Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Плиний Старший
Естественная история

Книга восьмая

Перевод И.Ю. Шабага Фрагменты

РГИ: VIII книга ЕИ посвящена особенностям животных, живущих на суше. В качестве источников для VIII книги (см. примеч. 1) упомянуты: EX AUCTORIBUS: Muciano. Procilio. Verrio Flacco. L. Pisone. Cornelio Valeriano. Catone censorio. Fenestella. Trogo. actis. Columella. Vergilio. Varrone. Lucilio. Metello Scipione. Cornelio Celso. Nigidio. Trebio Nigro. Pomponio Mela. Mamilio Sura. EXTERNIS: Iuba rege. Polybio. Herodoto. Antipatro. Aristotele. Demetrio physico. Democrito. Theophrasto. Euanthe. Scopa qui Ὀλυμπιονίκα. Hierone rege. Attalo rege. Philometore rege. Ctesia. Duride. Philisto. Archyta. Phylarcho. Amphilocho Athenaeo. Anaxipoli Thasio. Apollodoro Lemnio. Aristophane Milesio. Antigono Cymaeo. Agathocle Chio. Apollonio Pergameno. Aristandro Athenaeo. Bacchio Milesio. Bione Solense. Chaerea Athenaeo. Diodoro Prieneo. Dione Colophonio. Epigene Rhodio. Euagone Thasio. Euphronio Athenaeo. Hegesia Maroneo. Menandris Prieneo et Heracleote. Menecrate poeta. Androtione qui de agricultura scripsit. Aeschrione qui item. Lysimacho qui item. Dionysio qui Magonem transtulit. Diophane qui ex Dionysio epitomas fecit. Archelao rege. Nicandro. См. также специальное исследование источников VIII книги: Aly 1882 и работы по зоологической тематике у Плиния: Steier 1913; Leitner 1972; Bodson 1986, 107-116; Bona 1991 (на стр. 249-260 — подробная библиография). Специально «скифским» животным посвящена работа: Merrem 1781.

I: 1, 2, 3. II: 4, 5. III: 6. IV: 7, 8. V: 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15. VI: 16, 17. VII: 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24. VIII: 25, 26. IX: 27. X: 27, 28, 29, 30, 31. XI: 32. XII: 33, 34. XIII: 35. XIV: 36. XV: 38. XVI: 39.
XXI: 56, 59. XXII: 61. XXV: 65, 66. XXX: 72, 75. XXXI: 76. XXXII: 77. XXXIII: 78, 79. XXXIV: 80. XLVII: 109. L: 120. LI: 121, 122. LII: 123, 124.
LIII: 125. LX: 141. LXI: 143, 148, 149. LXIV: 155, 156. LXV: 162. LXVI: 165. LXVIII: 167, 170. LXIX: 174. LXX: 176. LXXVIII: 210, 212. LXXXIV: 229.


Слоны.

I.1. Перейдем же к другим животным, и прежде всего к сухопутным.

Самое большое из них и наиболее близкое к человеку по своим чувствам — слон; ведь животные эти обладают пониманием языка своей родины, послушны приказам, хранят в памяти то, чему их научили; им присуща такая жажда любви и славы, которая даже в человеке встречается весьма редко; они отличаются честностью, рассудительностью и справедливостью; у них существует даже культ светил, и они почитают Солнце и Луну.


Слоны.

I.2. Некоторые авторы сообщают, что каждое новолуние стада слонов спускаются с гор Мавритании к реке, называющейся Амил. В ней животные купаются, торжественно обливаясь водой. Затем, почтив таким образом звезды, возвращаются в леса, неся перед собой утомленных детенышей.


Слоны Восток

I.3. Они с доверием относятся к чужим обещаниям.1) Говорят, что если им предстоит отправиться за море, то они отказываются взойти на корабль, пока не получат клятву погонщика о том, что вернутся назад. Слонов видели истощенными недугом (даже такие громадины подвержены болезням!), когда они, лежа на спине, бросали траву в небо, как будто бы призывая землю в свидетели своих молений. Что касается их понятливости, то они почитают царей, опускаются перед ним на колени и подносят венки. Более мелких слонов, которых называют нотами,2) индийцы используют для вспашки земли.

I.3. <...> У индов пашут слоны поменьше, которых называют нечистокровными.

1) Значение выражения «alienae religionis» неясно. Словосочетание может означать «различия в религии», «религиозные чувства в других», «пиетет по отношению к своим хозяевам и присяге».

2) Нечистокровными либо незаконнорожденными.


Слоны Восток

II.4. По Риму запряженные в колесницу слоны впервые прошли во время африканского триумфа Помпея Великого. Прежде подобное, как говорят, произошло после покорения Индии, когда справлял триумф отец Либер. Прокилий утверждает, что во время триумфа Помпея слоны, запряженные в колесницу, не смогли пройти через городские ворота. В гладиаторских играх, устроенных цезарем Германиком, слоны неловкими движениями, подражали танцующим.

II.4. В Риме слоны впервые были впряжены в колесницу Помпея Великого во время его Африканского триумфа, что прежде было, как рассказывается, во время триумфа Отца-Либера после победы над Индией. <...>


Слоны.

II.5. Часто можно было видеть, как слоны пускают по воздуху оружие, вовсе не предназначенное для метания, как они изображают гладиаторские бои между собой или исполняют шутовскую пирриху.1) После этого слоны ходили по канатам, группами по четыре слона несли на носилках пятого, изображающего роженицу, и входили в триклинии, наполненные людьми, чтобы возлечь на ложа, ступая при этом так осторожно, что не задевали никого из пирующих.


1) Пирриха — военный танец, исполняемый в полном боевом вооружении.


Слоны.

III.6. Доподлинно известно, что один слон, не способный от природы быстро усваивать то, чему его учили и за свою несообразительность часто подвергавшийся наказанию плетьми, был застигнут ночью повторяющим урок. Величайшим чудом было наблюдать, как слоны не только взбираются по канатам, но и спускаются головой вперед. Муциан, трижды бывший консулом, сообщает, что один из слонов знал начертание греческих букв и мог писать на этом языке следующее: «Это я сам написал и пожертвовал кельтские шкуры». Также Муциан сообщает, что в Путеолах1) он был свидетелем того, как привезенных слонов заставляли сходить с кораблей. Они же, испугавшись длины моста и удаленности берега, чтобы создать себе ложное представление о расстоянии, которое предстояло пройти, шли, пятясь задом.


1) Путеолы — приморский город в Кампании, между Неаполем и Кумами (ныне — Подзуолы).


Слоны Восток

IV.7. Слоны знают, что единственная добыча, которую люди хотят получить от них, — это их оружие, то, что Юба называл рогами, а Геродот более древним и точным словом — бивнями. Поэтому бивни, утраченные по какой-либо причине или отпавшие по старости, они закапывают. Только они называются «слоновой костью». Те же части бивней, которые покрыты плотью, и остальные кости слонов не представлют ценности. Хотя прежде и они разрезались на пластины вследствие недостатка слоновой кости. В самом деле ныне редко встречаются бивни большой величины, и найти их можно только в Индии: в нашей части мира всю слоновую кость поглотила роскошь.

IV.7. <...> недавно даже кости1) начали распиливать на пластинки из-за нехватки, поскольку редко уже когда бивни доставляются в большом количестве, кроме как из Индии. <...>

1) Кости — ossa, т. е. обычные кости. Слоновая кость — dens, «зуб», «бивень». Слоновая кость как материал — ebur.


Слоны.

