LXVIII.175. Сейчас я расскажу о безумии, общем для всех людей: мы нападаем на тех, которые граничат с нами, и, ограбив соседей, прибавляем к нашей земле луг; каким наделом будет любоваться тот, который как можно больше расширит свои поля и, кроме того, вытеснит соседей, когда увеличит он свои владения соответственно своей жадности, и какую, наконец, часть земли будет занимать он, мертвый!

LXVIII.175. Но даже если оставить в стороне безумства целых народов, именно на этом пространстве выживаем мы соседей и обманом присоединяем себе пограничные межи; даже если и радуется тот, кто прирезал себе больше пашни, владея наибольшим количеством смежной земли, достигнув предела своей алчности, — сколько же этой земли понадобится ему после смерти?


АГ.

ИДР–04

LXIX.176. Земля находится в центре вселенной, что подтверждается весьма основательными доказательствами, но главным образом равенством дня и ночи в дни равноденствия; ведь если бы земля не была в центре, то дни не могли бы быть равными ночам. Это доказывается также при помощи диоптров и лучше всего тогда, когда во время равноденствия на одной и той же линии наблюдаются восход и заход; восход солнца в день летнего солнцестояния находится на той же линии, что и заход в день зимнего солнцестояния. Этого никоим образом не могло бы быть, если бы земля не находилась в центре мира.

LXIX.176. Земля находится в центре вселенной, что подтверждается неопровержимыми доказательствами, но вернее всего — равным количеством дневных и ночных часов при равноденствии. Ведь не будь Земля в центре вселенной, нельзя было бы объяснить этого явления, которое отлично подтверждают инструменты измерения высоты солнечных лучей (диоптры), ведь в период равноденствия восход и закат отмечается одним и тем же делением, а при зимнем солнцевороте восход и закат отмечены разными делениями. Чего никак не могло бы происходить, не будь Земля расположена в центре вселенной.


АГ.

ИДР–04

LXX.177. Три окружности, ограничивающие вышеупомянутые пояса, различаются по неравенству времени: южный тропик направлен на север и лежит в верхней для нас части зодиака, напротив, к другому полюсу обращен северный тропик, а по середине зодиака проходит экватор.

LXX.177. Над вышеупомянутыми (климатическими) поясами расположены три небесных круга, которые определяют сезонные различия; самый высокий зодиакальный круг — к северу от нас, и противоположный ему круг у другого полюса, еще и бегущий экватор посреди зодиакального круга.


АГ.

ИДР–04

LXXI.178. Причина остальных удивительных для нас явлений заключена в форме самой земли, похожей на шар, и это доказывается так же, как шарообразная поверхность воды. Так, нет никакого сомнения, что звезды севера никогда для нас не заходят и, наоборот, звезды юга никогда не восходят и что жители южных стран не видят наших звезд из-за выпуклости земного шара. Из Троглодитики и соседнего Египта не видна Большая Медведица, из Италии — известные звезды Каноп, называемые Волосами Вереники, а также созвездие, которое в правление божественного Августа получило название Трона Цезаря. Земля, приподымаясь, вполне очевидно закругляется, так что для людей, смотрящих на Каноп из Александрии, он появляется над горизонтом приблизительно четвертой частью одного знака, а на Родосе он каким-то образом соприкасается с землей; на Понте, где выше всего стоит Большая Медведица, Каноп совсем не различается. В то же время он исчезает на Родосе и еще больше в Александрии. В Аравии в ноябре месяце он не виден в первую ночную стражу, а появляется во вторую, в Мероэ Каноп ненадолго показывается вечером во время летнего солнцестояния, а за несколько дней до восхода Арктура (12 февраля) бывает виден по утрам.

LXXI.178. Причина других удивительных для нас явлений кроется в самой форме Земли, которая сходна с шаром, так же как и форма находящейся на земле воды, что доказывается сходными рассуждениями. В этом, несомненно, кроется причина того, что для нас созвездия северного полушария никогда не заходят, и наоборот, южные созвездия никогда не восходят, так же, как северные созвездия не видны для (обитающих) в противоположной части земли, поскольку кривизна земного шара препятствует прямому наблюдению.

Большая и Малая Медведицы не появляются в районе троглодитов и соседнего с ними Египта, в Италии не виден Каноп и созвездие, называемое «Волосами Береники», так же, как и созвездие, которое при божественном Августе стали называть «Трон Цезаря», а в тех местах эти созвездия очень ярки. Кривизна возвышающегося свода вполне очевидна, поскольку для наблюдателя в Александрии Каноп восходит в 1/4 градуса над землей, в то время как на Родосе он виден почти на уровне горизонта, а на Понте, где наиболее высоки северные созвездия, его вообще не видно. На Родосе Каноп почти теряется из виду, еще хуже он виден в Александрии, в Аравии в ноябре месяце в первую четверть ночи его нет, а во вторую — он появляется, в Мерое при летнем солнцевороте он ненадолго появляется вечером перед восходом Арктура, одинаково видимого и в дневное время.


АГ.

ИДР–04

LXXI.179. Эти явления лучше всего наблюдать во время морских путешествий, когда с одной стороны море подымается, с другой опускается и когда видно, как появляются, словно из моря, звезды, которые были скрыты выпуклостью земного шара. И ведь, как говорят некоторые, земля не приподымается на северном полюсе настолько, чтобы эти звезды были видимы со всех сторон; они кажутся высокими тем людям, которые находятся близко к полюсу, и низкими тем, которые далеко от него. Точно так же этот полюс кажется очень высоким жителям крайних точек земли. Для людей, перешедших на другую половину земли, подымаются другие звезды, и в то же время опускаются те, которые раньше были высоко. Этого не могло бы быть, если бы земля не имела формы шара.

LXXI.179. Морским путешественникам хорошо знакомы эти явления, когда будто бы из моря, качающегося то в одну, то в другую сторону, вдруг появляются созвездия, прежде скрытые кривизной (земной) окружности. Ведь вселенная необязательно простирается до высшего своего предела, как считают некоторые, тогда звезды были бы видны отовсюду. Одни и те же звезды в одних землях для находящихся поблизости представляются высокими, а для находящихся в отдалении — низкими (для наблюдателей), расположенных в низине, они кажутся очень высокими, здесь сказывается кривизна (поверхности) земли, из-за которой звезды, прежде казавшиеся высокими, кажутся низко расположенными, чего не могло быть, не имей земля формы шара.


АГ.

ИДР–04

LXXII.180. По той же причине жители востока не наблюдают затмений солнца и луны вечером, люди, живущие на западе, — утром, но еще чаще в полдень. Рассказывают, что во время славной победы Александра Великого при Арбелах лунное затмение произошло во втором часу ночи, и в то же самое время луна родилась в Сицилии. Известно, что затмение солнца было в Кампании несколько лет тому назад во время консульства Випотана и Фонтея накануне майских календ между седьмым и восьмым часом дня. Полководец Корбулон сообщил, что он видел солнечное затмение в Армении между десятым и одиннадцатым часом дня. Так земля, благодаря своей шарообразности, показывает и прячет от одних людей одно, от других другое. Поэтому, если бы земля была плоской, то все явления происходили бы для всех людей одновременно, и ночи не содержали бы неравного числа часов; ведь тогда даже у людей, живущих не на середине земного шара, дни и ночи были бы по 12 часов, а теперь они всюду неодинаковы.

LXXII.180. Таким образом, жители Востока не видят солнечных и лунных затмений по вечерам, а жители Запада — утром, однако они наблюдают их позже — в полдень. Когда у Арбелы Александр Великий одержал победу, случилось лунное затмение, как передают, во вторую часть ночи, а в Сицилии его наблюдали уже на восходе Луны. В консульство Випстана и Фонтея1) несколько лет назад случилось солнечное затмение в Кампании за день до майских Календ, оно произошло между седьмым и восьмым часом дня, Корбулон же, военачальник,2) сообщает, что в Армении это затмение наблюдалось между десятым и одиннадцатым часом дня; кривизна окружности одни явления утаивает в одном месте, другие обнаруживает в другом. А если бы Земля была плоская, все подобные явления случались бы для всех одновременно и не было бы расхождения в ночных часах, ведь тогда для всех ночь длилась бы 12 часов, как у жителей экватора, что на деле не совпадает для разных климатических поясов.