IV.8. По белизне бивней определяется возраст слона. Бивни — главная забота животных. Слоны проявляют о них самую тщательную заботу: они берегут конец одного бивня, чтобы он сохранил остроту для боев, и используют другой в качестве инструмента, чтобы выкапывать корни и передвигать глыбы. Когда они окружены охотниками, они выставляют вперед тех, у кого бивни маленькие, чтобы преследователи подумали, что подобная добыча не стоит требуемых усилий. Когда же у них нет более сил, слоны ломают бивни вонзая их в деревья и избавляются от того, что угрожало их жизни.


Слоны.

V.9. Удивительно, что большинство животных не только знают, почему на них охотятся, но и чего стоит опасаться. Говорят, что слон, встретив случайно одинокого путника, сбившегося с пути, выказал по отношению к нему милосердие и миролюбие и показал ему дорогу. Вместе с тем слоны, если замечают человеческие следы раньше, чем самого человека, начинают дрожать, опасаясь засад, принюхиваются, оглядываются по сторонам, беспокойно сопят и не наступают на след, но, выкопав, передают идущему сзади, а тот следующему и так до самого последнего. Тогда все стадо разворачивается, возвращается и выстраивается в боевой порядок. Настолько сильным для обоняния всех зверей кажется этот запах, исходящий обычно даже от следа обутой ноги.


Слоны.

V.10. Так, говорят, и тигрица, столь грозная для других животных и с презрением относящаяся даже к следам слона, если видит следы человека, уносит подальше своих детенышей. Каким образом она его узнала? Где она видела раньше того, кого ей должно бояться? Конечно, известно, что такие леса не часто посещаемы, поэтому естественно, что звери удивляются следам. Но откуда они знают, что их следует остерегаться? И в самом деле, отчего они страшатся одного только вида человека, которого они превосходят в силе, величине и скорости? Несомненно, такова природа вещей, таково ее могущество, что свирепейшие и огромнейшие из зверей, еще не увидев того, чего им следует бояться, тут же чувствуют опасность.


Слоны.

V.11. Слоны всегда передвигаются стадом. Ведет стадо самый старший, замыкает же следующий по старшинству. Когда стадо намеревается перейти реку, они сначала посылают вперед тех, что поменьше, потому что не хотят, чтобы более крупные слоны углубили русло. Антипатр сообщает, что у царя Антиоха1) было два боевых слона, прозвища которых стали известны; и они даже на них отзывались. Даже Катон, не приводя в своих Анналах имена полководцев, передает, однако, что в войске пунийцев храбрее других сражался слон по имени Сур, прозванный так по той причине, что у него был обломан один бивень.


1) Речь, несомненно, идет об Антиохе III Великом.


Слоны.

V.12. Когда однажды Антиох пожелал перейти реку в брод, слон Аякс, всегда бывший вожаком всего стада, отрицательно покачал головой, возражая ему. Тогда было объявлено, что первенство будет передано тому, кто перейдет реку. Слона Патрокла, отважившегося на это, царь одарил серебряными фалерами, которым слоны очень радуются, и всеми остальными привилегиями главенства. Первый же слон, подвергшийся порицанию, предпочел голодную смерть бесчестью. Ведь для них это невероятный стыд, и побежденный убегает, слыша рев победителя, протягивает ему землю и травы.


Слоны.

V.13. Из-за стыдливости они совокупляются только скрытно. Самцы достигают полового созревания к пяти годам, самки — к десяти. Самка, как говорят, позволяет совершить соитие только раз в два года, в определенные пять дней, и не более того. На шестой они купаются в реке и возвращаются в стадо, лишь после того, как сделали это. Они не знают ничего похожего на измену и не вступают в смертельные схватки из-за самок, как другие животные. Это вовсе не значит, что они не ведают силы любви. Ведь говорят, что некогда в Египте один слон полюбил какую-то женщину, продававшую венки. Чтобы вы не подумали, что его выбор был случаен, знайте, он полюбил ту, что была возлюбленной Аристофана, славнейшего в искусстве грамматики.


Слоны.

V.14. Другой слон полюбил Менандра, молодого сиракузянина, служившего в войске Птолемея, и всякий раз, когда не видел его, выказывал свою тоску, отказываясь принимать пищу. А Юба пишет, что слон полюбил торговку благовоньями. Во всех случаях были свидетельства любви. Они выказывали радость при виде объекта своего чувства, неловко ласкались, деньги, которые им давали, хранили и совали за пазуху своим возлюбленным. Не удивительно, что те животные, у которых есть память, способны на любовь.


Слоны.

V.15. Тот же самый Юба передает, что один старый слон, по прошествии многих лет, опознал человека, который во времена его молодости был его погонщиком. Он так же утверждает, что слоны наделены неким ощущением справедливости: когда царь Бокх приказал привязать к столбам тридцать слонов, на которых был рассержен, намереваясь подвергнуть их наказанию при участии тридцати других слонов, он не смог этого сделать: слоны отказывались быть орудием чужой жестокости.


Слоны.

VI.16. Италия впервые увидела слонов во время войны с царем Пирром. Тогда их прозвали луканскими быками, так как это случилось в Лукании в 472 году от основания Города. По Риму же они прошли спустя семь лет в триумфальной процессии. В 502 году после победы понтифика Луция Метелла, одержанной в Сицилии над пунийцами, их было захвачено 142 или же 140. Они были перевезены на плотах, которые он сделал, соединив между собой бочки.


Слоны.

VI.17. Веррий сообщает, что они сражались в цирке и были перебиты дротиками, поскольку не знали что с ними делать, ибо не желали ни кормить их, ни подарить царям. Л. Пизон передает, что их только провели по цирку и, чтобы пренебрежение к ним возросло, служители, вооруженные копьями без наконечников, прогнали их по всей арене. Авторы, которые считают, что их не убили, не сообщают о том, что с ними стало после.


Слоны.

VII.18. Прославлен бой одного из римлян против слона, когда Ганнибал заставлял сражаться наших пленных между собой. Одного, победившего всех, он выставил против слона, пообещав отпустить, если он победит. Встретившись со слоном в одиночку на арене, римлянин убил его, к величайшему разочарованию карфагенян. Ганнибал, поскольку понимал, что молва об этом поединке внушит презрение к этим зверям, послал всадников, которые убили возвращавшегося домой римлянина. Опыт сражений с Пирром показал, что их хобот очень легко отрубить.


Слоны Архитектура

VII.19. Фенестелла сообщает, что впервые в Риме в цирке слоны сражались, когда курульным эдилом был Клавдий Пульхр в консульство Марка Антония и Постумия в 655 году от основания города, а двадцать лет спустя, в то время, когда эдилами были Лукуллы, слоны бились против быков.

VII.19. В Риме, как сообщает Фенестелла, слоны сражались в цирке впервые в 655 году от основания Города, когда курульным эдилом был Клавдий Пульхр, а консулами Марк Антоний и Авл Постумий [99 г. до н.э.]. Затем, двадцать лет спустя, когда курульными эдилами были Лукуллы, слоны выступали против быков.


Слоны Архитектура

VII.20. Во второе консульство Помпея, во время освящения храма Венеры Победительницы, двадцать слонов, по другим сообщениям — семнадцать, сражались против гетульских дротикометателей. Тогда один слон удивительно сражался. Когда его ноги были изранены, он полз на противников на коленях, бросая в воздух вырванные у них щиты, падение которых доставляло удовольствие зрителям. Щиты эти вращались по кругу, как будто были брошены животным не в порыве ярости, а для забавы. Большое удивление вызвал также и другой слон, убитый одним-единственным ударом: пилум, попавший ему под глаз, поразил жизненно важные органы головы.

VII.20. Точно так же во второе консульство Помпея, при посвящении храма Венере Победительнице [55 г. до н.э.], в цирке сражалось двадцать (по другим сообщениям семнадцать) слонов, причем противниками их были гетулы, метавшие копья. Удивительно бился один из слонов: с пронзенными ногами он на коленях полз на толпу своих врагов; вырывая щиты, бросал их вверх, так что они, к удовольствию зрителей, падали, описывая круг, как будто брошенные искусной рукой, а не яростным чудовищем. Весьма удивительный случай был и с другим, который был убит одним ударом: копье, вонзившееся под глазом, вошло в жизненные центры головы.


Слоны Архитектура

VII.21. Все вместе слоны попытались вырваться, сильно напугав при этом народ, несмотря на железные решетки, стоявшие вокруг. По этой причине диктатор Цезарь, намереваясь позднее устроить подобное зрелище, обнес арену рвом, который Нерон засыпал, чтобы увеличить количество мест для всадников. Но те слоны, которых показывал Помпеи, потеряв всякую надежду на бегство, взывали к милосердию толпы, в неописуемых позах и умоляли о пощаде, как будто бы рыдая. Это вызвало в людях такое чувство сострадания, что, забыв о полководце и его щедрости по отношению к ним, поднявшись с мест и обливаясь слезами, они посылали проклятия Помпею, от которых он едва сумел очиститься.

VII.21. Все слоны, к немалой тревоге народа, пытались вырваться на волю, хотя кругом была железная ограда. По этой причине Цезарь впоследствии, будучи диктатором и собираясь дать подобное зрелище, окружил арену каналами, которые, однако, уничтожил император Нерон, чтобы прибавить места для лиц, принадлежащих к сословию всадников. Помпеевы слоны, потеряв надежду на бегство, с неописуемо жалким видом, умоляя, старались снискать милосердие народа и как бы оплакивали себя, вызвав в людях такое сожаление, что они, забыв о полководце и щедрости, направленной к чести народа, все поднялись, плакали и слали проклятия на голову Помпея, которые вскоре и исполнились.


Слоны Архитектура

VII.22 Сражались слоны и при диктаторе Цезаре, когда он был консулом в третий раз. Тогда двадцать слонов противостояли 500 воинам, а затем столько же слонов с башнями на спинах, в которых находилось 60 бойцов, были выставлены против того же числа пехотинцев и стольких же всадников. Позднее, при принцепсах Нероне и Клавдии, гладиаторы, уходя в отставку, сражались против слонов один на один.

VII.22. И при диктаторе Цезаре, в третье его консульство [46 г. до н.э.], сражалось двадцать слонов против пятисот пеших бойцов и вторично столько же, с башнями и шестьюдесятью бойцами, против прежнего числа пеших и равного числа конных. Позднее, при императорах Клавдии и Нероне, отдельные слоны бились с заслуженными гладиаторами.


Слоны.

VII.23. Говорят, что слону присуще такое милосердие по отношению к более слабым, что при встрече со стадом овец он хоботом отодвигает их, боясь задавить по неосторожности. Слоны никому не делают зла, если только их на это не провоцируют. Они всегда ходят стадом и из всех животных менее всего склонны к одиночному образу жизни. Когда они окружены всадниками, то они собирают в центр стада утомленных и раненых и, как бы подчиняясь приказу или в соответствии с замыслом, поочередно вступают в бой.


Слоны Восток

VII.24. Плененные слоны очень быстро усмиряются ячменным соком. VIII. В Индии, чтобы приручить слона, пойманного из числа тех, что ведут одиночный образ жизни или отбились от стада, корнак приводит уже укрощенного слона, который бьет дикого. Когда же животное выбьется из сил, погонщик пересаживается на него и управляет им точно так же, как и первым слоном. В Африке их ловят при помощи ям, и когда кто-то из слонов проваливается в них, остальные животные сбрасывают туда ветки, камни, сооружают насыпи и всеми силами пытаются его вытащить.

VII.24 <...> Пойманные, они очень скоро укрощаются ячменным напитком. VIII. А ловят их в Индии так: водитель гонит одного из укрощенных и, настигнув дикого одинокого или отведя от стада, бьет его, и когда тот доведен до изнеможения, пересаживается на него и правит им так же, как и первым. В Африке их ловят с помощью ям. <...>


Слоны.

VIII.25. Прежде, когда на слонов охотились ради одомашнивания, цари отлавливали их, используя кавалерию, которая загоняла слонов в искусственное заграждение, настолько длинное, что вводило животных в заблуждение. Слонов, запертых там насыпями и рвами, усмиряли голодом. Доказательством их смирения было то, что слоны смиренно принимали ветки, протянутые им человеком.


Слоны.

VIII.26. Сейчас, когда на них охотятся из-за бивней, то бросают дротики им в ноги, поскольку здесь у них кожа нежнее, чем где-либо в другом месте. Пограничные с Эфиопией троглодиты, живущие одной этой охотой, забираются на деревья, расположенные на пути следования слонов. Завидев самого последнего в стаде, они спрыгивают ему на круп. Схватившись левой рукой за хвост, охотник ногами упирается в левое бедро; повиснув таким образом, двуострой отточенной секирой в правой руке он подрубает поджилки на одной ноге животного; когда из-за этой раны движение ноги слона замедляется, то, убегая, охотник подсекает жилы на второй ноге, действуя при этом с необычайной быстротой. Другие используют более безопасный, но более изощренный способ: в земле, на достаточно большом расстоянии друг от друга, закрепляются большие тугие луки, к которым приставлены юноши, выдающиеся своей силой; другие, прикладывая необходимое усилие, натягивают их, когда слоны проходят мимо, и мечут рогатины, подобно стрелам; после этого они выслеживают раненого зверя по кровавым следам.


Слоны Восток

IX.27. Самки слонов гораздо более боязливые. Буйные же слоны укрощаются голодом и плетьми, в то время как к ним приставлены другие слоны, которые сдерживают беснующегося цепями. В другое время они очень возбуждаются во время соития и бивнями валят стойла индийцев. По этой причине их удерживают от совокуплений и самок пасут отдельно от самцов. Укрощенных слонов используют в военных целях: они носят на своей спине башни с воинами внутри. Они участвовали во многих войнах на Востоке: разрывали боевой строй и давили солдат. И те же самые звери боятся визга самой маленькой свиньи. Раненые и напуганные, они всегда бегут назад, нанося своим не меньший вред, чем противнику. Африканские слоны боятся индийских и не отваживаются даже глядеть на них, поскольку те крупнее их.

IX.27. Самки рода слонов гораздо боязливее. А укрощают буйных слонов голодом и побоями, подводя других слонов, которые цепями усмиряют неистовствующего. И вообще особенно приходят они в бешенство в пору случки и крушат бивнями стойла1) у индов. Поэтому им препятствуют в случке, отделяя стада самок, которые держат точно так же, как и стада крупного скота. Укрощенные слоны применяются в военных действиях, они носят на спине осадные башни с воинами и представляют большую решающую силу в восточных войнах: они рассеивают строй, растаптывают вооруженных. Они же от малейшего визга свиньи впадают в страх; раненные и испуганные, они всегда отступают, сея не меньшую гибель среди своих. Африканские слоны боятся индийского слона и не осмеливаются смотреть на него, да индийские и крупнее. <...>

1) Стойла — stabula. Может быть, «жилища» (?).


Слоны.

X.28. В народе считают, что слоны вынашивают детенышей в чреве десять лет. Аристотель же пишет, что только два года, и рожают не более одного детеныша, и многие не более одного раза; живут же они 200 лет, а некоторые и 300. Юность у слонов начинается с 60 лет. Они очень любят воду, бродят возле рек, впрочем, плавать в силу своей величины не могут. Холода они тоже не переносят, для них это величайшее зло. Они не знают других болезней, кроме воспаления желудка и поноса. Я узнал, что если они пьют масло, то наконечники стрел, застрявшие в их телах, выходят наружу, от пота же они застревают в них крепче.