1) В консульство Випстана и Фонтея, т. е. в 69 г. до н.э. Сохранилась речь Цицерона «В защиту Фонтея».

2) Гней Домиций Корбулон — один из самых знаменитых военачальников времени Клавдия и Нерона, успешно воевал против парфян, но по подозрению в имперских амбициях был казнен Нероном в 67 г. н.э.


АГ = ХИНТ–05

ИДР–04

LXXIII.181. Ночь и день не бывают одновременно на всей земле, потому что на стороне земного шара, противоположной солнцу, бывает ночь, а на другой стороне (обращенной к солнцу) — день. Это было установлено при помощи многих наблюдений, благодаря башням Ганнибала в Африке и Испании, а также в Азии — подобным же сторожевым вышкам, построенным из-за пиратских набегов; зажженные на них в шестом часу дня сигнальные огни видны бывают часто, как известно, в третью ночную стражу на крайних башнях этой линии. Филонид, скороход Александра Великого, приходил из Сикиона в Элиду в девять часов дня, проделав путь в 1200 стадий, и возвращался оттуда, хотя дорога шла под гору, только в три часа ночи: причина в том, что туда Филонид шел вместе с солнцем, а на обратном пути он обгонял солнце, идущее с противоположной стороны ему навстречу. По той же причине даже в самый короткий день у людей, плывуших на запад, день длиннее ночи, потому что их сопровождает само солнце.

LXXIII.181. Соответственно наступление дня и ночи, хотя и происходит на всем земном шаре, случается повсюду неодновременно, на одном конце вращающегося шара наступает ночь, на другом — приходит день. Тому есть многочисленные подтверждения. Когда в виду угрозы пиратов на башнях Ганнибала в Африке и Испании и на похожих башнях в Азии стража бодрствовала в дозоре — сигнальные огни, зажженные на башнях в шестом часу дня, самыми дальними постами были приняты лишь в третью часть ночи, о чем достоверно известно. (Другой пример.) Вестник упомянутого уже Александра по имени Филонид путь в 1200 стадий из Сикеона до Элиды проделывал за 9 дневных часов, а обратный путь у него занимал лишь треть ночи, хотя и лежал под гору, и так (случалось) неоднократно. Причина в том, что выходя, он следовал по пути солнца, а обратный путь он проходил так, как если бы солнце встречало его идущим в противоположном направлении. По этой причине корабли, идущие на Запад, как бы в более короткий срок покрывают днем то же пространство, которое они прошли ночью, поскольку их путь лежит вместе с солнцем.



ИДР–04

LXXIV.182. Показания солнечных часов неодинаковы для тех, кто пользуется ими в разных местах, но каждые 300, самое большое 500 стадий — разные из-за того, что меняется самая длина тени. Соответственно тень стрелки солнечных часов, называемой гномоном, в Египте в поддень в день летнего равноденствия немного длиннее половины длины самого гномона, в Риме тень на 1/9 короче длины гномона, в местечке Анконе — длиннее на 1/35, в Венетской области Италии в это же самое время тень от солнечного луча равна длине гномона.


ИДР–04

LXXV.183. Подобным образом, передают, в городе Сиене, что расположен в 5 тыс. стадий южнее Александрии, в летний полдень (гномон не отбрасывает) никакой тени, а колодец, вырытый для проверки (этого явления), освещается полностью (до самого дна), из чего следует, что в это время в этом месте солнце находится в высшей своей точке; то же наблюдается и в Индии южнее реки Гипас, тоже в поддень, как сообщает Онесикрит. Общеизвестно, в Беренике, городе страны Троглодитов, и в городе Птолемаиды той же области, что в 4820 стадиях оттуда, который был основан на берегу Красного моря для самых первых охотников на слонов — в этих городах в течение 45 дней до летнего солнцеворота и 45 дней после него — все эти 90 дней — солнце отбрасывает тень к югу.


ИДР–04

LXXV.184. В Мерое (на острове в 5 тыс. стадий от Сиены — главном городе эфиопского племени, обитающего на Ниле) дважды в году солнце не дает тени: когда находится в 18° Быка и в 14° Льва. У индийского племени Оретов есть гора под названием Малей, ее вершина летом отбрасывает тень к югу, а зимой — к северу; в течение 15 дней там видны северные созвездия. В той же Индии, в знаменитейшем порту Патале солнце восходит справа, а тень отбрасывает к югу.


ИДР–04

LXXV.185. Во время походов Александра было замечено, что Большая Медведица появляется там только в начале ночи. Онесикрит, его военачальник, записал, что в тех местах, где солнце не отбрасывает тени, Медведицу не видно, места эти известны как не дающие тени, поэтому там нельзя следить за временем (по солнечным часам).

LXXVI. И у Троглодитов за два 45-дневных срока тень падает неправильно, как передает Эратосфен.


ИДР–04

LXXVII.186. Таким образом, получается, что из-за неодинаковой долготы дня самый длинный день в Мерое длится почти 13 равноденственных часов, в Александрии — 14 часов, в Италии — 15 часов, 17 часов в Британии, где белые летние ночи не оставляют сомнений в том, что утверждает и теория, а именно, что в дни летнего солнцестояния солнце ближе всего к наивысшей точке вселенной, и из-за затрудненного прохождения лучей (части) земли, лежащие внизу, имеют продолжительность дня в 6 месяцев, и продолжительность ночи — 6 месяцев, когда (солнце поворачивает) с противоположной стороны на зиму.


ИДР–04

ХИДР–05

LXXVII.187. Так происходит и на острове Туле, что расположен в шести днях плавания к северу от Британии, как писал Пифей из Массалии,1) а также на острове Мона, что отстоит от британского городка Камулодуна, как утверждают, приблизительно на 200 миль.

LXXVIII. Автором учения о длине теней, называемого гномоникой, был Анаксимен Милетский,2) ученик Анаксимандра, о котором мы уже говорили, он же первым применил в Лакедемоне солнечные часы — прибор, который называется скиотерон.

LXXVIII. Теорию теней и так называемую гномонику создал Анаксимен Милетский, ученик Анаксимандра. Он же первым показал в Спарте хорологии — солнечные часы того типа, который называют «ловец теней» (sciothericon).

1) Пифей из Массалии — греческий географ и исследователь северной части Атлантики, жил во второй половине IV в. до н.э. Оставил отчет о своих плаваниях в работе «Об океане».

2) Анаксимен Милетский (ок. 585 — ок. 525 гг. до н.э.) греческий философ, представитель ионийской натурфилософии. Первичной субстанцией мироздания считал воздух.

Анаксимандр из Милета (ок. 611 — ок. 546 гг. до н.э.), первичной субстанцией мироздания считал апейрон — вечную, неизменную, материальную первоединицу.


ИДР–04

ХИДР–05

LXXIX.188. Продолжительность дня отсчитывают в разных местах по-разному: вавилоняне — между двумя солнечными восходами, афиняне — между двумя закатами, умбры — от полудня до полудня, простолюдины — от рассвета до сумерек, римские жрецы и люди, специально за этим наблюдающие,— так же как и египтяне и Гиппарх1) —от середины до середины следующей ночи. Очевидно, что световой день между закатом и восходом короче сразу за летним солнцеворотом, а не при равноденствии, поскольку зодиакальный свод в положении, близком своему центру, воздействует слабее, а ближе к летнему солнцевороту — сильнее.

LXXIX.188. Продолжительность дня как такового различные народы фиксировали (observavere) по-разному: вавилоняне считали от восхода до восхода Солнца, афиняне — от заката до заката, умбры2) — от полудня до полудня, плебеи (vulgus) по всей Италии — от рассвета до темноты, римские священники и те, кто установил для гражданских законов, что считать днем, а также египтяне и Гиппарх — от полуночи до полуночи... <...>

1) Гиппарх из Никеи (190—125 гг. до н.э.) — один из выдающихся астрономов и математиков античности. Он рассчитал аномалию движения Солнца, определил расстояние от Земли до Луны, создал каталог звездного неба, открыл прецессию равноденствий.

2) ...умбры... — представители древнейшего населения Италии, родственные по языку римлянам. К III в. до н.э. умбры были вытеснены сначала этрусками, а затем галлами из исконной области своего обитания в северной Италии в среднюю Италию, где заселили область, известную впоследствии как Умбрия и ко времени Плиния полностью покоренную римлянами.


ИДР–04

LXXX.189. Теперь нужно сопоставить явления, вытекающие из атмосферных причин. Ведь эфиопы, без сомнения, рождаются темнокожими и курчавыми из-за близкого соседства небесных тел, опаленные их жаром, а в противоположной части света обитают племена с белой прозрачной кожей и длинными светлыми волосами, и если их суровость происходит от суровости окружающей среды, то эмоциональность первых — от быстрой смены небесных явлений; основанием для этого утверждения служит то, что жизненная влага их конечностей как бы под воздействием жара стремится вверх, а у противоположных (им народов) — уходит вниз вместе с падающими вниз осадками. На севере рождаются сильные звери, у эфиопов — множество различных животных, особенно птиц; но и там, и здесь обитают люди высокорослые, здесь — из-за стремящегося вверх жара, там — из-за того, что напитаны влагой;


ИДР–04

LXXX.190. но посреди земного шара, из-за благотворного соединения обоих (элементов огня и влаги) находится пространство, наиболее приспособленное для рождения всего, жители здесь — среднего роста, цвет их кожи нейтрален, нравы их мягки, мысли плавны, они легко приспособляются к обстоятельствам и внешней среде; такого социального устройства, как здесь, никогда не знали окраинные народы, поскольку, обособленные и оторванные из-за дикости окружающей их природы, они не могли перенять наш опыт (никогда не были у нас в подчинении).


ИДР–04

ХИДР–05

LXXXI.191. По вавилонскому учению и землетрясения, и щелевые разломы на почве обусловлены тем же воздействием звезд, которым определяются прочие подобные явления, но особенно сильно влияние тех трех звезд, которые вызывают молнию (Сатурн, Юпитер, Марс), влияние их особенно сильно, когда они движутся вместе с солнцем или встречаются с ним, но главным образом, когда они находятся в небесном квадрате. Замечательную и бессмертную божественную мудрость в этих делах, если верить, приписывают Анаксимандру Милетскому, который, как говорят, предупредил спартанцев, чтобы те позаботились о городе и зданиях ввиду предстоящего землетрясения, тогда был разрушен весь их город, а большая часть горы Тайгет, очертаниями сходная с кормой корабля, обрушившись, погребла под обломками это несчастье. Другое предсказание приписывают Ферекиду, учителю Пифагора,1) он так же, зачерпывая воду из источника, по божественному вдохновению предвидел землетрясение и предупредил граждан.

LXXXI.191. По убеждению вавилонян, даже землетрясения и расседания земли вызываются силой звезд, которая вообще является [окончательной] причиной всех явлений. Впрочем [землетрясения, по этому убеждению] вызываются силой не всех звезд в совокупности, а тех же трех,2) с которыми связывают молнии, причем происходят [землетрясения, когда эти три звезды] находятся в соединении с солнцем... <...> Этим убеждением, если верить нашим источникам, вдохновлялся в своих ярких и бессмертных [мыслях] натурфилософ («физик») Анаксимандр Милетский, о котором сообщают также, что он предупредил спартанцев, чтобы они берегли свой город и дома, так как грозит землетрясение; а затем действительно весь их город подвергся разрушению, а к тому же большой кусок горы Тайгет, выступавший из нее в форме корабельной кормы, оторвался и рухнул, что усугубило катастрофу. Можно вспомнить и другое предсказание, столь же божественное: Ферекид, учитель Пифагора, как передают, предсказал своим согражданам землетрясение, увидев его предзнаменование в уходе воды из колодцев.

1) Ферекид с о. Сирос, жил в сер. VI в. до н.э., автор космологических произведений с сильным влиянием мифологических представлений, учитель Пифагора.

Пифагор (ок. 570 — 500 гг. до н.э.) — греческий философ с о. Самос, основатель пифагорейской школы, действовавшей в г. Кротоне (южная Италия).

2) ...тех из трех... — имеются в виду планеты Марс, Юпитер и Сатурн.


ИДР–04

ХИДР–05

LXXXI.192. Если это верно, сколь близкими божественному промыслу должны были считать этих людей уже и при жизни! Но об этом пусть каждый судит сам как хочет. Я полагаю, что причины землетрясений, без сомнения, можно приписать ветрам; ведь землетрясениям всегда предшествует штиль на море и в воздухе, настолько недвижимом, что становится невозможным парение птиц, лишенных воздушной опоры, землетрясения всегда случаются вслед за ветрами, как бы скрытыми до поры в венах и неведомых полостях земли. Землетрясения для почвы — то же самое, что гром для тучи, а разломы — то же самое, что молния, ее прорвавшая: это огненная стихия, ищущая выхода на волю.

LXXXI.192. Если все эти рассказы верны, то многим ли, по-видимому, отличаются от богов такие предсказатели еще при своей жизни? <...>


ИДР–04

LXXXII.193. Разные бывают землетрясения, и последствия их удивительны: в одних местах они разрушают стены, в других — оставляют глубокие разломы на почве, в третьих — извергают камни, где-то пробивают источники, иногда извергают фонтаны огня и пара, в других местах изменяются русла рек. Предшествует (землетрясению) или сопровождает его ужасный грохот, иногда схожий с ворчанием, иногда — с мычанием или человеческим стоном, порою — со скрежетом сражающегося оружия, это зависит от природы извергаемых (элементов) материи и от формы (отверстия), через которое исторгается содержимое: отверстия или подземные каналы; звук сильнее, если вещество устремляется сквозь очень узкое отверстие, звук глухой — если жерло извилистое; вырывающаяся масса отражается от твердых пород, вскипает на влажных (почвах), вызывает волнения стоячих вод, ополчается на массивные пласты (почвы). Иногда просто слышен гул.


ИДР–04

LXXXII.194. А иногда землетрясение проходит не как обычно, но дрожит и вибрирует земля. Иногда разлом в земле обнажается, обнаруживая то, что проглочено, а иногда края его смыкаются, не оставляя никаких следов: ушедшие под землю города по большей части образуют зияющие впадины, при этом чаще всего землетрясениям подвержены приморские районы, однако и горные не застрахованы от этого несчастья: я лично убедился в том, что Альпы и Аппенины трясет довольно часто.


ИДР–04

LXXXII.195. Землетрясения чаще случаются осенью и весной, так же, как и молнии. Поэтому в Галлии и Египте они чрезвычайно редки, в Египте им препятствует лето, в Галлии — зима. Также ночью они чаще, чем в полдень. Наибольшую силу землетрясения имеют в утренние и вечерние часы, а повторяются чаще всего перед рассветом, днем же — около полудня. Случаются они и во время солнечных и лунных затмений, поскольку в это время утихают бури, но особенно часто — когда жара сменяется дождями или дожди — жарой.


ИДР–04

LXXXIII.196. Мореходы знают несомненные признаки надвигающегося землетрясения, когда в безветренную погоду вдруг вздуваются валы или когда корабль сотрясается как бы от удара. На кораблях начинают скрипеть и вибрировать мачты, а в домах признак надвигающегося землетрясения — скрип дверных косяков; трусливые птицы не садятся (на землю). И в небе есть знак, предвещающий надвигающееся землетрясение — в ясный поддень или на закате — это тонкая линия облаков, вытянувшихся на большом пространстве.


ИДР–04

LXXXIV.197. И в колодцах вода становится мутной и с неприятным запахом, как будто они наполнены лекарствами, такой вкус воды часто бывает в гротах, когда вода, вобрав их запах, выдыхает его (на поверхность). Относительно городов замечено, что реже трясет города, в которых прорыты каналы для отвода воды, и здания, нависающие над такими каналами, находятся в большей безопасности, как это замечено в Неаполе, в Италии, обширная территория которого подвержена такой опасности. Менее всего подвергаются опасности арки зданий, а также углы стен и двери, расположенные друг против друга; меньшим повреждениям от сотрясений подвергаются также стены из глиняного кирпича.