Слоны.

X.29. Земля для них яд, если только они не жуют ее время от времени. Проглатывают они и камни; стволы же деревьев они употребляют в пищу с большим удовольствием. Они валят лбом более высокие пальмы, а потом поедают плоды деревьев, лежащих на земле. Едят они ртом, а дышат, пьют и обоняют тем, что вполне обоснованно называется рукой. Из всех животных они больше всего ненавидят мышей и если замечают, что они касались пищи в их яслях, то чувствуют к ней отвращение. Они испытывают невыносимую боль, когда при питье проглатывают пиявок, которых, как я заметил, стали называть в народе кровососами. Когда они присасываются к трахеям у них внутри, то причиняют тем самым слонам невыносимое страдание.


Слоны.

X.30. На спине кожа у них очень жесткая, у живота более мягкая. У них нет ни на теле ничего, похожего на растительность, ни на хвосте нет ничего, чем они могли бы отгонять мух (даже такие массивные животные претерпевают от них). Их кожа изрезана морщинами, а запах привлекает насекомых. И когда они в большом количестве садятся на их растянутую кожу, забираясь в ее складки, слон внезапно сжимает их и таким образом убивает всех мух. Это их защищает вместо шерсти, гривы и волос.


Слоны

X.31. Слоновая кость ценится очень высоко. Самые дорогие изображения богов создаются именно из этого материала. Пресыщенность дошла до того, что в слонах ценят еще и другое: вкус хобота в той части, где он наиболее жесток. Это, мне кажется, нельзя объяснить ничем иным, как желанием почувствовать, что жуешь слоновую кость. Особенно большие бивни можно видеть преимущественно в храмах. Однако на окраинах Африки, в той части, которая граничит с Эфиопией, бивни используются в жилищах в качестве столбов; Полибий, ссылаясь на царька Гулусу, сообщает, что там слоновые бивни в домах и хлевах употребляются вместо подпорок.

X.31.

Таронян.

(...) Слоновая кость стоит чрезвычайно дорого, и для изображений богов это прекраснейший материал.1) (...)

Архитектура.

(10, 10) В храмах Мавритании можно видеть клыки слонов замечательной величины. Однако в крайних частях Африки, где она граничит уже с Эфиопией, клыки употребляются даже для дверных косяков в жилищах, а также вместо кольев для заборов в жилищах и в закутах для скота. Так передает Полибий со слов царька Гулусы.

1) Ср.: XII, 5.


Слоны Восток

XI.32. Слоны обитают в Африке, в тех местах, что за сиртскими пустынями, и в Мавритании; живут они, как было сказано, у эфиопов и в стране троглодитов. Но самых больших порождает Индия, в которой обитают и змеи — их извечные противники, достигающие такой длины, что могут обвить слона и задушить его в своих кольцах. Это сражение приносит смерть обоим, и побежденный падает, давя своим весом змею.

XI.32. Слоны водятся в Африке1) за сиртскими пустынями и в Мавретании, водятся у эфиопов и трогодитов, как было сказано,2) но самые крупные — в Индии, как и воюющие с ними по вечной вражде змеи, тоже такой величины,3) что легко обвивают их вокруг и сковывают сплетением пут. В этой схватке погибают оба: побежденный, падая, своей тяжестью задавливает обхватившего.

1) Африка — здесь, по-видимому, римская провинция Африка (у северного побережья Африки).

2) VIII, 2 и 26.

3) Отмечается, что величина индийских змей очень преувеличена (см. змеи, драконы) и что питоны (здесь dracones) редко превышают 6 м, и змеи так же неспособны задушить слона, как и проглотить быка.


Восток.

XII.33. Удивительна изобретательность животных, у каждого в меру своих возможностей, как, например, у этих. У змеи трудность заключается в одном — взобраться на такую высоту; и вот, высмотрев проторенный путь к пастбищу, она с высокого дерева бросается на него. Тот знает, что борьба у него с ее сплетениями неравна, и вот он старается истереть ее о деревья или скалы. Змеи остерегаются этого и поэтому сначала сковывают его движение ног своим хвостом. Те разводят путы хоботом. Но эти всовывают голову прямо им в ноздри, спирая дыхание и вместе с тем раздирая мягчайшие части. А повстречавшись со слонами, они вздымаются перед ними и главным образом метят в глаза: так получается, что слоны часто оказываются слепыми и исчахшими от голода и изнурения.


Восток.

XII.34. Какую иную причину такой вражды можно привести, как не ту, что это Природа устраивает себе зрелище, сводя парами?

Говорится и по-иному об этой схватке: что кровь слона — самая холодная, поэтому в жгучий зной змеи особенно домогаются ее; потому они, погрузившись в реки, подстерегают приходящих пить слонов и, поднявшись и связав хобот, впиваются в ухо, потому что только это место не может быть защищено хоботом; змеи так велики, что поглощают всю кровь, и, таким образом, слоны, обескровленные ими досуха, падают, а упившиеся змеи задавливаются и умирают вместе с ними.1)

1) См. еще XXXIII, 115-116.


Восток.

XIII.35. В Эфиопии водятся змеи, равные индийским, в двадцать локтей. <...>


Восток.

XIV.36. Мегасфен пишет, что в Индии змеи достигают такой величины, что целиком поглощают оленей и быков. <...>


Латышев.

РГИ.

XV.38. ... В Скифии водится чрезвычайно мало животных вследствие недостатка растительности; мало их и в пограничной с ней Германии, но в числе их есть замечательные виды диких быков — гривистые зубры и отличные силой и быстротой туры, которым невежественная чернь придает название буйволов, между тем как последние водятся в Африке и скорее несколько похожи на теленка и оленя.

XV.38. ...В Скифии из-за недостатка растительности очень мало животных, немного их и в соседней с нею Германии. Однако там есть замечательные виды диких быков, гривастые бизоны1) и туры,2) отличающиеся силой и быстротой; малограмотные люди называют их буйволами, хотя буйволы водятся в Африке и похожи скорее на теленка и оленя.3)

1) Имеется в виду зубр (Bison bonasus), который до сих пор водится в современной Белоруссии. Европейский зубр отождествляется с плиниевым бизоном (Leitner, 1972, 56), бизоном же зоологи называют теперь американского зубра (Bison americanus), распространенного в Северной Америке. Гривастый бизон упомянут вместе с турами впервые Сенекой (Phaedr. 64-65: villosi bisontes et feri uri). Cp. Bona 1991, 73-74.

2) Тур (Bos primigenius), истребленный в XVII в., был предком домашнего быка (Bos taurus). Ср. о нем: Caes. BG VI, 28. В XXVIII, 159 Плиний уверяет, что греки, по-видимому, не знали этих животных, но у Павсания (X, 13, 7) и у Оппиана (Cyneg. II, 160) они упоминаются (Leitner 1972, 56). Подробнее об этих животных и ареале их распространения см.: Mason 2008, 412-413.

3) Bubalus (Bos bubalus). Плиний не замечает, что речь идет о двух значениях bubalus: 1) буйвол; 2) африканский олень, отождествляемый с африканской антилопой или газелью (Bona 1991, 73). Что же касается «малограмотных людей», которые путали urus и bubalus, — так заблуждались Вергилий (Georg. II, 374 и III, 532: uri = bufali), Марциал (XXII, 10: bufalus = тур), Макробий (Saturn. VI, 4).


Латышев.

РГИ.