ИДР–04

LXXXIV.198. Большое различие существует и в видах землетрясений, хотя чаще всего — это толчки: самый безопасный вид — когда от вибрирующего звука дрожат здания и когда (почва) вздымается и опускается попеременно; не столь опасно и когда крыши ударяются одна о другую под воздействием попеременных ударов, поскольку одно движение уравновешивается другим. Волновое трясение и колебание почвы — наиболее опасны, так же как и однонаправленное движение толчков. Сотрясения, однако, прекращаются, когда утихает ветер, но если ветер усиливается, землетрясение прекратится не раньше, чем через 40 дней, а чаще и позже, поскольку иногда землетрясения продолжаются в течение года или двух.


ИДР–04

LXXXV.199. Однажды в Мутинской земле в консульство Л. Марция и Секста Юлия1) произошло грандиозное необъяснимое землетрясение, сведения о котором я нашел в этрусских книгах. С неимоверным грохотом столкнулись две горы, столкнулись и разошлись, а между ними среди бела дня в небо поднялись столбы дыма и пламени, это явление наблюдали с Эмилиевой дороги множество римских всадников с провожатыми и прохожие. При этом столкновении были разрушены все загородные виллы и погибло все живое, там оказавшееся, было это за год до Союзнической войны, которая, мне кажется, была не менее ужасной для италийской земли, чем гражданские войны. Не менее удивительное знамение известно и в наше время в конце пребывания у власти Нерона, о чем мы уже писали в истории его правления; травы и оливковые деревья, покинув свои места, перебрались через общественную дорогу на противоположную ее сторону; это случилось на территории Мутинцев в земельных владениях римского всадника Веттия Марцелла, управляющего имуществом Нерона.


1) Консульство Луция Марция и Секста Юлия — 91 г до н.э.


ИДР–04

LXXXVI.200. Землетрясения сопровождаются волнениями на морях, вызванными, очевидно, тем же движением воздуха, то обрушивающимся на землю, то уходящим в ее углубления. Самое сильное землетрясение на памяти человечества случилось в правление Тиберия Цезаря, когда в одну ночь были разрушены 12 городов Азии, а самые частые землетрясения наблюдались во время Пунической войны, когда в течение года, как сообщали в Риме, было 57 (толчков). В том же году сражающиеся у Тразименского озера пунийцы и римляне не почувствовали сильнейшего землетрясения. Землетрясение — не просто зло, представляющее опасность,— это вместе с тем и дурное предзнаменование: ни разу не сотрясало город Рим без того, чтобы это явление не было бы вестником каких-либо надвигающихся событий.


ИДР–04

LXXXVII.201. Одинакова причина и новообразований земли, когда та же сила, вздымая землю, не может, однако, прорвать ее оболочку. Ведь вновь образованные земли появляются не только вследствие речных наносов, например, Эхинадские острова — это наносы реки Ахелой, так же как и большая часть Египта — наносы Нила, территория эта находится на расстоянии суточного перехода от острова Фарос, если верить Гомеру, и не только вследствие отступления морей, как это случилось с Цирцеями; то же самое, как передают, произошло и с гаванью Амбракией, где море отступило на расстояние 10 тыс. шагов (1,48 м), и в Афинах, оказавшихся на расстоянии 5 тыс. шагов от Пирея, и в Эфесе, где море однажды подошло к храму Дианы. Если верить Геродоту, море простиралось выше Мемфиса вплоть до Эфиопских гор и далее до Аравийской Равнины, море окружало Илион и всю территорию Тевтранта, поля которой образованы наносами реки Меандр.


ИДР–04

LXXXVIII.202. Рождаются новообразования и другим путем, например, острова внезапно появляются из моря, как будто соразмеряет природа: проглоченное в одном месте возвращает в другом.

LXXXIX. Хорошо известные острова Делос и Родос, как сообщают источники, некогда появились из моря, а впоследствии появились острова поменьше: Анафа — выше Мелоса, Новые острова — между Лемносом и Геллеспонтом, остров Халон — между Лебедом и Теосом; между Кикладами в четвертый год 145-й Олимпиады — Фера и Ферасия; там же 130 лет спустя — Священные острова; таков же и остров Стихийный и в двух стадиях от него остров Тия, образовавшийся спустя 110 лет уже на нашей памяти на восьмой день июльских Ид в год консульства М. Юния Силана и Луция Бальба.1)


1) Консульство М. Юния Силана и Луция Бальба было в 25 г. до н.э.


ИДР–04

LXXXIX.203. Еще до наших дней вблизи Италии среди Эолийских островов, а также около Крита поднялись из моря два острова, один — длиною 2500 шагов, с горячими источниками, другой — в третий год 163-й Олимпиады — в Тусканском заливе с вырьтающимися из-под земли горячими испарениями: передают, что вокруг острова всплыло множество рыбы, и те, кто употреблял ее в пишу, тотчас умирали. Так, говорят, появились и Питекусы в Кампанском заливе, последней на островах образовалась гора Епоп, но пламя, внезапно вырвавшееся из ее вершины, сравняло эти места с долиной. Там же ушел под землю город, в результате другого землетрясения образовалось озеро, а еще одно, поглотив город, образовало остров Прохиту.


ИДР–04

XC.204. И не только таким образом появляются в природе острова: от Италии отделилась Сицилия, Кипр — от Сирии, Эвбея — от Беотии, от Эвбеи — Аталанты и Макры, Бесбик — от Вифинии, Левкосия — от мыса Сирен.

XCI. И снова природа отобрала острова у моря и вернула их суше, Антиссу — Лесбосу, Зефир — Галикарнассу, Этусу — Минду, Дромиск и Перн — Милету, Нарфекусу — горе Парфений. Хибанда, некогда бывший ионийским островом, теперь отстоит от моря на 20 стадий; Сирия оказалась в глубине Эфеса, так же как соседствующая с ним Магнезия с Лерасидами и Сафонией. Эпидавр и Орик перестали быть островами.


ИДР–04

XCII.205. Если верить Платону,1) море целиком поглотило огромное пространство в районе Атлантического океана, затем во Внутреннем море — Арканию, затопленную, как мы теперь видим, Амбракийским заливом, Ахайю — Коринфским заливом, Европу и Азию — Пропонтидой и Понтом. К тому же вырвавшееся море образовало проливы Левкадийский, Антиррийский, Геллеспонтский, и два Боспорских.2)

XCIII. Но и кроме случаев, когда она пропадает из-за болот и заливов, сама себя поедает земля. Она проглотила высочайшую гору Кибот вместе с городом одноименного названия в Карии, Сипил — в Магнезии, и в том же месте прежде процветавший город, который называли Танталидой, поля Финикии вместе с городами Галено и Галамы, Фегии — высочайшую горную гряду Эфиопии, не менее коварно расправляясь и с побережьем.


1) Речь идет о знаменитом рассказе Платона, знаменитого афинского философа (427—347 гг. до н.э.) об Атлантиде и ее гибели в пучине Океана.

2) Под двумя Боспорскими проливами Плиний подразумевает Боспор Фракийский (совр. Босфор) и Боспор Киммерийский (совр. Керченский пролив).


Латышев.

ИДР–04

РГИ.

XCIV.206. Понт поглотил города Пирру и Антиссу, лежавшие около Меотиды...1)

XCIV.206. Возле Меотиды Понт поглотил города Пирру и Антиссу, Коринфский залив — Гелику и Буру, следы которых можно обнаружить на большой глубине. От острова Кеос в море внезапно погрузилась территория размером более 30 тыс. шагов со множеством населявших ее людей, и в Сицилии — половина города Тиндарида, погибла часть (прибрежной) Италии, так же как и Элевсин в Беотии.

XCIV.206. Понт поглотил близ Меотиды [города] Пирру и Антиссу.2)


XCV. Однако не будем больше говорить о землетрясениях и о том, что остается в конце концов на пепелищах городов, скажем лучше об удивительных свойствах Земли, а не о злодеяниях природы. И, ей-богу, легче было описывать небесные явления: (придется назвать) такое изобилие ископаемых, такие богатства, плодородие, неиссякающее на протяжении стольких веков,


1) Это повторяет схолий к Сiс., pro Flacco, 12. [Названные пункты из более древних источников в Причерноморье неизвестны].

2) То же сообщение сохранилось в схолиях к речи Цицерона «За Флакка» (12). Ничего более об этих городах в Понте не известно, но Плиний упомянул города с такими же названиями на острове Лесбос (V, 39). Подробнее об этих двух городах см.: Никонов 2001, 241-246; автор считает, что эти города находились на северо-западе Боспора Киммерийского и оказались на дне моря в результате оползневых смещений, вызванных мощным землетрясением 64/63 г. до н.э., которое, начавшись как раз в этом регионе, вызвало грандиозные разрушения на Боспоре. Р. Мэйсон считает, что, коль скоро Плиний упоминает эти же города на Лесбосе, то, возможно, они были основаны на Боспоре лесбосцами (Mason 2008, 329). См. также: ГПП 1991, 21-22.


ИДР–04

XCV.207. хотя ежедневно во всем мире опустошают землю огнем и мечом, разорением, войнами, преступлениями, губят ее бессмысленная роскошь и огромное множество людей; а сколь разнообразны виды ее самоцветов, окраска ее камней, и среди них один — непрозрачный, но пропускающий дневной свет; а сила целебных источников, а множество мест, где огонь не иссякает вот уже столько столетий, а смертоносные испарения, выходящие либо из трещины в земле, либо образующиеся благодаря структуре почвы, в одних местах гибельные только для птиц, как в районе горы Соракт по соседству с Римом, в других — для всех живых существ, кроме человека, а иногда и для человека тоже, как, например, в областях Синуесса и Путеолы, называмые «отдушиной», а в Херонее есть пещеры, испукающие смертоносные испарения;


ИДР–04

XCV.208. то же и в Ампсанкте Гирпинской области у храма Иефиты есть пещера, войдя в которую, люди умирают; такая же пещера есть в Гиераполе в Азии — это место безопасно лишь для служителей Великой Матери; в других местах есть гроты, испарения которых вызывают способность предвещать будущее, как, например, знаменитый оракул в Дельфах. Какое иное объяснение может привести человек, кроме того, что время от времени то здесь, то там прорывается рассеянная по всей природе (воля) божества?


ИДР–04

XCVI.209. Иногда почва начинает вибрировать под ногами, как в области габиенов недалеко от Рима, где под всадником сотрясается земля на пространстве в 200 югеров; также и в области реатов. Встречаются и вечно плавающие острова, как в области Цекуб, и то же самое у реатов и мутинов, у статаниев, у Вадимонского озера, в районе дремучих лесов есть Кутилийские источники, меняющие местоположения в зависимости от времени суток; а в Лидии есть острова, называемые тростниковыми, которые движутся не только от силы ветра, но даже и багром можно направить их в любую сторону, люди спасались на них во время Митридатовых войн. В Нимфейской области есть островки, прозванные пляшущими, поскольку под звуки песнопений они движутся в унисон с отбиваемым ногами ритмом. В Италии на огромном Таквинском озере есть два острова, кочующие от берега к берегу, ветер толкает их по кругу или по треугольнику, но никогда их путь не образует фигуры квадрата.


Таронян

ИДР–04

XCVII. 210. В Пафосе есть знаменитое святилище Венеры, на определенный участок которого дождь не падает. То же самое в Нее, городе Троады, вокруг изображения Минервы; в этом же месте остатки от жертвоприношений не разлагаются.1) (...)

XCVII.210. В городе Паф есть знаменитый храм Венеры, вокруг которого никогда не идет дождь, то же самое наблюдается и в городе Нее, в Троаде, вокруг изображения Минервы, там не гниют остатки жертвоприношений.

1) Пафос — город у юго-западного берега острова Кипра, с римского времени называемый Палепафос (Старый Пафос), в отличие от Нового Пафоса, тоже очень древнего города в 15 км к западу от Старого Пафоса. На месте Старого Пафоса сейчас находится деревня Куклия; Новый Пафос — совр. Баффо (из «Пафос»). Ниже под «Пафосом» имеется в виду Старый Пафос.

Зимой и весной у берегов Кипра от прибоя волн из продуктов разложения водорослей и морских животных образуется огромное количество пены, особенно у берега Пафоса. По мифу, именно здесь у Пафоса из пены родилась богиня Афродита (Венера) (от αφρός — «пена») — «Афродита Анадиомена» (см. примеч. 1 к XXXV, 91), «Пафия», «Киприда». Пена вынесла ее на возвышенное место на берегу, где и был основан Пафос со святилищем Афродиты, самый древний и главный центр культа Афродиты в Греции. — В античной традиции Пафос был догреческой колонией финикийцев с культом финикийской Астарты (отождествленной с Афродитой), или, по другим сообщениям, был основан микенцами. — По античным описаниям, в этом необычном храме идолом богини был каменный конус (см., напр.: Тацит, История, II, 2-3). На сохранившихся геммах и монетах римского времени святилище и храм Афродиты в Пафосе изображены с большим идолом-конусом ( = фетишем) в центре храма. Сохранились остатки святилища (в основном — римского времени, восстановленного после землетрясения). Тацит пишет, что алтарям поклоняются молитвами и чистым огнем, и хотя эти алтари находятся под открытым небом, они никогда не окропляются дождем. — Здесь у Плиния участок — aream, но некоторые читают aram («жертвенник, алтарь»). — Об отсутствии дождя в этом месте сообщают многие античные авторы. Еще Эврипид (Вакханки, 403 слл.) называет Пафос «бездождным». На Кипре летом бывают продолжительные периоды бездождья, и этим объясняют происхождение этой легенды.

Троада — область, северо-западный угол Малой Азии. В V, 124 Плиний указывает, что «город Нее» (oppidum Nee) находится у западного побережья области Троады, после (к северу) города Александрии-Троады (приблизительно в центре западного побережья Троады). Здесь (II, 210) он указывает: in Nea, oppido Troadis (в Нее, городе Троады). По-видимому, город Nea и Nee у Плиния тождественны. Но едва ли город Неа тождественен с «Неа Коме» (букв.: «Новая деревня»), о которой упоминает Страбон (XIII, 603) в другой, восточной части области Троады. Кроме того, Плиний в числе примеров внезапно появляющихся островов (II, 202) приводит Neae («Неи», мн. ч.), между островом Лемносом (около западного побережья Троады) и Геллеспонтом, — неясно, название ли это одного острова или группы островов. В другом месте (IV, 72) Плиний в числе островов, находящихся перед Термейским заливом (между Фессалией в Северной Греции и Халкидским полуостровом), указывает остров «Нею (Neam), который посвящен Минерве» ( = Афине). В двух последних случаях, как полагают, имеется в виду один и тот же остров Неа. Ни одно из указанных мест сейчас не локализовано. По одному сообщению, Филоктет (см. в примеч. 7 к XXXV, 138, в конце) был укушен змеей на острове Нее, по другому — на острове Хрисе, а оттуда перенесен на Лемнос. Предполагают, что остров Неа и Хриса тождественны и что этот остров находился к востоку от острова Лемноса и, вероятно, исчез позднее (может быть, обширная отмель в этом месте — остатки острова). Однако здесь все остается неясным.

Можно привести еще одно сообщение Страбона, который передает (XIV, 658), что около города Баргилий (на юго-западном побережье Малой Азии, чуть севернее Галикарнаса) есть «святилище (храм) Артемиды Киндиады, которое, как верят, дождь обходит». Таким образом, все эти поверья относятся к святилищам.


Восток.

ИДР–04

РГИ.

XCVIII.211. <...> Около реки Инд есть две горы: у одной такая природа, что она удерживает всякое железо, у другой — такая, что она отталкивает. Таким образом, если в обуви есть гвозди, то на одной ноги не могут подняться, на другой — устоять.1) <...>

XCVIII.211. Вблизи города Гарпаса в Азии есть удивительный камень: его можно сдвинуть пальцем, а под напором всего тела он не поддается. На Таврическом полуострове, в городе Парасин есть земля, с помощью которой излечиваются любые раны. А неподалеку от Ассона в Троаде появился камень, от которого тела покрываются язвами, его называют разъедающим плоть. В районе реки Инд есть две горы, одна из которых притягивает железо, другая — отталкивает; так что если в обуви есть гвозди, — на одной горе нельзя было бы оторвать ступню, на другую — поставить ногу. Замечено, что в Локрах и Кротоне никогда не бывает моровой болезни и землетрясений, а в Ликии, после землетрясения, 40 дней стоит ясная погода. В Арпанской области плохо рождаются зерновые; у алтаря Муция в области вейентов и возле Тускула, и в Циминском лесу есть места, где воткнутые в землю предметы невозможно вытащить обратно. Сено из травы, выросшей в Крустумерии, вредно, а перевезенное в другое место, — полезно.