XVI.39. На севере водятся также стада диких лошадей, а кроме того алка [лось], похожий на молодого быка, но отличающийся стоячими ушами и шеей. На острове Скандинавии (Scandinavia insula)1) водится никогда не виданная в нашем городе, но известная по рассказам многих ахлия; она похожа на алку, но не может сгибать колен и потому не ложится, а для сна прислоняется к дереву и, если срубить его, ловится живьем; впрочем, она отличается замечательной быстротой; верхняя губа у нее чрезмерно велика, поэтому при еде она пятится назад, чтобы губа не подвернулась при движении вперед.

XVI.39. На севере существуют стада диких лошадей,2) подобно стадам диких ослов в Азии и Африке, а также лось, похожий на молодого быка, если бы его не отличала длина ушей и шеи...

1) [О Скандинавии, которая представлялась гигантским островом, римляне имели некоторое реальное представление со времен похода римского флота в Ютландию в 5 г. н.э. Ср. выше, Plin., NH, II, 167. Скандинавию, под именем Scandinavia insula, упоминает Мела, III, 54. Плиний более подробно сообщает о ней выше, NH, IV, 96].

2) До конца XIX в. в степных районах Восточной Европы была распространена дикая лошадь, известная под названием тарпан (Equus Gmelini). К началу XX столетия тарпанов полностью истребили. Они отличались небольшим ростом (высота в холке 116-130 см), плотным телосложением, серой «мышастой» окраской с черной полосой вдоль спины и черными же головой и хвостом. К диким лошадям относили также куланов (Equus hemionus), водившихся в античности в степях от Северного Причерноморья до Забайкалья. Название hemionus означает по-греч. «полуосел»; кулан и был чем-то средним между лошадью и домашним ослом. Сохранились в ничтожном количестве на юге Туркмении, в основном в Бадхызском заповеднике. По размерам кулан близок к тарпану, но отличается песочно-желтой окраской различных оттенков (Цалкин 1960, 75-76).


Таронян.

XXI.56. (...) Однажды в Сирии сиракузянину Ментору попался навстречу лев, который стал умоляюще валяться у его ног. Пораженный страхом, Ментор пытался бежать, но зверь отовсюду преграждал ему путь и лизал его ноги, как это делают, когда ластятся. Тогда он заметил на лапе льва распухшую рану и, вытащив занозу, избавил его от мучений: об этом случае свидетельствует картина в Сиракузах.1) (...)

1) Об этом Менторе и об этой картине в Сиракузах больше ничего не известно. Ср. подобную историю об Андрокле и льве, рассказанную у Авла Геллия, V, 14, и Элиана, «О животных», VIII, 48; ср.: Сенека, О благодеяниях, II, 19, 1 (Андрокл, раб римского консуляра, в Африке, убежал от хозяина и укрылся в пещере льва; вскоре появился лев с больной лапой; испуганный вначале, Андрокл вынул у него занозу, омыл рану, и они стали жить вместе; через некоторое время Андрокл был схвачен и в наказание отправлен на арену римского цирка на растерзание зверям, среди которых оказался и спасенный им лев, который узнал его и оказался, в свою очередь, его спасителем; Андрокл был отпущен на свободу вместе со львом).


ХИНТ–05

XXI.59. ...Однажды пантера легла посреди проезжей дороги, чтобы выпросить помощи от людей. Там ее, как рассказывает естествоиспытатель Деметрий, внезапно увидел отец некоего Филинуса, посещающего уроки философии, и хотел будто бы убежать, но животное перекатилось на спину, очевидно пытаясь умолить его о помощи. Хотя это и была пантера, однако отчего она так мучительно страдала, можно было понять и человеку: неподалеку были ее щенки, которые свалились в яму. Поэтому тот человек перестал бояться и решил ей помочь. Пантера вцепилась когтями в его одежду и оттащила его к яме, и он понял причину ее беспокойства... Он помог детенышам выбраться из ямы, пантера же вместе с ними сопроводила его до края пустыни, явно давая понять жестами, что выражает благодарность. <...>


ХИНТ–05

XXII.61. <...> Слушая такие рассказы, невольно поверишь и Демокриту, который передает, как Тоас из Аркадии был спасен змеей. Когда он был мальчиком, он кормил дома [крупную прирученную змею] и сильно к ней привязался. Его отец, страшась змеиной природы и размеров животного, унес змею в необитаемую местность. Там впоследствии змея пришла Тоасу на выручку, когда он попал в разбойничью засаду и стал кричать, змея же признала его голос.


Архитектура.

XXV.65. Август в консульство Квинта Туберона и Павла Фабия Максима [11 г. до и. з.] за четыре дня до майских нон [4 мая), при открытии театра Марцелла, первый из всех показал в Риме на сцене прирученного тигра, а божественный Клавдий — сразу четырех.


Восток.

XXV.66. <...> Тигр водится у гирканов и у индов, животное ужасающей быстроты, особенно видной при поимке всего помета, который всегда многочисленный. Он похищается подстерегающим на самом как можно проворном коне и время от времени переводится на свежих коней. Но когда родительница находит логово опустелым (у самцов ведь заботы о потомстве нет), она несется следом по запаху. Похититель при приближении ее рева выбрасывает одного из детенышей. Она уносит его в зубах и, благодаря своей ноше обернувшись еще быстрее, возвращается и снова преследует, и так дальше, пока тот не удалится на корабль, и тогда ее тщетная свирепость неистовствует на берегу. <...>


Восток.

XXX.72. Эфиопия порождает повсюду во множестве рысей <...>, индийских быков однорогих и трехрогих, <...>


Восток.

Н. Горелов. Основоположник фантастической индологии // Послания из вымышленного царства / Пер. с др.-греч., ст.-фр.; Пер. с лат., сост., вступ. ст. Н. Горелова. — СПб.: Азбука-Классика, 2004.

XXX.75. Ктесий пишет, что у них же1) рождается, как он называет, мантихора, с тройным рядом зубов, смыкающихся как гребни, с лицом и ушками человека, с серо-голубыми глазами, кровавого цвета, с телом льва, с хвостом, наподобие скорпиона вонзающим жало, с голосом, как если бы сочеталось звучание флейты и трубы, большой быстроты и с особенным пристрастием к человечине;

XXX.75 (21). У них родится та, которую Ктесий называет „мантикора“, у нее тройной ряд зубов, смыкающихся между собой наподобие гребня, лицо и уши человеческие, глаза голубые, тело льва кроваво-красного цвета, хвост скорпиона, вонзающийся, словно жало, голос — гармоничный ансамбль трубы и флейты; она невероятно быстра и жаждет плоти человеческой.

1) ...у них же... — apud eosdem. По конъектуре: apud Indos dein — «что у индов, далее, <...>». Но в § 107 передается сообщение Юбы о мантихоре в Эфиопии.


Восток.

XXXI.76. в Индии — и быки с нераздвоенными копытами однорогие, и зверь по названию аксис, с шкурой молодого оленя, с более многочисленными и более белыми пятнами, из числа посвященных Отцу-Либеру; орсеи инды охотятся на обезьян, белых всем телом;1) но самый дикий зверь — это единорог, туловищем похожий на коня, головой — на оленя, ногами — на слона, хвостом — на вепря, с глухим ревом, с одним черным рогом, выступающим из середины лба на два локтя. Утверждают, что поймать этого зверя живым невозможно. <...>

1) ...орсеи... телом... — Предполагают, что это предложение ошибочно включено сюда (оно и по синтаксису не подходит).


Повесть о рождении и победах Александра Великого. М., 2006. Стр. 186-187. Пер. Н. Горелова.