XCVIII.211. На Таврическом полуострове,2) в городе Парасин, есть земля, которая излечивает всякие раны.3)

1) Об этом ничего не известно (считают, что это логический вывод из ошибочной информации).

2) Т. е. в Крыму.

3) Сопоставив название города Пароста в Западном Крыму — о нем упоминает Птолемей (III, 6,5: Παρόστα) — с Парасином Плиния, Ю. А. Кулаковский (1896, 1) сделал весьма правдоподобный вывод: античный Парасин находился где-то в районе современных Сак, известных своими целебными грязями. Таким образом, Парасин лежал на зависимой от Херсонеса территории. А там, по крайней мере с IV—III вв. до н.э., практиковали опытные греческие врачи, прибывавшие из метрополии с острова Тенедос (Соломоник, Антонова 1974, 104). Видимо, они включили в арсенал своего лечения и целебные грязи, слава о которых распространилась настолько широко, что их свойства были описаны в каком-то греческом сочинении, откуда Плиний черпал материал для своей энциклопедии. О других попытках локализации Паросты-Парасина см.: ГПП 1991, 216.


ИДР–04

XCIX.212. О природе явлений, связанных с водой, уже сказано. Но чередование морских приливов и отливов в высшей степени загадочны, и хотя обусловлены они многими причинами, главная из них — конечно же, Солнце и Луна. Между двумя восхождениями луны каждые 24 часа дважды случаются приливы, и дважды — отливы. Первый раз волны вздымаются, когда ее путь совпадает с вращением вселенной, затем спадают, когда, пройдя высшую точку подневного неба, луна поворачивает на запад, и с запада проходит под землей в низшем своем положении, вновь вызывая приливы, а отсюда, пока не вернется в исходное положение, на своем восходе вызывает отливы.


ИДР–04

XCIX.213. Будто неравными глотками, прерываясь, втягивает в себя ненасытная луна морскую влагу, всегда восходя в другом, нежели накануне, месте; морские отливы происходят равномерно каждые 6 часов, однако не всегда и не везде, но только в период равноденствия, поскольку в повседневной жизни количество часов дня и ночи не совпадает; за исключением равноденственных, когда повсюду количество дневных часов равно количеству ночных часов.


ИДР–04

XCIX.214. Это сильное и блестящее доказательство, или даже глас божий, что неправы те, кто отрицает, что те же планеты, которые заходят, восходят вновь во всех странах одни и те же и вся природа одинаково управляется и зависит от этих процессов восхода и заката, и очевидно, точно так же проходят звезды с обратной стороны земного шара, так же воздействуя в другом месте, как видимые нами воздействуют на нас. <...>


Латышев.

РГИ.

CV.224. Наибольшая глубина моря, по словам Фабиана,1) достигает 15 стадиев. Другие говорят, что в Понте против земли племени кораксов на расстоянии около 300 стадиев от материка море имеет неизмеримую глубину и что там никогда еще не доставали до дна (эти места называют «пучинами» Понта).2)

CV.224. Фабиан3) сообщает, что наибольшая глубина моря 15 стадиев.4) Другие передают, что на Понте против племени кораксов5) — [это место] называют Батея Понта — примерно в 300 стадиях от континента находится огромная глубина моря, где никогда не достигали дна.6)

1) [Папирий Фабиан, ретор и философ, живший в первой половине I в. н.э.].

2) [Это место является парафразой Arist. Meteor., I, 13, 29].

3) Вероятно, имеется в виду С. Papirius Fabianus — представитель стоической философии из школы Секстия (время Августа).

4) Плиний не часто показывает дистанции в греческих стадиях — в основном, он переводит их в римские мили. Величина стадия в разных городах и у разных авторов варьируется — от 177,36 м до 201 м. О соотношении стадия и мили см.: Lehmann-Haupt 1929, 1931-1962; Фирсов 1972, 154-174; Janvier 1993, 3-22.

5) О племени кораксов Плиний подробно пишет ниже в VI, 15 (см. примеч. 482). Расположение «Пучин Понта» напротив кораксов предполагает их локализацию неподалеку от Северо-Восточного Причерноморья.

6) Выражение βαθέα τοῦ Πόντου («пучины Понта») дважды встречается в «Метеорологии» Аристотеля (I, 13, 18 и 29). В I, 13, 28 Аристотель пишет: «...Находящееся под Кавказом озеро, которое туземцы называют морем [Каспийским], очевидно, находит себе выход в глубине: принимая в себя много больших рек и не имея открытого стока, оно изливается под землю у страны кораксов, около так называемых пучин Понта; это неизмеримая глубина моря: по крайней мере никто еще никогда не мог достать дна, спуская [лот]». Плиний в данном месте просто транскрибировал греческое название «Пучин». Обращает на себя также внимание связь «Пучин Понта» с кораксами, обнаруживаемая в обоих текстах.


Евреи.

CVI.226. В Асфальтовом озере в Иудее, порождающем смолу, ничто не может утонуть, и точно так же в Аретиссе в Великой Армении (это щелочное озеро, где водятся рыбы).

СМОМПК-4.

CVI.226. 106, 5. ... В реке Сурии (Surius), в Колхиде, дерево, брошенное в воду, покрывается каменной корой, и таким образом кора сохраняется в своем первобытном виде, тогда как внутренность вся окаменевает.


Латышев.

РГИ.

CVI.231. . ... На холме Либеросе1) в земле тавров есть три источника, причиняющие неотвратимую, но безболезненную смерть.

CVI.231. ...На Либеросе, холме у тавров,2) есть три источника, несущие неотвратимую и безболезненную смерть.3)

1) [Это наименование из других источников в Крыму не засвидетельствовано].

2) Тавры — местные жители Крыма (см. о них подробнее: NH, IV, 85 и примеч. 236 и 239).

3) Об этом холме и источниках не сохранилось никаких других свидетельств. По мнению Д. Кемпбелла, речь идет о Херсонесе Таврическом (Campbell 1936, 88).


Н. Горелов. Основоположник фантастической индологии // Послания из вымышленного царства / Пер. с др.-греч., ст.-фр.; Пер. с лат., сост., вступ. ст. Н. Горелова. — СПб.: Азбука-Классика, 2004.

CX.236. 106. В Фасилиде пылает огнем гора Химера, и ее пламя не умирает ни днем, ни ночью. Ктесий Книдский сообщает, что это пламя сжигает воду, а затушить его можно только землей и прахом.


РГИ.

CXII.242. Наша часть Земли,1) о которой я сейчас рассказываю, словно плавая, как было уже сказано,2) в окружающем ее Океане,3) весьма далеко простирается с востока на запад, то есть от Индии до Столпов, посвященных Гераклу4) в Гадесе: согласно Артемидору,5) на 8568 миль,6) согласно Исидору,7) на 9818 миль.8)

1) С этой главы начинается географический очерк, в котором Плиний описал все земли, известные римлянам в I в. н.э. География ойкумены занимает конец второй, третью, четвертую, пятую и шестую книги ЕИ. «Наша часть Земли» — земли северного полушария, известные римлянам и грекам. Греческие географы эпохи эллинизма (Эратосфен, Кратет и др.), трудами которых, хотя и опосредованно, пользовался Плиний, полагали, что в Мировом Океане существуют четыре части суши. В северном умеренном поясе лежит ойкумена (οἰκούμένη — по-гречески «обитаемая земля», известная грекам), ее-то и описывает Плиний, называя «нашей частью Земли». Наряду с ойкуменой в северном полушарии есть страна периэков (букв. «рядом живущих»), в южном полушарии аналогично расположены земли антэков (букв. «противоживущих») и антиподов (букв. «живущих под ногами»).

2) Об этом говорилось в 171 главе II книги ЕИ.

3) Представление о том, что Земля со всех сторон омывается Океаном, согласно утверждениям античных ученых, шло от Гомера (подробнее см. примеч. 11 к Меле).

4) Античные географы, подобно Плинию, часто начинали описание ойкумены от Геракловых Столпов, которыми традиционно считались скала Гибралтар (древняя Кальпе) и противостоящая ей возвышенность на африканском берегу (древняя Абиле). См. такой же порядок описания в «Перипле» Пс.-Скилака и в «Хорографии» Помпония Мелы.

5) Имеется в виду греческий географ Артемидор Эфесский, живший в конце II — начале I в. до н.э. На его труд Γεογραφούμενα, или Γεογραφια, в 11 книгах Плиний ссылается также в II, 246; IV, 77; V, 47; VI, 36; VI, 210 (и 9 раз в других местах ЕИ) и приводит его имя в индексах всех географических книг. Об Артемидоре Эфесском как источнике Плиния см.: Detlefsen 1909, 160-162; Sallmann 1971, 60-64.

6) 8568 римских миль = 12681 км. В рукописях ЕИ существует разнобой в чтении цифр, некогда по-разному списанных с античного оригинала сочинения Плиния. В переводе мы приводим те цифры, которые дает используемое нами издание ЕИ Яна-Майхоффа. Разночтения указываются в примечаниях к переводу. О географических измерениях у Плиния см.: Скржинская 1977, 74-82.

7) Исидор Харакский назван самим Плинием в качестве источника этой книги (см. выше примеч. 1). Имеется в виду греческий географ августовского времени, возможно, автор не дошедшего до нас труда «Перипл ойкумены» (см. о нем как источнике Плиния: Oehmichen 1880а, 1-10; Detlefsen 1909, 162-164; Sallmann 1971,50-60). Д. Детлефсен, проанализировав упоминания Исидора в ЕИ, VI, 141, считает, что труд Исидора, которого Плиний упоминает 15 раз, был одним из непосредственных источников Плиния (Detlefsen 1909, 122).

8) 9818 миль = 14531 км.


Латышев.

РГИ.

CXII.245. [От устья Понта до] мыса Карамбиса 350 000 шагов,1) до устья Меотиды — 266 000;2) этот путь по прямому направлению в море может сократиться. От устья Танаиса на расстоянии 2 110 000 шагов самые тщательные исследрватели помещают Канопское устье Нила.3) Артемидор4) признал дальнейшие страны неизведанными, сообщая только, что вокруг Танаиса по направлению к северу живут сарматские племена. Исидор5) прибавил, что оттуда до Туле 1125000 шагов, но это только догадка по соображению. Я полагаю, что пределы сарматов известны на расстоянии, не меньшем вышесказанного.6)

CXII.245. Ширина же Земли с юга на север, приблизительно в половину меньшая,7) определяется Исидором в 5462 мили,8) откуда ясно, сколько с одной стороны отобрал жар, а с другой — холод...9) Это измерение идет от берега Эфиопского океана, где только он обитаем, к Мероэ 705 миль,10) затем к Александрии — 1250 миль,11) Родосу — 584 мили,12) Книду — 86,5 мили,13) Косу — 25 миль,14) Самосу — 100 миль,15) Хиосу — 94 мили,16) Митилене — 65 миль,17) Тенедосу — 49 миль,18) мысу Сигей — 12,5 мили,19) устью Понта20) — 312,5 мили,21) мысу Карамбис — 350 миль,22) устью Меотиды23) — 312,5 мили,24) устью Танаиса — 266 миль,25) каковое расстояние может быть короче на 79 миль,26) при кратчайшем пути по морю.27)

1) [Ср. Agathem., 18: от устья Понта до мыса Карамбиса 2800 стадиев].

2) [Ср. Agathem., 18: от устья Понта до устья Меотиды 2500 стадиев].

3) [Агатемер, 19, считает от Танаиса до Александрии 18 690 стадиев].

4) [Артемидор Эфесский, географ, живший во II—I вв. до н.э., автор утраченного сочинения в 11 книгах, фрагменты которого см. выше].

5) [Исидор Харакский, упомянутый в числе географов, названных Маркианом Гераклейским, GGM, I, 465].

6) [Оптимизм Плиния в отношении осведомленности науки его времени о сарматской географии покоится на известиях Посидония Апамейского и других, более поздних, авторов, писавших на рубеже н.э. о северных странах. Если Страбон остерегается высказать какие-либо суждения о странах к востоку от Альбия (Эльба) и к северу от Понта (Strabo, VII, 2, 4), то Птолемей уже совершенно уверенно наносит на карту берег Венедского залива (Балтийского моря), с устьями впадающих в него рек (Geogr., III, 5,1)].

7) Еще Евдокс Книдский (406—355 гг. до н.э.), греческий философ и астроном, полагал, что обитаемая часть Земли по длине в два раза превышает ее ширину. Пересказывая Эратосфена (234—196 гг. до н.э.), Страбон писал: «Длина обитаемого мира больше двойной его ширины. Его фигура представляется приблизительно в виде хламиды» (II,5, 9).

8) 5462 мили = 8084 км.

9) Подробнее об этом Плиний говорит в другом месте (II, 172), сообщая, что земной шар делится на пять поясов: два крайних пояса у полюсов — холодные и покрыты вечным льдом; пояс, находящийся посередине земного шара, «опаляет огонь, сжигает и иссушает жар», а обитаемыми оказываются два умеренных пояса, расположенные между вышеназванными поясами. В северном умеренном поясе находится ойкумена, «наша часть Земли», описание которой и дается в географических книгах ЕИ. Учение о делении Земли на пять тепловых и климатических поясов было разработано греческими учеными. Ее основоположником, по-видимому, был Евдокс, которому принадлежит первая известная нам попытка определения размеров Земли.

10) 705 миль = 1043 км.

11) 1250 миль = 1850 км.

12) 584 мили = 864 км.

13) 86,5 мили = 128 км.

14) 25 миль = 37 км.

15) 100 миль = 148 км.

16) 94 мили = 139 км.

17) 65 миль = 96 км.

18) 49 миль = 73 км.

19) 12,5 мили = 18,5 км.

20) Устьем Понта называли Боспор Фракийский, совр. Босфор.

21) 312,5 мили = 462,5 км.

22) 350 миль = 518 км.

23) Устьем Меотиды называли Боспор Киммерийский, совр. Керченский пролив.

24) 312,5 мили = 462,5 км.

25) 2 66 миль = 394 км.

26) 79 миль = 117 км.

27) По данным современных карт, расстояние от Керчи (древний Пантикапей) до Ростова-на-Дону (город расположен несколько севернее древнего Танаиса) составляет прямо по морю 377 км, т. е. около 255 римских миль. Согласно наблюдениям Ф. Брауна (1899, 238), из всех античных писателей именно Плиний привел наиболее близкое к истине измерение длины Азовского моря от Керченского пролива до устья Дона. Обычно же древние авторы, начиная с Геродота и кончая Птолемеем, сильно преувеличивали размеры Азовского моря.


РГИ.

CXII.246. От устья Танаиса ничего относительно измерения не давали самые тщательные авторы.1) Артемидор считал неисследованным [все], находящееся дальше,2) хотя и сообщал, что вокруг Танаиса по направлению к северу живут сарматские племена.3) Исидор писал, что оттуда до Тилы4) 1250 миль,5) каковое предположение принадлежит к [области] догадок. Я думаю, пределы сарматов надо считать не меньшими только что названного пространства.6) А иначе каково же должно быть [пространство], которое вмещает бессчетные племена, часто меняющие свои места обитания? Поэтому я полагаю, что расположенная дальше часть необитаемой зоны гораздо больше.

1) В SC это предложение звучит иначе: «От устья Танаиса на расстоянии 2110000 [шагов] самые тщательные исследователи помещают Канопское устье Нила». Этот перевод дан по чтению издания Д. Детлефсена 1866—1882 гг., от которого тот отказался в 1904 г. при публикации латинского текста географических книг ЕИ.