XXXII.77. У гесперийских эфиопов бьет источник Нигер, который, как многие полагают, является истоком Нила <...> Поблизости от него обитает зверь катоблепас, у которого все члены тела небольшие, однако голова огромная и тяжелая, а поэтому всегда склоненная к земле, иначе роду человеческому грозило бы уничтожение, ибо все, на кого он посмотрит, тут же погибают.


Повесть о рождении и победах Александра Великого. М., 2006. Стр. 187. Пер. Н. Горелова.

XXXIII.78. Подобной же силой обладает и змей василиск. Его родина — это провинция Киренаика, в длину он не более двенадцати дюймов,1) на голове у него белая маковка наподобие диадемы. Свистом он обращает в бегство всех змей. Он передвигается, не извивая многократно свое тело, как остальные, но шествует поднимая кверху среднюю часть. Одним своим запахом он истребляет кустарники, выжигает травы, уничтожает камни, вот какова его зловредная сила. Говорят, что однажды его удалось проткнуть копьем с лошади, но прошедшая через это копье смертоносная сила уничтожила не только всадника, но и саму лошадь.


1) Римский дюйм – 18.5 мм.


Повесть о рождении и победах Александра Великого. М., 2006. Стр. 187. Пер. Н. Горелова.

XXXIII.79. Для подобного чудовища, которое цари страстно желали увидеть дохлым, смертельно семя ласки. В природе всему находится пара.


Перевод Г.М. Севера.

XXXIV.80. В Италии также верят, что волчий глаз обладает губительным влиянием и может отобрать у человека, если [волк] увидит того первым, дар речи в тот же момент. Из Африки и Египта происходят волки вялые и чахлые; из более холодных краев — бешеные и свирепые. Про то, что люди превращаются в волков и обратно, мы должны с уверенностью полагать, что это неправда — либо же верить всему [тому], что столько веков было сказкой. Однако, [так как] вера [в это] настолько укоренилась в народе, что слово «оборотень»1) вошло в проклятия, ее источник [пусть] будет указан…


1) [Оборотень]. Versipellis; букв. «меняющий кожу».


Латышев.

РГИ.

XLVII.109. Понтийские бобры1) в случае опасности сами себе откусывают половые органы, зная, что они служат причиной преследования. Содержимое этих органов врачи называют бобровой струей2). Это животное, отличающееся чрезвычайной остротой зубов, как железом срезает приречные деревья, а схватив зубами какую-нибудь часть человеческого тела, не разжимает их, пока не захрустят перекушенные кости. Хвост у них рыбий, в остальном похожи на выдру; то и другое животное — речное, у обеих шерсть мягче пуха.

XLVII.109. Понтийские бобры, когда им угрожает опасность, сами себе откусывают эти части [т. е. половые органы], зная, что из-за них их преследуют. [Содержимое этих органов] врачи называют бобровой струей. Кроме того, это животное, наносящее страшные укусы, близ рек подсекает деревья будто железным орудием, а если бобр вопьется в какую-нибудь часть человеческого тела, то не отпустит до тех пор, пока не захрустят поломанные кости. Хвост у них рыбий, в остальном — внешность выдры. И то, и другое животное водяное, у обоих волосяной покров мягче пуха.3)

1) [Ср. Her., IV. 109].

2) [Ср. Gal., de comp. medic., I, 1 (XII, 337 К)].

3) Бобры (Castor fiber L) водились в окрестностях греческих северопричерноморских колоний. При раскопках их кости находят в Нижнем Поднепровье, в Крыму, в устье Дона (Цалкин 1960, 78-79). Греки издавна хорошо знали об этих животных, в изобилии встречавшихся в областях, населенных народами, с которыми вступали в контакт жители северо-причерноморских колоний. Геродот, например, писал о бобрах на озере в стране будинов (IV, 109). Последние использовали мех бобров для своей одежды и знали о целебных качествах выделения желез этого животного. О применении бобровой струи в античной медицине писал знаменитый врач древности Гален (De соmр. medic. I, 1). Неверное представление о том, что бобр откусывает себе половые органы, из-за которых на него охотятся, было широко распространено в античной литературе, в частности среди современников Плиния (стихи 33-36 из 12 сатиры Ювенала). В другом месте Плиний (XXXII, 27) верно определил, что у бобра в медицинских целях использовали выделение особых желез. Так называемая бобровая струя выбрасывается парными мускусными железами животного; они расположены впереди анальных желез и ничего общего с половыми органами животного не имеют. Бобры своими укусами действительно могут нанести значительные повреждения. С помощью своих мощных резцов они не только легко перекусывают ветки, но и валят крупные деревья, подгрызая их у основания ствола. Так осину диаметром 5-7 см бобр валит за 2 минуты. Бобры поселяются по берегам медленно текущих лесных рек, стариц, озер. Волосяной покров у бобра резко дифференцирован на грубую ость, защищающую от механических повреждений, и густой мягкий подшерсток, выполняющий терморегулирующие функции. У Плиния описан последний. Хвост бобров плоский, покрыт мелкими роговыми чешуйками, при плавании служит рулем. О понтийских бобрах в ЕИ см. также XXXII, 26 и 110; Bona 1991, 135-137; Mason 2008, 413-414.


Латышев.

РГИ.

L.120. Так называемый τραγέλαψος [козел-олень], водящийся только по реке Фасису, имеет тот же [т. е. олений] вид и отличается только бородой и косматыми лопатками.

L.120. Есть [животное] того же вида [что олень], которое называют трагелафос, отличающееся только бородой и шерстью на лопатках и не встречающееся нигде более, кроме как близ реки Фасис.1)

Восток.

LI.120. Оленей чуть ли не одна только Африка не родит, но хамелеона она тоже родит, однако в большем множестве — Индия.2) Вид и величина у него были бы ящерицы, если бы ноги не были прямыми и более длинными. Бока у него соединены с брюшком, как у рыб, и спинной хребет выступает таким же образом.


1) Τραγέλαφος (букв. по-греч. «козел-олень») — бородатая газель. Ее изображения встречаются на ювелирных украшениях, найденных в Колхиде, например, на золотой диадеме V в. до н.э., обнаруженной при раскопках Вани в одном из погребений (Лордкипанидзе Г. А. 1978, 51-53). Возможно, это же животное описывается Аристотелем (Hist. anim. II, 13-14), который называет его ἱππέλαφος (по-греч. «лошадь-олень») и локализует их в Арахосии — совр. Белуджистане (Bona 1991, 151-153).

2) По остальным рукописям: «чем Индия».


Восток.

LI.121. Морда у него (соответственно по его малой величине) очень похожа на свиную, хвост предлинный, утончающийся и свивающийся змеиными кольцами, когти загнутые внутрь, движение довольно медленное, как у черепахи, тело чешуйчатое, как у крокодила, глаза в глубине впадины, с узким промежутком, пребольшие и одного цвета с телом. Он никогда не закрывает их и смотрит вокруг не движением зрачка, а вращением всего глаза.


Восток.

LI.122. Высоко приподнимая разинутую всегда пасть, сам он единственный из живых существ не питается ни едой, ни питьем, а только воздухом; оскал у него почти устрашающий, но вообще он безвреден. А природа цвета у него еще удивительнее: он меняет его то и дело и в глазах, и в хвосте, и во всем теле, всегда принимая тот цвет, среди которого оказывается, кроме красного и белого. У мертвого — бледный цвет. Мясо у него — на голове и на челюстях и у стыка хвоста чуть-чуть и больше нигде на всем теле; кровь — в сердце и вокруг глаз только; внутренности — без селезенки. В зимние месяцы он укрывается, как ящерица.


Латышев = РГИ.

Восток.

LII.123. Меняет цвет и скифский тарандр...1)

LII.123. Меняет цвета и скифский олень, и больше никакое из тех животных, у которых волосяной покров, кроме ликаона у индов, у которого, как передается, шея с гривой. <...>

1) [Таранд греческих авторов. Ср. Рs.-Aristot., de mir ausc., 30; Theophr., de sudore, fr. 172; Ael., de an., II, 16]


Восток.

РГИ.

LII.124.Он величиной с быка, голова его больше оленьей, но похожа на нее, рога ветвистые, копыта двойные, шерсть длиной с медвежью, но цветом похожа на ослиную, если животное сохраняет свой естественный цвет. Кожа так тверда, что из нее делают панцыри. Будучи испугано, животное принимает цвет всех деревьев, кустов, цветов и вообще всех мест, в которых прячется, и потому ловится редко. Удивительно было бы, если бы был дан столь разнообразный вид телу; что еще удивительнее, что он дан и шерсти.

LII.124. Размер тарандра как у быка, голова больше оленьей, но по виду не отличается; рога ветвистые, копыта парные, шерсть длиной [как у] медведя, но похожа на ослиную, когда [тарандру] хочется быть своей собственной расцветки. Твердость его кожи такова, что из нее делают панцири. Испугавшись, [тарандр] принимает цвет всех тех деревьев, кустарников, цветов, а также тех мест, в которых он прячется; поэтому его редко удается поймать. Было бы удивительно, если бы телу был дан столь переменчивый облик, еще удивительнее, что это дано шерсти.1)

1) Как считают современные зоологи, речь идет о лосе (Rangifer tarandus) (Prell 1942, 222). Невероятное свойство менять цвет шерсти объясняется, вероятно, тем, что лось, неподвижно стоящий среди бурых стволов деревьев, почти сливается с ними по цвету. Возможно также, в этом рассказе отразились сведения о сезонной смене цвета шерсти ряда животных Восточной Европы, что было совершенно неизвестно жителям более южных стран. Рассказы о тарандре издавна проникли в греческую литературу и встречаются в ней неоднократно. Из наиболее древних следует назвать сочинение «О чудесных слухах» (гл. 30), приписываемое Аристотелю, труд Феофраста «De sudore» (Fr. 172). Из более поздних авторов описывают тарандра Элиан (De nat. anim. 1, 7; II, 16), схолии к Дионисию Периэгету (310), Стефан Византийский (s. v. Γελωνός) и др.


Восток.

LIII.125.Дикобразов родит Индия и Африка, покрытых иглами, из рода ежей, но у дикобраза иглы длиннее и, когда он напрягает кожу, метательные: он вонзает их в пасть преследующих собак, а с небольшого расстояния мечет их. В зимние же месяцы он укрывается — это в природе у многих животных и прежде всего медведей. <...>


Восток.

LX.141. Ящерицы, самый враждебный род для улиток, как утверждают, живут не больше шести месяцев. Ящерицы Аравии — длиной в локоть, а в Индии, на горе Ниса, — в 24 стопы, желтого, или пурпурного, или голубого цвета. <...>


Иванчик А.И. Накануне колонизации, М.–Берлин, 2005.

LXI.143. Колофонцы, как и кастабальцы, имели для войны отряды собак. Они сражались в первых рядах, никогда не отступая; это были вернейшие вспомогательные отряды, к тому же не нуждавшиеся в плате.


Восток.

LXI.148. Инды хотят, чтобы собаки зачинались от тигров, и поэтому в пору случки привязывают в лесах сук. Они считают, что при первом и втором помете рождаются слишком дикие, и выращивают лишь при третьем. <...>


Латышев.

РГИ.

LXI.149. Во время индийского похода Александра Великого албанский царь подарил ему одну собаку необыкновенной величины. Полюбовавшись ее видом, царь приказал выпустить к ней медведей, потом кабанов и, наконец, ланей, но она с презрением лежала неподвижно. Неприятно пораженный этой вялостью столь огромного животного, храбрый царь приказал его убить. Слух об этом дошел до албанского царя. Итак, посылая другую собаку, он прибавил наказ, чтобы Александр не испытывал ее на мелких животных, а на льве или слоне; что у него было только два таких пса и, в случае умерщвления этого, больше не останется ни одного.

LIX.149. ...На пути в Индию1) Александру Великому царь Албании подарил одну [собаку] необыкновенной величины;2) полюбовавшись ее видом, [Александр] приказал выпустить медведей, кабанов и, наконец, ланей, но она с презрением лежала неподвижно. Разгневанный леностью столь огромного тела, император в благородном негодовании приказал ее убить. Молва донесла это царю [Албании]. Поэтому, посылая другую [собаку], он прибавил совет, чтобы [Александр] пожелал испытать ее не на мелочи, а на льве или на слоне; у него, дескать, было [только] две собаки, и, если эта будет убита, то не останется ни одной.

1) 330/329 г. до н.э.

2) Ср. Plut. De soil. anim. 15. Т. Бирт (Birt 1928, 164) считает, что вместо рукописного inusitate следует читать invisitate, как это встречается у Курция Руфа (IX, 1, 4), Аммиана Марцеллина (XXXI, 3, 8) и у других авторов.


Латышев.

РГИ.

LXI.150. Александр не отложил испытания и тотчас увидел льва побежденным. Затем он приказал привести слона и не насладился так никаким другим зрелищем. Именно, собака, с поднявшейся дыбом по всему телу шерстью, сначала разразилась страшным лаем, затем вскочила на шею слону и начала прыгать на него то с одной, то с другой стороны, причем искусно нападала и увертывалась, где особенно нужно было, пока не повалила слона, закружившегося от постоянного верчения, причем даже земля затряслась от его падения.

LXI.150. Александр не стал откладывать и тотчас увидел разорванного льва. Затем он приказал ввести слона и получил удовольствие, как ни от какого другого зрелища: вздыбив шерсть на всем теле, [собака] сначала загремела ужасным лаем, затем напала, в искусном сражении подпрыгивая и вскакивая на члены [слона] то там, то здесь, нападая и увертываясь, где было более всего нужно, пока беспрерывным вращением не довела его до падения, [от которого] сотряслась земля.


Архитектура.

Таронян.

LXIV.155. Существует предание, что конь диктатора Цезаря никому другому не давал садиться на себя верхом и что ноги его были похожи на человеческие. В таком виде стоит он перед храмом Венеры Прародительницы.

LXIV.155. Передают, что и конь диктатора Цезаря не допускал сесть на себя никого другого и что передние ноги его были похожи на человеческие — в таком виде изображение его поставлено перед храмом Венеры Прародительницы.1) Соорудил и божественный Август могильный холм своему коню, о котором есть стихи Германика Цезаря.2) В Агригенте на могильных холмах многих коней стоят пирамиды.3) (...)

1) Перед этим Плиний рассказывает о Буцефале, коне Александра Македонского.

О коне Цезаря и о статуе коня сообщает также Светоний (Цезарь, 61), упоминает Стаций (Сильвы, I, 1, 84 слл.); только о самом коне сообщает Дион Кассий (XXXVII, 54). Сходство с человеческими ногами, как видно по этим сообщениям, заключалось в том, что передние копыта были расчленены, как пальцы (у современной лошади сохранился только один, сильно развитый средний палец, одетый на конце копытом, и рудименты второго и четвертого пальцев; изредка встречаются случаи атавизма — развитые второй и четвертый пальцы, одетые копытами, по бокам среднего). При рождении этого коня гадатели предсказали Цезарю власть над миром, поэтому Цезарь очень заботился о нем и сам объездил его, первым сев на него. О храме Венеры Прародительницы см. примеч. 2 к XXXV, 26. См. также: XXXIV, 18 с примеч. 3.