2) Из этого сообщения Плиния видно, что Артемидор (см. о нем выше примеч. 34 к II, 242) рассматривал устье Танаиса как самый северный из известных районов Земли. Таковы вообще были взгляды эллинистических географов, которые с недоверием относились к сведениям Геродота и других ионийских географов о Скифии. Следуя этой традиции, Страбон употребил презрительный глагол κατεφλυάρησαν (букв. «наболтали») в приложении к сообщениям Гелланика, Геродота и Евдокса о названиях скифских племен севернее Борисфена (XII, 3, 21). Подробнее об этом см.: Ростовцев 1925, 33.

3) Подобная локализация сарматских племен дается также в периэгесе Пс.-Скимна (874), современника Артемидора. Ниже (IV, 88 и примеч. 293) Плиний пишет также о савроматах «выше Меотиды», а в 19 и 22 главах VI книги он говорит о расселении по Танаису «многих сарматских племен». Сарматы (Σαρμάται) — группа ираноязычных племен, родственная по происхождению скифам и сакам. Ученые полагают, что предки скифских и сарматских племен составляли некогда единый массив населения, которое археологи квалифицируют как носителей срубной и андроновской культур евразийских степей (см., например: Смирнов К. Ф. 1977, 132; ср.: Мошкова 1974). Об иранском происхождении сарматов Плиний пишет в 19 главе VI книги. Древних сарматов, именуемых савроматами, первые известия о которых в письменных памятниках сохранились у Геродота (IV, 21,57, 110-117), исследователи локализуют в степях между реками Доном и Уралом (Смирнов К. Ф. 1964, 191; Смирнов К. Ф. 1979, 74). На рубеже V и IV вв. до н.э. савроматы стали теснить скифов и переходить Дон (Смирнов К. Ф. 1971, 191-196). Первое письменное свидетельство об этом принадлежит Пс.-Гиппократу (De aer. 24). Сначала это было мирное переселение, во время которого они заселили правый берег Дона и некоторые области Приазовья. К III в. до н.э. у савроматов сложились новые союзы племен, выступившие под общим именем сарматов. Новая волна вторжения сарматов в III—II вв. до н.э. носила насильственный характер. Видимо, к этому времени относится известное сообщение Диодора о том, что сарматы «разорили значительную часть Скифии и, целиком истребив побежденных, превратили большую часть страны в пустыню» (II, 43, 7). Археологические данные подтверждают сообщения древних авторов (подробнее см.: Мачинский 1971, 30-54). Во II в. до н.э. на нижнем Днепре возникает ряд скифских поселений с укреплениями, которые можно связать с усилением сарматской угрозы (Смирнов К. Ф. 1964, 191 и след.; см. также: Смирнов К. Ф. 1984). Известны сарматские племенные союзы: сираки, аорсы, аланы, роксоланы, язиги. Они расселились от Аральского моря на востоке до Венгрии и Румынии на западе. Далее всех на запад продвинулись язиги, о которых Плиний упомянул ниже (IV, 80 и примеч. 173). Плиний пишет и о других племенных союзах сарматов: аланах (IV, 80), роксоланах (IV, 80), аорсах (IV, 41, 48, 80) и сираках (IV, 83). Исследование письменных и археологических источников о сарматских племенах и библиографию вопроса см. в работах: Kretschmer 1920, 2542-2550; Мачинский 1974, 122-132; Доватур и др. 1982, 363-365; Степи 1989, 153-202). По мнению Д. А. Мачинского (1974, 124), «самые ранние события, в которых зафиксировано участие язигов, роксоланов, аорсов, верхних аорсов и сираков... относятся, по данным источников, к концу II — середине I в. до н.э.».

4) Остров Тиле (в иной русскоязычной транскрипции — Туле или Фула) был описан Пифеем из Массилии (IV в. до н.э.), который первым из греков совершил плавание вдоль западных берегов Европы в Северное море (см. издания фрагментов его труда «Об океане»: Mette 1952; Roseman 1994; Bianchetti 1998; о Пифее и его открытиях см.: Hergt 1893; Gisinger 1963, 314-365; Федотов 1082, 60-66; Chevallier 1984, 341-346; Рожанский 1988, 181-184; Bianchetti 1998; Magnani 2002; см.: Kappel 2001, 11-27 о севере Европы в греческой традиции; Cunliffe 2002). Отдельные сведения из сочинения Пифея о его путешествиях сохранились в трудах Страбона и Полибия, относившихся к известиям Пифея крайне скептически, в то время как для ученых-географов (например, для Эратосфена) он был большим авторитетом. Плиний цитирует Пифея также в NH, II, 217; II, 186-187; IV, 102; XXXVII, 35 (см. подробнее: Roseman 1987, 93-105). Исследователи по-разному определяют местонахождение острова Фула, некоторые считают его даже не островом, а частью Скандинавского полуострова. Перечислим существующие мнения об этом острове. С Фулой отождествляют либо остров Менланд, входящий в группу Шотландских островов (Tozer 1897, 159); либо Исландию, где сам Пифей не побывал, но описал ее по слухам (Томсон 1953, 218); либо район Тронхейма — фьорда в Западной Норвегии (Hergt 1893; Nansen 1911, 47; Ahlenius 1898-1899, 22; Дитмар 1973,55). Об острове Тиле в античной литературе см. также: Roseman 1987, 93-105; Aujac 1988, 329-343. В NH, II, 186 Плиний указывает, что остров находится в 6 днях плавания на север от Британнии.

5) 1250 миль = 1850 км.

6) Л. А. Ельницкий (1949, 842) считал, что «оптимизм Плиния в отношении осведомленности науки его времени о сарматской географии покоится на известиях Посидония Апамейского и других, более поздних, авторов, писавших на рубеже н.э. о северных странах».


Источники

АГ – Античная география, М., 1953. пер.: Н.М. Подземская (Параграфы 160-181 перепечатаны в: Древнеримские мыслители. Киев, 1958. Переводчик при этих параграфах не указан; к следующему и последнему фрагменту Плиния указано "Перевод Р. Виппера").

Восток – Древний Восток в античной и раннехристианской традиции. М, 2007. Пер.: Г.А. Таронян (Не учитывались книги XXXIII–XXXVI, переведенные Г.А. Тароняном полностью).

Евреи – Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме. От Геродота до Плутарха. Том первый. Введение и комментарии Менахема Штерна. Перевод под научной и литературной редакцией д.и.н. Н. В. Брагинской. Гешарим: Москва-Иерусалим, 1997.

ИДР–04 – История древнего Рима. Тексты и документы. Ч. 1. М., 2004. Перевод H.A. Поздняковой по изданию: Pline l'ancien. Histoire naturelle / Ed. J. André. Paris, 1958—1960. Комментарий В.И. Кузищина.

Клавдий Клавдиан. Полное собрание латинских сочинений (примечания). Пер. Р.Л. Шмаракова.

Г. Е. Куртик. О происхождении названий греческих зодиакальных созвездий // Вопросы истории естествознания и техники. 2002. № 1.

Латышев – В.В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Вестник древней истории, 1949, № 2.

Литичевский 1997 — Г.С. Литичевский. [Послесловие к публикации начала кн. XI] // Архив истории науки и техники. Том II. М., 1997.

Лосев57 – Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957.

Материалисты Древней Греции, М., 1955. стр. 143. Пер.: А.О. Маковельский.

Плиний Старший. Естественная история. Книга IV. О странах Европы. Примечания Б.А.Старостина // Вопросы истории естествознания и техники, 2007, № 3.

РГИ – Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. М., 2001.

Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. Божественный Август. Примечания М.Л.Гаспарова.

Славяне — Свод древнейших письменных известий о славянах. Том I (I–VI вв.). М., 1994. Перевод: Ф.В. Шелов-Коведяев.

СМОМПК-4 – К. Ган. Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 4. Тифлис, 1884.

Таронян – Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. Пер. с латинского, предисловие и примечания Г.А. Тароняна. М., 1994.

Феофраст-прим — примечания к: Феофраст. Исследование о растениях.

ФРГФ – Фрагменты ранних греческих философов, часть 1. М., 1989. Пер.: А.В. Лебедев.

ХИНТ–05 – Хрестоматия по истории науки и техники. М., 2005. Перевод Б.А. Старостина. (Интересно, что он отличается от его же полного перевода второй книги 2007-го года. HF)


























Написать нам: halgar@xlegio.ru