2) О Германике см. примеч. 3 к XXXIV, 47. ...стихи... — carmen (считают, что это была эпиграмма).

3) Агригент — греческий город на южном побережье Сицилии (совр. Джирдженти), славившийся в древности также коневодством. В Агригенте разводили лошадей для состязаний в Олимпийских, Пифийских и других играх. Диодор Сицилийский (XIII, 82, 6) приводит как пример роскоши агригентцев расточительные надгробные памятники беговым лошадям.


Латышев.

РГИ.

LXIV.156. Скифская конница славится своими конями: рассказывают, что когда один царек, сражавшийся по вызову с врагом, был убит и победитель приблизился снять с него доспехи, то был убит конем побежденного посредством ударов копыт и кусания; другой конь, заметив после снятия наглазников, что он имел случку со своей матерью, бросился с обрыва и убился1).

LXIV.156. Скифская конница известна славой своих лошадей:10) после того как один царек погиб в поединке по вызову, его противник был убит ударами и укусами его коня, когда победитель подошел снять доспехи с побежденного; другой [конь], когда ему сняли наглазники и он узнал, что имел случку с матерью, бросился с обрыва и погиб.11)

1) [Cp. Aristot., Hist. an., IX, 47].

2) Ср. Aelian. De nat. anim. IV, 7; Varro Rust. II, 7, 9. Скифская лошадь (Equus caballus) обладала хорошей резвостью и выносливостью вследствие табунного содержания на подножном корму в течение круглого года. Арриан в сочинении «Об охоте» (XXIII, 2), давая высокую оценку скифским коням, писал, что их вначале трудно разогнать, но зато они гораздо выносливее прочих лошадей. Благодаря этим качествам Филипп Македонский приказал доставить 20000 скифских кобыл для улучшения породы своих лошадей.

3) Сообщение Плиния представляет собой сокращенный пересказ из «Истории животных» Аристотеля (IX, 47). Другой вариант записан в произведении Элиана «О природе животных» (IV, 7) (Bona 1991, 182-183). Д. С. Раевский (1977, 52) считает, что в пересказе античных писателей нашла отражение какая-то скифская легенда.


РГИ.

LXV.162. Сарматы, собираясь в долгий путь, накануне не кормят [лошадей], давая им лишь немного питья, и таким образом они, сидя верхом, продвигаются непрерывно на протяжении 150 миль.1)

1) Ср. Aelian. De nat. anim. II, 7, 11; Colum. VI, 29, 1-2.


Латышев.

РГИ.

LXVI.165. Скифы во время войн предпочтительно употребляют для верховой езды кобылиц, потому что они испускают мочу, не останавливаясь, на бегу.

LXIII.165. Во время войны скифы предпочитают использовать кобылиц, потому что они, испуская мочу, не приостанавливают бег.1)

1) Ср. Aelian. De nat. anim. III, 8, 17; XIV, 18; Colum. VI, 27, 3; 13. Обсуждение этого места у Плиния см.: Chatelain 1901, 109.


Латышев.

РГИ.

LXVIII.167. Осел в высшей степени чувствителен к холоду; поэтому он не водится в Понте...1)

LXVIII.167. Само животное [осел] очень плохо переносит холод, поэтому он не рождает потомство в Понте.2)

1) [Ср. Her., IV, 28; Aristоt., Probl. ined., II, 168].

2) Записанное Плинием наблюдение об ослах в Северном Причерноморье относится к V—IV вв. до н.э. Геродот, сообщая о суровых зимах в Боспоре Киммерийском, писал, что ослы и мулы не переносят тамошних холодов (IV, 28), а Аристотель в «Истории животных» дважды отметил невозможность разведения ослов в Скифии и на берегах Понта (VIII, 151 и 162; см. также: Varro Rust. II, 8, 3; II, 2, 7; Colum. VII, 1, 2; ср.: Bona 1991, 192-194). Действительно, ослы плохо переносят холод. Кроме того, причиной их гибели служат многоснежные зимы, когда на пастбищах невозможно добывать корм из-под снега. Однако ко временам Плиния греки сумели в умеренном количестве развести ослов в своих северопричерноморских колониях. Об этом свидетельствуют находки костей ослов (asinus domesticus) в раскопках эллинистических и римских слоев Пантикапея, Мирмекия, Тиритаки, Илурата, Неаполя Скифского, Ольвии и их ближайшей периферии. В скифских же городищах и поселениях степной и лесостепной зон кости ослов не обнаружены (Цалкин 1960, 49-50).


Перевод Г.М. Севера.

LXVIII.170. Меценат был первый, у кого за столом стали подавать домашних ослят — в то время они во многом предпочитались онаграм. После него [эта] инициатива угасла…


Перевод Г.М. Севера.

LXIX.174. У многих греческих авторов присутствуют свидетельства, что от связи кобылы и мула получается γίννος, то есть карликовый мул. От связи кобылы и одомашненного онагра происходит мул, обладающий быстрым бегом, исключительно крепкой ногой (хотя худого сложения и неукротимого нрава); [для этой цели] всех превосходит производитель, рожденный онагром и ослицей. Лучшие онагры — во Фригии и Ликаонии; Африка гордится детенышами [онагров], как превосходящими [прочих] по вкусу, которые там называются lalisiones (дикие ослята)…


Восток.

LXX.176. Передают, что у индийских быков — высота верблюдов, рога — с размахом в четыре стопы. <...>


Перевод Г.М. Севера.

LXXVIII.210. Ценится также и мясо дикого кабана. Катон Цензор в своих речах осуждал использование плотного мяса боков. Животное следовало разделять на три части и использовать среднюю, собственно кабаний хребет. Целого вепря к трапезе стал подавать П. Сервилий, отец того Рулла, который, будучи консулом с Цицероном, предложил Аграрный закон — столь недавно возник повседневный сегодня обычай. Анналисты отметили этот факт, чтобы, следует думать, умерить [наше] обыкновение съедать два-три вепря даже не за весь обед, а только как первое блюдо…


Восток.

LXXVIII.212. <...> В Индии у диких свиней — изгибы клыков в локоть; пара выступает из рыла, столько же от лба. <...>


ХИНТ–05

LXXXIV.229. <...> Аристотель сообщает, что скорпионы на горе Латмос в Карий не вредят пришельцам, но для местных жителей их укусы смертельны...1) Напротив, обитающие в Сирии змеи приносят [своими укусами] вред только пришельцам.

1) ... их укусы смертельны... — Aristot. fragm., 605 Rose.


Источники

Архитектура – Архитектура античного мира. М., 1940. «Новые переводы для настоящего сборника исполнены С.А. Аннинским (… большая часть отрывков из … Плиния…)… Прочие новые переводы исполнены составителями {В.П. Зубов, Ф.А. Петровский}».

Восток – Древний Восток в античной и раннехристианской традиции. М, 2007. Пер.: Г.А. Таронян.

Н. Горелов. Основоположник фантастической индологии // Послания из вымышленного царства / Пер. Н. Горелова. — СПб.: Азбука-Классика, 2004.

Иванчик А.И. Накануне колонизации, М.–Берлин, 2005.

Латышев – В.В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Вестник древней истории, 1949, № 2.

РГИ – Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. М., 2001.

Слоны — Банников А.В. Эпоха боевых слонов. СПб., 2012 / Пер. Г.А. Шмидта. Источник текста: Plyny. Natural History. In 10 vol. Vol. III / by H. Rackham, M.A. Cambridge; London, 1967.

Таронян – Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. Пер. с латинского, предисловие и примечания Г.А. Тароняна. М., 1994.

ХИНТ–05 – Хрестоматия по истории науки и техники. М., 2005. Перевод с латинского Б.А. Старостина.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru