Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Плиний Старший
Естественная история

Книга четырнадцатая

(Компиляция переведенных фрагментов)

I: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7. II: 8, 9. III: 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19. IV: 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43.
V: 47, 48, 49, 50, 51, 52. VI: 53, 54, 55, 56, 57. VIII: 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72.
XIII: 87. XIV: 88, 89, 90, 91. XVI: 94. XVII: 96, 97. XVIII: 98, 99. XIX: 102. XX: 113.
XXIV: 120, 121, 122. XXVII: 132, 133, 134, 135, 136. XXVIII: 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148. XXIX: 149, 150.


УЗДИ.

I.1. До сих пор мы говорили о чужеземных растениях,1) которые не могут освоиться ни с одним местом, кроме своей родины, и на чужой земле не принимаются; теперь поговорим о тех, которые есть везде, но матерью которых может называться лишь Италия. Пусть только знатоки учтут, что сейчас мы будем говорить только об их природных свойствах, но не об уходе за ними,2) хотя от ухода зависит значительнейшая часть этих свойств.


1) О чужеземных растениях Плиний писал в кн. 13-й своей «Естественной Истории».

2) Уходу за виноградником посвящена значительная часть кн. 17-й.


УЗДИ.

I.2. Я не могу достаточно надивиться тому, что забыты даже имена некоторых растений, упоминаемых писателями. Кто не считает, что после того, как Рим объединил все земли своей державной властью, жизнь улучшилась? Прочный мир обеспечил обмен товарами и общение между людьми; то, что раньше было неведомо, стало теперь общедоступно.


УЗДИ.

I.3. Но клянусь Геркулесом! Людей, которые бы знали многое из того, о чем рассказывали в старину, не оказывается. Насколько плодотворнее были искания древних и насколько счастливее были они в своей работе! Тысячу лет назад, когда литература только еще возникала, Гесиод первый стал наставлять земледельцев, и у него оказалось немало последователей. Труда от этого нам прибавилось: приходится исследовать не только то, что открыли впоследствии, но и то, что было открыто в древности и о чем не сказано ни слова по лености и забывчивости.


УЗДИ.

I.4. Разве причины этой язвы иные, чем общие причины язв всего мира? Пришли на смену другие обычаи, другим у людей занят ум; в чести только то, что помогает наживе.

Первоначально власть народа и мысли его ограничены были пределами, в которых он жил; убожество жизни вынуждало упражнять умственные дарования. Бесчисленных царей чтили произведениями искусства; эти богатства горделиво выставляли они напоказ, считая, что ими утвердят они свое бессмертие. Поэтому жизнь тогда была богата трудом и воздаянием за него.


УЗДИ.

I.5. А потомкам раздвинувшиеся границы и великие богатства пошли во зло. С тех пор, как в сенаторы начали выбирать за богатство, ставить судей за богатство, а магистрата и военачальника стало больше всего украшать богатство, с тех пор, как наибольшим влиянием и силой стал пользоваться человек бездетный,1) лесть стала доходнейшим занятием и единственной радостью — приобретение. Исчезло то, что придавало цену жизни; все искусства, получившие от величайшего блага название свободных,2) стали учить рабскому угодничеству: только этим угодничеством и можно продвинуться.


1) В Риме I в. н.э. весьма распространена была своеобразная форма приобретения богатств. Богатых и бездетных стариков окружали всяческим вниманием в расчете получить от них наследство. См.: Гор. Сат. 2.5.

2) Т. е. те, обучение которым считалось обязательным для человека свободного. Это были грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, музыка.


УЗДИ.

I.6. Тут действуют по-разному и в разных случаях, но молятся все об одном: как бы разбогатеть. Даже лучшие люди предпочитают развивать чужие пороки, а не свои добродетели. Клянусь Геркулесом! Жить — значит утопать в роскоши; настоящей жизни нет!


УЗДИ.

I.7. Мы же, однако, займемся исследованием того, что позабыто; незначительность некоторых вопросов не отпугнет нас, как не отпугнула и от повествования о животных, хотя Вергилий, поэт величайший, уклонился по этой причине от рассказа об огороде и его дарах и ограничился только обрыванием цветов. Его превознесли и прославили, хотя он назвал только пятнадцать сортов виноградных лоз, три сорта маслины, столько же сортов груш, а из яблок упомянул лишь одно, ассирийское; все остальное он опустил.1)


1) Вергилий в кн. 4-ю «Георгик» вставил небольшой экскурс об огороде, но действительно «ограничился обрываньем цветов», упоминанием их преимущественно в идиллической обрисовке жизни старого садовника. Ассирийское яблоко — померанец.


УЗДИ.

II.8. С чего лучше начать, как не с виноградной лозы? Первенство за Италией здесь бесспорно,1) и перед этим богатством тускнеют все блага других земель, даже тех, где растут ароматы! Да разве есть запах слаще, чем запах цветущего виноградника!


1) О прекрасных виноградниках Италии см.: Варр. 1.2.6-7; Кол. 3.8.5.


Таронян.

УЗДИ.

II.9. (...) Виноградная лоза, благодаря своей величине, у древних по праву тоже причислялась к деревьям. Мы видим в городе Популонии сделанное из цельной лозы изображение Юпитера, которое столько веков сохраняется неповрежденным,1) также в Массилии2) — чашу для возлияний. Храм Юноны в Метапонте держится на колоннах из виноградной лозы.3) Еще и сейчас на крышу храма Эфесской Дианы4) поднимаются по лестнице, сделанной из цельной виноградной лозы, с Кипра, как говорят, потому что там она достигает особенно громадных размеров. И ни у какой другой древесины нет природы более долговечной. (...)

II.9. Лозы у древних за свою величину справедливо причислялись к деревьям.5) В Популонии видим статую Юпитера, вырезанную из одной лозы и за столько веков ничуть не повредившуюся, а в Массилии — статую пантеры. В Метапонте храм Юноны стоял на колоннах из виноградной лозы; в Эфесе на крышу храма Дианы и посейчас поднимаются по лестнице, сделанной, как говорят, из одной-единственной кипрской лозы: на Кипре они достигают особенной величины. Нет древесины более долговечной; думаю, однако, что все это сделано из дикой лозы.6)

1) Об этом сообщается только здесь. Популония — этрусский город на Популонском мысе, напротив острова Эльбы.

2) Массилия (греч. Массалия; совр. Марсель) — город, основанный греческими колонистами ок. 600 г. до н.э.

3) ...держится... — stetit, перфект от sto («стоять») или sisto («ставить»). Может быть, здесь следует перевести «держался», «стоял» (т. е., следовательно, во времена Плиния храм уже не сохранился).

Метапопт — греческая колония на юге Италии, у Тарентского залива, основанная, предположительно, в VII (начале?) в. до н.э. (остатки — у совр. города Метапонто). Некоторые считают это сообщение Плиния фантастическим (таких колонн из виноградной лозы, каких бы размеров ни был храм, не может быть, и, кроме того, других подобных случаев неизвестно). О культе Геры (Юноны) в Метапонте известно только по этому сообщению Плиния. По археологическим данным этот культ точно не установлен. Метапонт еще плохо исследован, но за чертой города открыт храм (сохранилось 15 колонн с архитравами), который называют Tavole Paladine (или Palatine) или Colonne Paladine (Palatine) — его считают храмом или Афины или Деметры, или Персефоны (или Деметры и Персефоны); около храма найден (в 1926 г.) фрагмент сосуда с частью надписи, в которой читают посвящение Гере, и некоторые предположительно считают этот храм храмом Геры.

4) О храме Артемиды (Дианы) Эфесской см.: XXXVI, 95-97 с примеч. 1.

5) «Дерево — это то, что дает от корня один ствол со множеством веток и узлов и нелегко погибает; таковы, например, маслины, смоковница, виноградная лоза» (Феофр. Исслед. о раст. 3.1). Колумелла считал лозу чем-то средним между деревом и кустарником.

6) Популония — приморский город в Этрурии. Массилия — ныне Марсель. Метапонт — город в Южной Италии на берегу Тарентского залива.

Плиний пишет, ссылаясь на свидетельство очевидца, что статуя Дианы Эфесской была вырезана из виноградной лозы и «оставалась неизменной», хотя сам храм восстанавливался семь раз (16.213). Старые лозы действительно образуют настоящие стволы, прочная древесина которых годится для крупных поделок: двери в сиенском соборе, например, сделаны из виноградной лозы. В ботаническом саду в Пизе был отрубок от ствола виноградной лозы больше 2 м в окружности.


УЗДИ.

III.10. Рост лоз сдерживают ежегодной обрезкой; всю силу их устремляют в побеги или же заставляют спуститься в отводки; только вина ради позволяют им подняться над землей и расти по-разному в соответствии с характером климата и свойствами почвы. В Кампании их сочетают с тополями;1) обняв супруга, лоза поднимается вверх: хватаясь за ветви своими шаловливыми руками, изгибаясь во все стороны, она достигает вершины дерева на такой высоте, что виноградарь нанимается, оговорив в условии, что хозяин похоронит его на свой счет.


1) Виноградник, в котором лозы вились по деревьям, назывался arbustum. Лучшие вина древней Италии происходили из таких виноградников (см.: Пл. 17.199-203). В дальнейшем — и в переводе, и в примечаниях — arbustum переводится как «виноградный сад». Vinea — виноградник, где лозы подвязываются к переплетам; в переводе — просто «виноградник».


УЗДИ.

III.11. Рост лозы ничто не останавливает, и я видел, как одна лоза своими ветвями и гибкими побегами обвивала целые портики, усадьбы и особняки. Валериан Корнелий счел особо достопамятным следующее обстоятельство: в Риме в портике Ливии одна лоза превратила дорожку для прогулок в сплошную тенистую беседку; притом она еще дает ежегодно двенадцать амфор вина.1)


1) Корнелий Валериан ближе неизвестен.

Портик Ливии, жены Августа, был устроен Августом на месте усадьбы Ведия Полиона. Под портиком следует здесь понимать прямоугольную площадь, обведенную крытой колоннадой (глухая стена и один или несколько параллельных рядов колонн — портик в узком смысле слова), обрамляющей сад с аллеями, дорожками и фонтанами. Портик Ливии находился на северном склоне Оппия (южный отрог Эсквилинского холма) между Субурским взвозом и тем местом, где позднее были выстроены термы Траяна. Он занимал площадь 115 м (длина) * 75 м (ширина). За колоннадой шли аллеи, и около деревьев то там, то здесь были посажены виноградные лозы, плети которых садовник перебрасывал с одного ряда деревьев на другой, так что вся дорожка превращалась в тенистую беседку.


УЗДИ.

III.12. Лозы всюду поднимаются выше вязов. Пирров посол, Киней, удивляясь их высоте в Ариции, остроумно подшутил над терпкостью тамошнего вина, сказав, что мать его по заслугам висит на таком высоком кресте.1) В Италии за Падом есть дерево, которое зовется rumpolinus и также opulus: виноградные ветви заполняют его круглые и просторные ярусы;2) старый ствол лозы, поднявшись до развилки, раскидывает молодые веточки по прямо идущим ветвям дерева.


1) Греческие города Южной Италии в III в. до н.э. подчинились Риму. Сопротивление оказал только богатый Тарент, призвавший на помощь эпирского царя Пирра, который и высадился в Италии с хорошей армией наемников и со слонами, дотоле в Италии невиданными. Он одержал над римлянами две победы, истощившие, однако, его силы («Пиррова победа»). После первой из них он отправил своего друга Кинея, умного и дальновидного дипломата, в Рим с предложением мира, в котором ему было отказано.

Ариция — городок в Лации, у подножия Албанских гор.

2) Rumpotinus — не дерево, a «arbustum галльского типа», в котором сажали низкие и не очень богатые листвой деревья (Кол. 5.7.1); rumpi — виноградные лозы, переброшенные с одного дерева на другое (Варр. 1.8.4). Деревья в таких виноградниках — предпочтительно opulus (Acer opulus Mill.) — подрезали так, чтобы ветви на них располагались круглыми ярусами, один над другим.


УЗДИ.

III.13. Другие лозы высотой с человека среднего роста стоят, ощетинившись кольями, на которые опираются. (это vineae); есть такие, что неукротимо расползаются... заполняя середину атриев.1) Столько различий в одной только Италии! В некоторых провинциях лоза стоит самостоятельно, без всяких подпорок;2) она образует круглую крону, и ствол ее толстеет за счет роста.


1) Атрий — главная комната старого италийского особняка, у которой в крыше имелся большой проем, именовавшийся «комплювием». Переплет для винограда, напоминавший атрий, устраивался так: четыре жердины, расположенные четырехугольником, соединяли вверху четырьмя жердями; с каждого из четырех углов спускали вниз не очень длинные жердочки и нижние концы их соединяли тоже жердочками. Вместо жердей можно было брать толстые стебли тростника. Получалось сооружение, напоминавшее комплювий в крыше, который приходился обычно в середине атрия (Варр. 1.8.2).

2) Это лозы, подрезаемые в форме кубка и не нуждающиеся в подпорках. Виноградников вообще было пять видов: 1) лозы распластывались своими побегами прямо на земле; 2) стояли без всяких подпорок; 3) подвязывались к кольям; 4) подвязывались к «ярмам», т. е. к переплетам, шедшим в одну линию; и 5) подвязывались к «комплювию» (см. прим. 5 и Пл. 17.164).


УЗДИ.

III.14. По другим местам, например в Африке и кое-где в Нарбонской провинции, этому препятствуют ветры: там лозе не разрешается расти выше «пальцев»: она всегда имеет такой вид, словно ее только что посадили, расстилается по земле, как трава, и впитывает сок земли своими гроздьями, которые поэтому в центре Африки превосходят величиной грудных детей.1) Нет вина более кислого, но нет и винограда более вкусного: отсюда, может быть, и пошло его название: durus acinus.2)


1) Нарбонская провинция — нынешний Прованс. Ветви лозы раскладывали по земле, подпирая их тычинками. Варрон писал, что в «Азии по многим местам земля предлагает ложе гроздьям, и они часто являются общим достоянием лисиц и людей» (1.8.5). Страбон сообщает, что, по рассказам, в Мавретании виноградные грозди бывают в локоть (46 см). Сам он, видимо, в этом сомневался (826).

2) Буквально «твердая ягода»: виноград с толстой, сочной мякотью. Плиний хочет сказать, что это хороший столовый (не винный!) сорт; Марц. 13.22 (Uvae duracinae): «Моя Гроздь не годится для вина, но я буду для тебя нектаром, если ты будешь не пить мое вино, а есть меня».


УЗДИ.

III.15. Бесчисленные сорта винограда, разнящиеся величиной, цветом и вкусом ягод, разнятся еще больше качеством вин. Один виноград блещет пурпуром; другой сверкает розовым цветом и отливает зеленым; белый и черный — цвета обычные. Словно груди, вздувается «коровье вымя»; у «фиников» ягоды длинные и вытянутые.1) Природа позабавилась, поместив в очень крупных ягодах маленькие зернышки, которые спорят по сладости с ягодами; их называют leptorrages.2)


1) Оба сорта — столовые, крупные. Первый назван по сходству грозди с выменем, второй—по сходству виноградин с финиками. Оба названия греческие.

2) От leptos — «мелкий» и rhax — «зерно».


УЗДИ.

III.16. Есть виноград, который хорошо зимует; его подвешивают к потолку. Другие сорта сохраняются только в собственном тепле: их кладут в глиняные горшки, а эти последние ставят в долии, набитые виноградными отжимками, пускающими сок. Есть виноград, который, как и вино, становится вкуснее от дыма кузниц;1) вкусы Тиберия доставили особую славу продымившемуся в африканских печах. Раньше в качестве закуски подавали ретийский виноград из Веронской области. От слова «терпение» получил свое название и «претерпевший» виноград.2)


1) Грозди сохраняли, подвешивая их просто к потолку в хлебном амбаре, они так и назывались — «висячие» (Кат. 7.2.; Варр. 1.58); «горшечные» — uvae ollares — сохранялись именно так, как пишет Плиний, забывший только упомянуть, что горшки осмаливали. О других способах см.: Кол. 12.44.

Грозди иногда «коптили в кузницах». Продымленный виноград назывался uvae fabriles. Полезным считался дым и для вина. См.: Кол. 1.6.20.

2) Uva passa — виноград, вяленый на солнце, изюм. Слово passa происходит не от patiar — passus sum — «терплю, а от pando — рассыпаю».


УЗДИ.

III.17. Виноград сохраняют и в виноградном соку: он «упивается» собственным вином. Один сорт набирается сладости, будучи залит вскипяченным виноградным соком; другой дожидается новых плодов, оставаясь на лозе-матери и сквозя через стекло; терпкая смола, которой смазывают кончик кисти,1) сообщает виноградным ягодам такую же стойкую прочность, как и в долиях и амфорах.


1) Колумелла (12.44.7-8) рассказывает, что виноградную кисть на лозе вкладывали в специальную глиняную посудинку. У богатых людей эти посудинки были из стекла или слюды. См.: Марц. 8.68. — Смолой смазывали кончики только у «висячих гроздьев».


УЗДИ.

III.18. Выведены лозы, вино от которых само по себе отдает смолой: сорта табурнский, сотанский и гельвик прославили Виенскую область;1) знамениты, впрочем, стали они недавно и во время Вергилия были еще неизвестны, а от кончины его прошло 90 лет.


1) Виенна — город в Нарбонской Галлии (нын. Вьенн на среднем течении р. Роны). Город этот принадлежал галльскому племени аллоброгов, и они разводили в окрестностях Виенны лозы, названные по имени племени «аллоброгскими». Вина от этих лоз назывались по имени разных округов, где их получали. Их хвалил Плутарх (Quest. convi. 5.1.676с) и утверждал, что они от природы имеют привкус смолы. То же говорит и Плиний о гельвике (23.47). Оба ошибаются: от природы такого привкуса не бывает.


УЗДИ.

III.19. А разве, попав в лагерь, лоза в руке центурионов не становится символом полновластия? Не ведет, обещая щедрую награду, медленно от чина к чину к званию примипила? Не облагораживает ли даже наказание за проступки? И ведь виноградники научили, как вести осаду.1) В приготовлении лекарств вино занимает очень большое место, и само, в чистом виде, оказывается целебным средством.2)


1) Лоза была знаком власти центуриона (сотника); ею он наказывал провинившихся солдат. В легионе было 10 когорт и в каждой когорте 6 сотен. Самым младшим центурионом был центурион 6-й сотни 10-й когорты; самым старшим — центурион 1-й центурии (сотни), 1-й когорты — примипил, которому вверялся «орел» — знамя легиона. Чтобы стать примипилом, надо было последовательно продвигаться от 6-й сотни к 1-й внутри каждой когорты и от 10-й когорты до 1-й. Путь был действительно длинным. Только солдат-римлян наказывали лозой; солдат вспомогательных отрядов, куда набирали жителей провинций, секли розгами.

Каким образом виноградники научили вести осаду? Считал ли Плиний, что беседки, увитые виноградом, навели на мысль устраивать навесы (vinea), которые защищали солдат, ведших осаду, от метательных орудий неприятеля? Веррий Флакк полагал только, что эти навесы получили свое название «по сходству» (Fest. 516 L).

2) В древней медицине вину приписывали и целебную, и дезинфицирующую силу.


УЗДИ.

ХИНТ–05.

IV.20. Пересчитать сорта лоз считал возможным один Демокрит, объявивший, что все греческие ему известны. Остальные писатели заявили, что количество их неисчислимо и бесконечно;1) на сортах вин это обнаруживается еще вернее. Мы назовем отнюдь не все, а только наиболее замечательные, так как их почти столько же, сколько и областей. Поэтому достаточно будет назвать самые знаменитые лозы или те, которые обладают каким-нибудь чудесным свойством.

IV.20. <...> Из всех, писавших на эту тему, один лишь Демокрит был уверен, что исчислил все сорта вин,2) причем о самом себе он писал, что знает все вина Греции. Другие говорили, что разнообразие вин неизмеримо и бесконечно, и это кажется более правдоподобным, если исходить из того, что действительно наблюдается.

1) Уже Феофраст признавал, что сортов лоз столько, сколько почв (Исслед. о раст. 2.5.7). Так же думал и Вергилий (Георг. 2.103-108), стихи которого приводит Колумелла (3.2.29).

2) ...Демокрит... исчислил все сорта вин... — приписываемое Демокриту, обычно считается неподлинным и не включается в собрания его фрагментов. Однако у Колумеллы (III, 12, 5) сохранилось свидетельство об интересе Демокрита к виноградарству, особенно же к влиянию расположения и экспозиции виноградников на качество вина.


УЗДИ.

Восток.

IV.21. Первое место дается аминейским лозам за прочность их вина, которое от старости становится только лучше. Имеется пять их видов; из них «настоящая, мелкая», отцветает благополучнее, хорошо переносит дожди и плохую погоду, не то, что «большая», которая, однако, в виноградном саду страдает от них меньше, чем в винограднике.

IV.21. <...> Первенство принадлежит аминейским лозам <...> Видов их — пять <...> Пятый вид — шерстистая:


УЗДИ.

Восток.

IV.22. «Близнецы», получившие такое название от неизменно двойных гроздьев, дают вино очень кислое, но исключительно крепкое. Для «меньшего близнеца» губителен австр; остальные ветры ему благоприятны, например на Везувии и Суррентских холмах. В остальных местах Италии эту лозу пускают только по деревьям. Пятый вид — аминейская «шерстистая»: она настолько одета пухом, что нечего нам удивляться серам или индусам. Из аминейских она поспевает первой, и виноград этот очень скоро начинает гнить.1)

IV.22. дабы мы не удивлялись так серам или индам — ее покрывает пух. <...>

1) Аминейская лоза была, по словам Аристотеля (fr. 495 Rose), привезена в Италию фессалийским племенем аминейцев. Центром разведения этих лоз была Кампания. Варрон называл где-то аминейские лозы скантиевыми (Пл. 14.47); это название ведет нас как раз в Кампанию, где был и Скантиев лес (Циц. об аграр. зак. 1.3 и 3.15), и Скантиевы воды (Пл. 2.240). Об этих сортах прочтем и у Колумеллы.

A. «Настоящая мелкая» (germana minor = amimneum minusculum Kaтона — 7.2): отцветает быстро; ее можно сажать и в arbustum, и в vinea, но в первом случае она требует жирной земли, во втором — средней; не боится дождей и ветров.

Б. «Настоящая бóльшая» (germana maior = amimneum maius Катона): во время цветения боится и дождя, и ветра, особенно в vinea. Поэтому хороша только для arbustum и требует очень жирной и сырой земли. Ветвей у нее много и они длинны, междоузлия велики; и листья, и грозди, и ягоды крупны, Она менее урожайна, чем предыдущая, но вино вкуса одинаково превосходного.

B. «Близнецы»: вино дают терпкое, но «также вечное». «Меньший близнец» (gemma minor) «одевает Везувий и знаменитые суррентские холмы», где растет в vinea; в остальной Италии — лучше в arbustum. Древесиной и плодами похож на «настоящую мелкую», а «бóльший» — на «настоящую бóльшую»; «меньший» лучше, потому что дает урожай и на средней земле.

Г. «Шерстистая» (lanata): листья покрыты беловатым пушком больше, чем у остальных аминейских лоз. Дает вино хорошее, но более слабое, чем: предыдущие; виноград быстро портится.

Колумелла называет еще одну аминейскую лозу, дающую вино хорошее, но худшее, чем остальные аминейские лозы (Кол. 3.2.7-13).

Серы — китайцы.


УЗДИ.

IV.23. За ними следуют номентанские лозы; древесина у них красная, почему некоторые и назвали эти лозы «красненькими». Они менее плодоносны; отжимок и отстоя в вине дают чрезвычайно много; превосходно выдерживают заморозки и страдают больше от засухи, чем от дождя, больше от жары, чем от холода. Поэтому в холодных и сырых местах им отдается первенство.1) Плодороднее лоза с более мелкими ягодами и листом, меньше изрезанным.


1) Номент — город в Лации, к северо-востоку от Рима, на границе Этрурии и Сабинии. Колумелла ставил эти лозы тоже на второе место после аминейских и считал их в противоположность Плинию более урожайными. Он же различал два их вида: «большую» и «меньшую», более плодоносную, с листом, не таким изрезанным, и менее красной древесиной, по цвету которой эти лозы и получили свое прозвище. Назывались они также faeciniae, потому что вино от них давало осадка (faex, faecis) больше, чем вино от других лоз. Так как они отцветали быстро, то ветры и дожди им страшны не были. Не выносили они только зноя. Ягоды на них были мелкие, кожица твердая; в arbustum они шли лучше (3.2.14-15). По мнению Марциала, вино от этих лоз становилось хорошим, только состарившись, когда оно «утрачивало свой характер» (1.105).


УЗДИ.

IV.24. Апианским лозам имя дали пчелы, особо до их ягод лакомые. Есть два их вида, покрытые пухом; разница между ними в том, что один поспевает скорее, хотя и второй не очень отстает. Они приживаются и по холодным местам, но ни один сорт не начинает от дождя так быстро гнить. Вино от них, сначала сладкое, с годами приобретает терпкость. В Этрурии эту лозу особенно любят.1)


1) Apianae: Плиний производил их название от apis — «пчела». Колумелла различал три их вида и считал, что лучшее вино дает лоза с неопушенными листьями. Вино от них сладкое, но ударяло в голову. Поспевал этот виноград рано, и поэтому лозы считались наиболее подходящими для холодных местностей (3.2.17-18). Их отождествляют с нынешним мускатом.


УЗДИ.

IV.25. Вот и все благороднейшие лозы, уроженки Италии; остальные пришельцы. «Гречанка» г. Хиоса или Фасоса не уступает аминейским по своим превосходным качествам; ягода у нее очень нежная, а вся кисть настолько мала, что сажать ее стоит только на самой жирной почве.1) «Евгению» прислали холмы Тавромения — само имя указывает на ее высокие качества, но сохранила она их только в Албанской округе: пересаженная в другое место, она сразу же вырождается.2) Некоторые лозы так любят свою родину, что, покинув ее, покидают там и свою славу и не остаются сами собой в чужом месте.


1) Колумелла называл несколько сортов греческих лоз, которые сажали в Италии. «Вино они дают хорошее, но по нашим местам очень мало, потому что гроздья на них редкие, а ягоды очень мелкие» (3.2.24).

2) «Евгения»: от греч. eugenes — «благородный».

Тавромений — (нын. Таормина) на восточном берегу Сицилии у подножия Этны. «Холодную и сырую почву и такой же климат евгения прекрасно переносит на Албанских гоpax. По другим местам едва достойна своего имени» (Кол. 3.2.16).


УЗДИ.

IV.26. Такова участь ретийской и аллоброгской лозы, которую мы выше назвали «смолистой»: у себя дома это благородные сорта, по другим местам их нельзя узнать.1) Они, впрочем, плодородны и возмещают качество количеством: «евгения» — в местах очень знойных, ретийская — в умеренных, аллоброгская — в холодных; ягода у нее черного цвета и поспевает на морозе.


1) Ретийскую лозу с похвалой упоминает и Вергилий (Георг. 2.95). Колумелла называет ее в числе лоз скорее с крупными, чем с обильными гроздьями (3.2.27). Разводили ее в окрестностях Вероны (Марц. 14.100). «Ретийское вино не уступит прославленным винам Италии», — писал Страбон (206). Его рекомендовалось пить при расстройствах желудка (Цельз 4.12.8). Об аллоброгской лозе см. прим. 14 к гл. 2-й.


УЗДИ.

IV.27. Вина от перечисленных видов, даже и от черных, в старости приобретают белый цвет. Прочие лозы ничем не славятся; иногда, впрочем, в силу свойств климата или почвы их вина не портятся от старости: так бывает с вином от фецении и битуригской лозы; она цветет одновременно с феценией, но ягоды на ней сидят реже, цвет же у обеих никогда не осыпается, потому что они быстро отцветают и не боятся ни ветров, ни дождей; в холодных местах они, однако, лучше, чем в жарких, и в сырых лучше, чем в засушливых.1)


1) «Фецения» — другое название номентанских лоз. Ср. прим. 3. Плиний сделал «фецении» особым сортом по ошибке.

Битуриги — большое кельтское племя, жившее в Аквитании (Гасконии). Они делились на две ветви — Bituriges Cubi, жившие в нын. Pays de Berry, и Bituriges Vivisci — по р. Гаронне с главным городом Бурдигалой (нын. Бордо). Считается, что виноделами были именно они (RE III, S. 549).


УЗДИ.

IV.28. Visulla отличается скорее крупными, чем частыми, гроздьями; переменной погоды она не переносит, но хорошо выдерживает ровный холод или зной. Мелкий сорт ее лучше. В выборе почвы она прихотлива: на жирной гниет, на плохой не растет вообще; она капризно ищет средней и поэтому дружит с Сабинскими холмами. Виноград у нее некрасив с виду, но приятен на вкус; если его не оборвать сейчас же, как он поспеет, он осыпется, не начав даже гнить. От града он защищен крупными и твердыми листьями.1)


1) Колумелла (3.2.21-22) характеризует visula так, как и Плиний, добавив, что она лучше растет в vinea, чем в arbustum. Так как лоза эта росла преимущественно в Сабинии, то, может быть, и название ее — visula — слово сабинское. Марциал считал сабинское вино очень плохим (10.49.3-5); Гораций называл его «скверным» (Оды 1.20.1).


УЗДИ.

IV.29. Замечательны по своему цвету helvolae; он переливается у них от пурпурного к черному, почему некоторые и называют их varianae. Предпочтительнее более темный сорт; оба урожайны через год, но вино лучше, когда урожай меньше.1) Два сорта preciae различаются величиной ягод; древесины у них много; ягоды очень хорошо сохраняются в горшках; листья похожи на сельдерейные.2) В Дуррахии превозносят балиску; в Испании эту лозу называют «кокколобис»; гроздья у нее редкие, она хорошо переносит зной и австр; вино от нее ударяет в голову, дает его она много.


1) «Некоторые называют helvolae „переливающимися" (variae): ягоды у них не пурпурные, не черные и названы по коричневато-розовому цвету (ab helvo colore). Более темный виноград дает вина больше, но вино от более светлого лучшего качества. Ровным цвет ягод не бывает ни у этого сорта, ни у другого». Лоза эта лучше в arbustum, но хорошо идет и в vinea; урожайна на земле среднего качества (Кол. 3.2.23).

2) Колумелла считал, что preciae дают вино лучшее, чем helvolae (3.2.23).


УЗДИ.

IV.30. В Испании различают два ее вида: один с продолговатыми ягодами, другой с круглыми; урожай с них снимают последним. Чем кокколобис слаще, тем вино лучше. И терпкое, впрочем, становится в старости сладким, а сладкое приобретает терпкость и может тогда поспорить с албанским.1) Говорят, что при болезнях мочевого пузыря нет питья полезнее.


1) Лоза эта, которую разводили как в Иллирии (Дуррахий — город в Иллирии), так и в Испании, по-видимому, была давно известна и широко распространена. Ее ценили за урожайность и выносливость. Balisca — слово иллирийское; в Далматии так называют ряд растений, цветки которых собраны в кисть. Кокколобис Андре считает местным названием (см.: J. André. Contribution au vocabulaire de la viticulture. REL, 1953, p. 150). Колумелла ставит эту лозу рядом с битуригской: «Обе они ближе всего к благородным («первым») лозам: вино их стоит годами и от старости улучшается. Они превосходят все лозы, упомянутые выше, урожайностью и выносливостью; не боятся бурь и дождей, дают много вина, не ослабевают на тощей почве. Холода переносят лучше, чем сырость, сырость лучше, чем засуху, но не терпят ущерба и от жаров» (3.2.19-20).


УЗДИ.

IV.31. Albuelis дает урожая больше у верхушки дерева, a visulla — внизу его, поэтому, посаженные возле тех же самых деревьев, они в силу своей разной природы обе вместе богатят хозяина.1) Inerticula, так назвали из черных лоз ту, о которой справедливее было бы сказать, что она «трезвенница»: от нее особенно хорошо старое вино, безвредное при своей крепости; это единственная лоза, вино от которой не опьяняет.2)


1) «Лоза эта, по словам Цельза, идет лучше на холме, чем в долине, в arbustum лучше, чем в vinea, у верхушки дерева она лучше, чем внизу» (Кол. 3.2.24). В Северной Африке есть лозы, которые растут только на возвышенностях. Андре связывает слово albuelis с корнем alb — «высота» (J. André. Contribution au vocabulaire..., p. 146).

2) То же об этом вине говорит и Колумелла (3.2.24).


УЗДИ.

IV.32. Остальные лозы хороши только своей урожайностью, в первую очередь helvennaca. Есть два ее вида: «большая», которую иногда называют «длинной», и «малая», именуемая marcus, менее плодовитая, но дающая вино, на вкус более приятное. Ее отличают по круглым листьям; у обеих древесина хрупкая.1) Под них необходимо подставлять подпорки, иначе они подломятся под собственным урожаем. Они любят ветер с моря и боятся росы.


1) Так как одна из разновидностей этой лозы носит галльское название — marcus, то имя ее связывали с племенем гельвиев. Объяснение это поддерживалось и тем фактом, что лозу разводили в Нарбонской провинции, особенно в области, где жило племя воконтиев, смежной с землей гельвиев. По мнению Андре, лоза названа по р. Гельвину, протекающей между Пиценом и ager Praetutianus (J. André. Contribution au vocabulaire..., p. 130). Колумелла назвал три ее вида: 1) emarcus (галльское название) давала вино среднего качества; 2) «длинная», или «скупая», дававшая вино плохого качества и гораздо меньше, чем можно было бы ожидать, судя по обилию гроздей; 3) «мелкая» — самая лучшая: хорошо переносит засуху и холода, лишь бы не шли дожди; в некоторых местностях ее вино держится годы; она единственная, приносящая урожай на самой тощей почве (3.2.25-26). Круглые листья он считает признаком как раз этого сорта.


УЗДИ.

IV.33. Нет лозы, которая шла бы хуже в Италии: ягод дает мало, они мелкие, гнить начинают еще на лозе; вино от нее не держится дольше одного лета; нет, однако, и другой, которая бы так осваивалась с тощей почвой. Грецин, который иногда списывал Корнелия Цельза1), думает, что она не может прижиться в Италии не в силу своих природных качеств, а потому, что здешние виноградари жадно заставляют ее растить все новые побеги. Этим ее плодовитость истощается, и только очень жирная почва может помочь истомленному растению. Говорят, что на ней не появляется «угля»:2) это великое преимущество, если только правда, что есть лоза, над которой климат не имеет власти.


1) Корнелий Цельз написал трактат о земледелии в пяти книгах. Колумелла его часто упоминает. Юлий Грецин, отец Агриколы, тестя Тацита, был казнен в 39 г. н.э. по приказу Калигулы. Он написал две книги о виноградниках, которые Колумелла считал «литературно обработанными и учеными» (1.1.14). Слова Плиния, что Грецин списывал Цельза, не имеют никакого основания: Грецин, требовавший от хозяев земли тщательной ее обработки, а следовательно, и соответственных затрат, представлял течение сельскохозяйственной мысли, противоположное тому, которое считало краеугольным камнем хозяйственной мудрости отсутствие трат и которое защищал в своих книгах Цельз.

2) Carbunculus — «уголек», антракноз, антонов огонь, виноградная оспа — болезни, вызываемые разного рода грибами.


УЗДИ.

IV.34. Spionia, которую иногда называют spinea, переносит зной и наливается от осенних дождей; больше того, это единственная лоза, которую питают туманы; поэтому и подходит для нее Равенская область.1) Vennuncula принадлежит к числу лоз, которые благополучно отцветают; ее виноград очень хорош для хранения в горшках. Кампанцы предпочитают называть эту лозу surcula; по другим местам ее зовут scapula, а в Таррацине — numisiana.2) Она не имеет собственных свойств и целиком зависит от той земли, где растет; в суррентской посуде, однако, и вплоть до самого Везувия вино от нее очень крепкое.3)


1) О виноградниках под Равенной рассказывает Страбон: лозы росли в болотах, давали обильный урожай, но жили не дольше 4-5 лет (214). Марциал уверял, что вода в Равенне стоит дороже вина (3.56 и 57). Название происходит или от города Спины, находившегося недалеко от Равенны, или, как полагает Андре, от имени дикой сливы — spinus (J. André. Contribution au vocabulaire..., p. 152). Колумелла говорил об этой лозе, что она дает много виноградного сока и замечательна больше величиной гроздьев, чем их числом (3.2.27).

2) Итак, одна и та же лоза в разных местах, даже близко лежащих, называлась по-разному. «Все области и почти каждый округ в этих областях имеют собственные виды лоз, которые и называют по-своему. Некоторые лозы, переменив место, меняют и свое имя; некоторые, сменив место, до того вырождаются, что их невозможно и узнать» (Кол. 3.2.30).

Ven(n)u(n)cula — имеется много вариантов этого слова: vennucula, vennuncula, venucula, vennuncula, venicula, и т. д.; от vinnus — «локон» — прилагательное vinnulus — «слабый», «вовсе лишенный мужества» (Fest. L. 519). Древесина у этой лозы была, видимо, очень непрочной, хрупкой.

Колумелла считает нумизиану особой лозой, отличной от vennuncula: (3.2.27): по-видимому это были два близких сорта одного и того же вида. Андре (J. André. Contribution au vocabulaire..., p. 134) производит это название от имени виноградаря, сажавшего эту лозу в Террацине. Ливий называет претора латин, предводителя их в войне с Римом, Нумизия из Цирцей, города, соседнего с Террациной (8.3.9).

3) Хотел ли Плиний сказать, что виноторговцы обманывают покупателя, наливая это вино в амфоры из-под превосходного суррентского вина? Плиний (14.59) говорит, что качество вина зависит от вместилища, куда оно влито. Наряду с этим предположением Андре высказывает и другое: нумизиану разводили в Кампании от Террацины до Суррента, и разливать вино от нее в суррентские амфоры было вполне естественно. В Сурренте, однако, выделывали не амфоры, а только чаши (Пл. 35.160). Вернее, следовательно, первое предположение.


УЗДИ.

IV.35. Там в чести больше всего murgentina, уроженка Сицилии, которую иногда называют помпейской; плодовита она лишь на хорошей земле, как и horconia, дающая урожай только в Кампании.1) Arceraca, которую Вергилий называет argitis, наоборот, сама улучшает землю, не боится ни дождей, ни старости, но вино с нее держится едва один год; виноград для стола плох, но урожайность чрезвычайная.2) И mettica живет долго и не боится влияния небесных светил; ягоды у нее черные, вино от старости становится темно-желтым.3)


1) Мургентия — город в глубине Сицилии, к западу от Сиракуз. Пересаженная в окрестности Помпеи, она получила новое имя по этому городу.

Horconia, иначе holconia, по имени Голкониев, старинного помпейского рода.

2) Колумелла называет эту лозу arcelaca и считает ошибочным ее отождествление с вергилиевой argitis; она очень урожайная, виноград с нее очень сладкий (3.2.27-28). Argitis происходит от argos — «белый». Лоза эта предпочитала землю среднюю: на жирной она слишком разрастается, на тощей чахнет и не дает урожая; гроздей у нее много; она предпочитает виноградный сад винограднику (Кол. 3.2.21).

3) Название лозы от собственного имени Меттий. Вино желтеет от наличия в нем большого количества танина и от его окисления. Вино было, конечно, красным: цвет белого вина танин изменить не мог.


УЗДИ.

IV.36. Вот те виды лоз, которые растут повсюду, остальные — или местные сорта, или выведены от вышеупомянутых путем прививок. Только в Этрурии растет tudernis, во Флоренции — sopina, в Арретии — talpona, etesiaca и conseminia. Черная talppna дает белое вино. Etesiaca — обманщица: чем больше у нее урожай, тем лучше вино, но — удивительное дело! — исчезает плодовитость, исчезает и качество.1) Conseminia — сорт черный; вино с нее почти не держится, а виноград сохраняется очень долго; его снимают на 15 дней позже, чем весь остальной; это сорт урожайный, но столовый.2)


1) Tudernis — от города Tuder (нын. Тоди) в Умбрии, на границе с Этрурией. Sopina — диалектная форма от supina — «лежащая навзничь» — лоза, ветви которой пригибались совсем низко к земле. Арретий — город в Этрурии, в долине р. Арно (нын. Ареццо). Talpona — от собственного имени Тальпоний (W. Sсhulze. Zur Geschichte lateinischen Eigennamen. Berlin, 1904, S. 82). Etesiaca — ранний виноград. Этесии начинали дуть около 20 июля.

2) Conseminia — это вовсе не особая лоза: vineae conseminae («вместе посаженные») — это лозы разных сортов, но одновременно поспевающие и дающие виноград одинакового вкуса (Кол. 3.21.7 и 11; 12.47.6).


УЗДИ.

IV.37. Листья у него так же, как у дикого винограда, перед листопадом меняют свой цвет на кроваво-красный. Это бывает и у других лоз, и всегда это признак очень плохого сорта. Hirtiola — лоза Умбрии, Пицена и Меванской области; pumula — Амитернской. В тех же краях растет и bananica — обманщица, которую, однако, там очень любят.1)


1) Hirtiola — конъектура Андре вместо рукописного hireiola и irciola: от hirtus — «лохматый», «опушенный». Колумелла говорит, что он ознакомился с этой лозой совсем недавно (3.2.28).

Мевания (нын. Беванья) — город в Умбрии, расположенный в глубокой долине, и сейчас известен виноградниками (RE XV. 2, SS. 1507-1503). Амитерн — городок в Сабинии. Pumula — «карликовая»; pumilio — «карлик» (Лукр. 4.1162); мелкие куры — «корольки» — названы у Колумеллы pumiliones aves (Кол. 8.2.14; Пл. 10.156); низкорослые растения — pumiliones (Пл. 12.13). По-видимому, это были лозы низенькие, с короткими ветвями или требовавшие короткой обрезки. О bananie'e других упоминаний нет.


УЗДИ.

IV.38. Помпейцы называют свою лозу по имени своего города, хотя в Клузии ее больше;1) тибурцы назвали свою тоже по имени города и недавно вывели еще oleaginea, получившую имя за сходство с маслиной; это последняя из выведенных до сего времени лоз. Vinaciol'y знают только сабины, calventin'y — только обитатели Гавра.2) Я знаю, что лозы, пересаженные из Фалернской области, называются «фалернскими», но они повсюду очень быстро вырождаются. Выведен был и суррентский сорт с очень сладким виноградом.


1) Это упомянутая в § 35 мургентинская лоза. Клузий — город в Этрурии.

2) Oleaginea бегло упомянута Колумеллой (3.2.27); vinaciola названа, вероятно, так потому, что давала много отжимков (vinacea). Calventina — от собственного имени Calventius.

Гора Гавр (нын. Monte Barbaro) — в Кампании, к востоку от Кум. Она была покрыта виноградниками.


УЗДИ.

IV.39. С capnios, buconiates и tharrupia на холмах Фурий снимают виноград не раньше, чем наступят заморозки.1) Parian'y любят в Пизе, а в Мутине — черную perusini'io; вино с нее в течение четырех лет становится белым.2) Удивительно, что там есть лоза, поворачивающаяся по солнцу (ее поэтому зовут streptis);3) в Италии любят галльскую лозу, а за Альпами — пиценскую. Вергилий упомянул фасосскую, мареотийскую, lageae4) и еще много заморских сортов, которых нет в Италии.


1) Capnios (греч. capnios — «дымный», «дымного цвета») — поздний виноград, росший на холмах Фурий — города в Южной Италии. Феофраст писал, что на «дымной» лозе после черного появляется белый виноград и наоборот (Исслед. о раст. 2.3.2). То же сообщает и Аристотель (О возникновении животных. Пер. В. П. Карпова. М.-Л., 1940, 4.4.770в: «Лоза эта занимает среднее место между белой и черной»). Явление это, происходящее от случайных изменений, наблюдается и сейчас у винограда, известного под именем pinot gris и прозванного тоже «дымным». Два других вида неизвестны.

2) Pariana — от собственного имени Parius и Parianus; perusinia — or Perusinius (W. Sсhulze. Zur Geschichte lateinischen Eigennamen, SS. 206-207). Мутина — нын. Модена.

3) Нет ни одной лозы, которая следовала бы за движением солнца. Streptis — от греч. strepho — «поворачиваю»; streptos — «повернутый» и «согнутый». Может быть, так называлась лоза, очень изогнутая и с изогнутыми ветвями. Плиний же объяснил это слово как «поворачивающаяся по солнцу».

4) Мареотида — озеро в Нижнем Египте; местность вокруг славилась виноградниками. Мареотийская лоза, или мареотика (Кол. 3.2.24), давала мелкий белый и черный виноград. По словам Страбона (799), вся местность вокруг и восемь островов на самом озере давали много превосходного вина.

Lageae — «заячьи» (латинское название этих лоз — leporariae, от lepus, oris — «заяц») — ранний сорт, получивший название «заячьего», по мнению Исидора Севильского (писатель VII в. н.э.), «потому что они бегут к зрелости с быстротой зайца» (17.5.16). Андре считает, что название это дано по цвету винограда или листьев (J. André. Contribution au vocabulaire..., р. 141). Ср. название лозы в Божоле: levraut — «зайчонок».


УЗДИ.

IV.40. Есть лозы, замечательные не вином, а виноградом; ambrosia, вид — duracinae — виноград с нее сохраняется без всякой посуды, прямо на лозе, — настолько он не боится ни холодов, ни зноя, ни непогоды. Лоза эта не нуждается ни в дереве, ни в кольях; она держится собственной силой, не то что dactylis, тонкая, как палец.1) Затем из крупноягодных сортов — columbina и особенно «пурпурные», прозванные bimammiae, так как у них сидят на гроздьях не ягоды, а другие гроздья;


1) Duracinae: см. прим. 8 к гл. 3-й. Ambrosia, — может быть, от города Амброс на юге Фокиды. Dactylis — от греч. dactylos — «палец».


УЗДИ.

IV.41. tripedaneae, получившие имя по своему размеру; scripula со сморщенными ягодами; та, которую в приморских Альпах называют ретийской, непохожая на упомянутую с похвалой:1) она низенькая, ягоды у нее сидят одна к одной, дают они вино скверное, но такой нежной кожицы нет ни у одного сорта. В ягоде находится одно крохотное зернышко (его зовут chius); в грозди — одна-две очень крупные ягоды. Есть еще черная аминейская лоза, ее зовут «сирийской», а также «испанская» — из плохих сортов это лучшая.2)


1) Columbina — «цвета голубя», сизого. Bimammiae — «двугрудая», «о двух грудях», разновидность «пурпурных»; ее не надо смешивать с bumamma или bumastos — сортом, кисти которого сравнивали за их величину с коровьим выменем. Tripedaneae — «трехфутовые», лозы высотой в 3 фута ( = ок. 1 м). Scripula — само название указывает на малую величину ягод: скрипула = 1/24 унции (1.137 г). Из этого винограда делали passum — вино из изюма (см. § 81). Ретийская лоза «упоминалась с похвалой» в §§ 16 и 26.

Судя по тому, что зернышко называется греческим словом, эта ретийская лоза росла в виноградниках греческих колоний по побережью Средиземного моря, на юге нынешнего Прованса. Chius (латинская транскрипция греч. χιος), так назывался самый неудачный бросок при игре в кости, когда выпадало только одно очко: отсюда получило свое название и единственное зернышко в ягоде.

2) Сирия была богата виноградниками и вином (Стр. 735.752). Плиний, видимо, говорил о сирийском сорте, напоминающем аминейскую лозу. «Испанская» лоза нигде больше не упоминается.


УЗДИ.

IV.42. Беседки обсаживают столовыми сортами: это белые и черные duracinae, bumasti такой же окраски и еще не упомянутые нами aegia, родосская и uncialis, названная будто бы по весу своих ягод; затем picina — самый черный сорт; stephanitis: природа, играя, придала ее грозди форму венка, в котором ягоды перемежаются с листьями; forenses, скороспелый сорт, хорошо раскупаемый за свой приятный вид, легко переносящий перевозку.1) И, наоборот, неприятно даже глядеть на cinerea, rabuscula и asinusca;2) несколько лучше alopecis, похожая на лисий хвост.3)


1) Bumasti — см. прим. 9 к гл. 3-й. Aegia — от города Эгион на севере Ахайи. Родосский виноград упоминает и Вергилий (Георг. 2.101-102), и Колумелла (3.2.1) как столовый сорт. Uncialis — название дано не по весу ягод (унция = 27.287 г), а, вероятно, по размеру: около 2.5 см. Picina (от pix, picis — смола) — «цвета смолы». Forenses — от forum, виноград, продающийся на рынке.

По мнению Колумеллы, в пригородных виноградниках разводить следовало виноград: 1) скороспелый, 2) отличавшийся своим вкусом, а также 3) красивым видом. Кроме сортов, упомянутых у Плиния, он называет ливийский (скорее всего лоза из пунийской Африки, попавшая в Италию через Сицилию), cerauniae (названа или по керавнам — народцу в Далматии, — Пл. 3.143 — или по Керавнийским горам в Эпире) и cydonitae. Особо названы сорта, которые хорошо сохранялись в течение всей зимы: venuculae и нумизианов (3.2.1-2).

2) Эти лозы объединены по цвету: cinerea — «пепельная»; есть сорта винограда с серыми ягодами, например chauvignon cendre; rabuscula — от ravus: «серо-желтая»; asinusca — «такого цвета, как осел». На Ионийских островах есть лоза, которая по-новогречески зовется gaidouricha: от gaidoura — «Ослица».

3) Дано название по цвету или по форме кисти? Судя по контексту, скорее первое, но надо признать, что мысль у Плиния извивалась прихотливо, и, может быть, он, забыв о цвете, имел в виду форму. Alopecis — охотничья собака желтой масти (Xen. Cyn. 3.1; Arist. h. a. 8.28).


УЗДИ.

IV.43. Александрийской называется лоза, растущая около идейских Фалакр, низенькая, с ветвями в локоть, с черными ягодами величиной в боб, в которых находится мягкое, крохотное зернышко, с маленьким и круглым листом без разрезов.1) Семь лет назад в Нарбонской провинции в Альбе Гельвии вывели лозу, отцветающую за один день, почему за нее можно и не беспокоиться; ее зовут carbunica, и вся провинция теперь ее сажает.2)


1) Фалакры — одна из четырех вершин Троадской Иды. Место это списано с Феофраста (Исслед. о раст. 3.17.6); текст неясен. Вряд ли речь идет о виноградной лозе. Старые комментаторы Феофраста полагали, что он говорит о чернике.

2) Альба Гельвия — нын. Апс. О вине из ее округа, гельвике, см. § 18. Carbunica нигде больше не упоминается; лоза, которая отцветала бы за один день, вряд ли существует.


УЗДИ.

V.47. Наше время дало мало виноградарей, в совершенстве знакомых со своим делом. Тем более нельзя обойти их молчанием: пусть люди узнают о той награде, за которой всегда и больше всего гонятся.


УЗДИ.

V.48. Великую славу приобрел Ацилий Сфенел, простой отпущенник: у него в Номентанском округе было под виноградником не больше 60 югеров, которые он продал за 400000 сестерций.1)


1) Об Ацилии Сфенеле никто, кроме Плиния, не говорит. Исходя из расчетов Колумеллы (3.3.8; югер земли — 1000 сестерций; стоимость лоз с «приданым», т. е. с кольями и обвязкой, на югер — 2000 сестерций), получим: земля стоила 60 000 сестерций, лозы — 120 000. Итого — 180 000 сестерций. Сфенел получил за свой виноградник больше, чем двойную цену.


УЗДИ.

V.49. Громкая слава шла и о Ветулене Эгиале, тоже отпущеннике, который жил в Кампании, в деревне под Литерном; она еще росла от общего к нему расположения: он работал как раз на той самой земле, где жил в изгнании Африкан.1) Наиболее же прославился благодаря тому же Сфенелу Реммий Палемон, знаменитый грамматик.2) Лет двадцать назад он купил за 600000 сестерций в том же Номентанском округе имение на свертке, в десяти милях от города.3)


1) Катон обвинил Африкана в государственной измене. Это был испытанный предвыборный маневр, имевший целью удалить опасного соперника. Обвинение было совершенно вздорным, но атмосфера в Риме создалась такая, что Спицион предпочел покинуть Рим. Он поселился в своей усадьбе около Литерна. Литерн — городок в Кампании, к северу от Кум, на берегу Тирренского моря. Усадьбой Сципиона в середине I в. н.э. владел Ветулен Эгиал, «рачительнейший хозяин», добрый знакомый Сенеки (Сен. Письма 86).

2) Реммий Палемон, уроженец Вицетии, сын рабыни. Отпущенный на волю, он открыл в Риме грамматическую школу (Свет. грамм. 23). О нем см.: М. Е. Сергеенко. Жизнь древнего Рима. М.-Л., 1964, стр. 318-319.

3) Имение находилось, следовательно, в 15 км от Рима, на проселочной дороге чисто местного значения, выходившей на Номентанскую дорогу, которая вела в Рим.


УЗДИ.

V.50. Всем известно, как дешевы все пригородные имения, а там в особенности; он и приобрел поместье, по нерадивости заброшенное, с землей, ничем не выделявшейся среди самых плохих имений. За хозяйство он взялся не из душевного благородства, а прежде всего из тщеславия, этой прекрасно известной черты своего характера. Сфенел заново засадил виноградники и, пока Реммий разыгрывал из себя сельского хозяина, превратил этот виноградник в совершенное чудо: не прошло и восьми лет, как он продал урожай на лозах за 400000 сестерций.1)


1) Чрезвычайно интересно замечание Плиния о дешевизне земли под Римом: тут-то, казалось бы, она должна быть в цене. Дал здесь Плиний волю своей любви к риторическим преувеличениям? Но сравни цены на землю и на лозы с их «приданым» у Колумеллы: земля — вдвое дешевле (3.3.8).


V.51. Все сбегались посмотреть на кучи гроздьев в этих виноградниках, а соседи оправдывали свою лень ссылками на глубокие знания хозяина. Напоследок Анней Сенека, первый человек своего времени по образованности и влиянию (оно-то и погубило его), вовсе не склонный восхищаться пустяками, настолько был пленен этим имением, что не устыдился признать превосходство Палемона, хотя терпеть его не мог и знал, как он расхвастается: он заплатил ему за эти виноградники, за которыми был уход десять лет, вчетверо больше.


АСПИ.

Перевод Г.М. Севера.

V.52. Стоило бы так поработать в Цекубской и Сетинской областях, так как и потом югер часто давал по семь мехов,1) т. е. по 140 амфор вина. Да не подумает кто-либо, что тут мы превзошли старину: Катон ведь писал, что с югера получали по десять мехов.2) Вот убедительное доказательство, что ни оскверненное море,3) ни товары с берегов Красного или Индийского моря не принесут купцу больше, чем заботливо лелеемый родной деревенский угол. V.52. [Это был пример] достойных работ, которые землям Цекуба и Сетии пошли на пользу; впоследствии там неоднократно собиралось по семь мехов — что есть сто сорок амфор — муста с одного югера. Чтобы никто не подумал, что таким образом были превзойдены старые времена, — тот же Катон4) писал, что хороший сбор должен составлять по десяти мехов с югера…

Восток.

V.52. Тот же Катон пишет, что с одного югера получается по 10 куллеев (1944 литра) вина. Убедительный пример, что ни осквернение морей, ни разыскивание товаров на берегах Красного моря или Индийского океана не дают купцу более, чем хорошо возделанное поместье.

УЗДИ.

V.52. <...> Эти примеры убедительно показывают, что ни моря, безрассудно переплываемые, ни те товары, за которыми отправляются к берегам Красного моря или Индийского, не приносят торговцу больше прибыли, чем усердно обихаживаемая усадьба.

1) Речь идет о том же винограднике. «Потом», т. е. после смерти Сенеки.

2) В своих «Началах» (fr. 10. Jordan). Место это приводит и Варрон (1.2.7).

3) По убеждению древних, человеку дана земля. Плавание по морю есть нарушение божественных законов и осквернение стихии.

4) [Тот же Катон.] Марк Порций Катон Старший (Цензор) — римский государственный деятель; литератор; известен как новатор римской литературы и консервативный борец против пороков и роскоши.


УЗДИ.

VI.53. По свидетельству Гомера, в самой глубокой древности знаменито было маронейское вино из приморской Фракии.1) Не будем передавать всех басен и различных рассказов о его происхождении; упомянем толвко, что Аристей2) был первый в том племени, в котором стали смешивать с вином мед: оба вещества обладают от природы дивным вкусом. Гомер сообщает, что к одной части маронейского вина следует примешивать двадцать частей воды.3)


1) Маронея — приморский город на южном берегу Фракии. Исстари славилась своими виноградниками и своим вином. Маронейским вином Одиссей допьяна напоил Полифема (Одис. 9.195-360).

2) Аристей — благой демон, которого во многих местах Греции почитали как учителя и покровителя сельского хозяйства, особенно же пчеловодства.

3) Одис. 9.209-210.


УЗДИ.

VI.54. Оно до сих пор сохраняет у себя на родине неодолимую силу и крепость: Муциан, трижды консул и писатель современный, был в тех местах и узнал, что один секстарий этого вина смешивают с восьмью секстариями воды;1) оно черного цвета, ароматное, от старости загустевает. Прамнийское вино, которое прославил тот же Гомер, и сейчас в чести; оно от лоз, растущих под Смирной2) около храма Матери богов.


1) Лициний Красс Муциан принимал участие в походе Корбулона в Армению, управлял Ликией и Сирией. Описал восточные страны, где был сам, охотно останавливаясь на всяких «чудесах» животного и растительного мира и заботясь не столько об истине, сколько о развлечении читателей. Был консулом в 67, 70 и 72 гг. Плиний на него часто ссылается.

Древние обычно пили вино, смешивая его с водой; чаще всего вина и воды брали поровну, иногда вина брали одну часть на три части воды.

2) Прамнийское вино получило свое название от маленького округа Прамния на острове Икария, одном из Спорад. Оно упоминается в Ил. 11.639 и Одис. 10.235. В эллинистическое время «прамнийским вином» называли всякий ликер.

Смирна — греческий город в Малой Азии.


УЗДИ.

VI.55. Других знаменитых вин не было, но качеством всех своих вин прославился год консульства Опимия1) (в этот год убит был трибун Г. Гракх, мутивший народ): такой благодатной под действием солнца была погода в этом 633-м году от основания города. До сих пор хранятся эти вина; им уже почти двести лет, и они превратились в нечто вроде горьковатого меда — таково свойство вина в глубокой старости, — пить их в чистом виде нельзя и нельзя уничтожить водой их неодолимую горечь;2) зато малейшая их подмесь исправляет другие вина.


1) Л. Опимий — консул 121 г. до н.э., противник Г. Гракха и организатор массового убийства его сторонников.

В это время в Италии не различали еще разных вин, а просто называли вино по году; фалерн, например, неизвестен ни Плавту, ни Катону.

2) Вина древних, старея, приобретали и горечь, и густоту сиропа. Ими пользовались для улучшения других, молодых, вин, для придания им крепости и более приятного вкуса.


УЗДИ.

VI.56. Положим по ценам того времени стоимость амфоры в 100 сестерций; добавим 6%1) с этой суммы (это процент законный и умеренный) — окажется, что 160 лет спустя, при Г. Цезаре, сыне Германика, одна унция вина стоила сестерций. Мы показали это на ярком примере, рассказав в нашей биографии поэта Помпония Секунда о том обеде, который он дал принцепсу.2) Столько денег недвижно лежит по нашим винницам!


1) Майгоф так объясняет это место: амфора вина весила 80 фунтов или 960 унций (Fest. publica pondera 288 L); 6% со 100 сестерций (стоимость амфоры вина при Опимии) составят за 160 лет 960 сестерций, иначе говоря, цена одной унции, если брать в расчет только прирост от процента, будет 1 сестерций (Plinii Secundi Historia Naturalis. Lipsiae, 1900, v. II, P. 589).

2) Помпоний Секунд — легат Верхней Германии, а затем консул, большой друг Плиния Старшего, который и написал его биографию Ее упоминает в списке трудов своего дяди Плиний Младший (Письма 3.5.3). Квинтилиан высоко ценил трагедии Секунда (10.1.98). Принцепс — Калигула.


УЗДИ.

VI.57. Ничто так не растет в цене, как вино до своего двадцатого года, и ничто после этого срока не приносит такого убытка, ибо цена на него уже не поднимается. Редко случалось до сих пор, чтобы кто-нибудь — разве что прожигатель жизни — давал за testa1) вина тысячу сестерций. Только жители Виены ценят свое вино,2) приправленное смолой (мы говорили о таких винах), дороже, да и то лишь на своем рынке и, видимо, из чувств патриотических. Считают, что это вино, если его пить холодным, холоднее остальных вин.


1) Testa — это перевод греческого keramion, содержание которого = 39.39 л, т. е. на 13 литров больше, чем в амфоре. Этой мерой пользовались только для греческих вин. Амфора греческого вина стоила, следовательно, 666 сестерций, т. е. вдвое дороже италийского.

2) Это вино, о котором шла речь в § 18.


УЗДИ.

VIII.59. Кто не знает, что одни вина приятнее других и что вина того же самого разлива различны: одно оказывается лучше, потому ли, что лучше его тара, или по чистой случайности? Поэтому пусть каждый судит сам, какое вино поставить на первое место.


УЗДИ.

VIII.60. Юлия Августа считала, что своими 86 годами обязана пуцинскому вину; другого она не пила. Лоза, дающая его, растет около Адриатического залива, недалеко от Тимава, на каменистом холме;1) дыхание морского ветра позволяет вызреть такому количеству винограда, которое дает мало амфор вина; для лекарств оно считается самым пригодным. Я готов думать что это то самое вино с Адриатического залива, которое греки превознесли похвалами под именем praetutianum.2)


1) Жена императора Августа. Пуцинское вино упоминает только Плиний (3.127 и 17.31: «Пуцинские вина созревают на скалах»). Тимав — пограничная река между Венетией и Истрией (нын. Тимаво).

2) Вино из Прететии, местности по соседству с Адрией.


УЗДИ.

Перевод Г.М. Севера.

VIII.61. Божественный Август и почти все следующие за ним принцепсы предпочитали всем винам сетинское, узнав по опыту, что оно спасает от несварения. Оно с лозы, растущей повыше Аппиева Форума.1) Раньше славилось благородное цекубское вино; получали его с лоз, росших у Аминкланского залива в болотистых тополевых рощах. Вина этого теперь нет: и хозяева нерадивы, и места не хватает, а самая большая помеха — это канал, который Нерон хотел сделать судоходным от Байского озера до самой Остии.2)

VIII.61. Божественный Август сетин предпочитал всем прочим [винам], и почти все за ним принцепсы также, бесспорно убедившись на опыте, что бояться несварения желудка от этой жидкости нечего. Вино это производится в местности над Аппиевым Форумом. Прежде высоким качеством славился [более прочих] цекуб; он производился на болотистых землях3) в районе Аминкланского залива, которые теперь исчезли благодаря легкомыслию земледельцев и скудости самого места, но еще больше, однако, [благодаря] судоходному каналу Нерона, проведенного от Байского озера4) до самой Остии…

1) Сетия — городок в Лации, к северо-востоку от Помптинских болот, на горном склоне (нын. Сецце); сетинское вино славилось: Марциал ставил его рядом со знаменитым массиком (4.69.1) и вздыхал о том времени, когда врачи разрешат ему его пить (6.86); Страбон относил его к числу самых дорогих (237); считалось, что оно способствует пищеварению (Пл. 23.36).

Аппиев Форум (Forum Appii) основан цензором Аппием Клавдием при прокладке им Аппиевой дороги, к юго-западу от Сетии, среди Помптинских болот.

2) Город Аминклы, или Амиклы, около Таррацины, «уничтоженный змеями» (Пл. 3.59; 8.104). Память о нем осталась в названии Аминкланского залива.

«Цекубские лозы мокнут в Помптинских болотах» (Пл. 17.31); о цекубских лозах, дающих превосходное вино и вьющихся по деревьям, вспоминает Страбон (231); деревьями этими были тополи (Пл. 16.173). Канал Нерона захватил место, где росли цекубские лозы. Что-то от знаменитых виноградников все же осталось: цекубское вино Колумелла называет среди благороднейших вин (3.8.5); вспоминает его и Марциал (13.115: «благородное цекубское зреет в Фунданских Амиклах; лоза растет и зеленеет среди болот»). Урс, искусный игрок в мяч, просит в своей эпитафии почтить его память «черным фалерном, сетинским или цекубским вином» (CIL VI. 9797); надпись относится к 126 г. н.э. (Bücheler СЕ 29; Ф.А. Петровский. Латинские эпиграфические стихотворения. М., 1962, стих. 44 (с переводом)).

3) [На болотистых землях.] Между Фунди и Сетией. В наше время местность производством вина не известна.

4) [Байского озера.] Оз. Аверн.


УЗДИ.

VIII.62. Вторым шло вино из Фалернской области и особенно из Фаустинова округа: вино это создали уход и забота. Теперь они не в обычае: хозяева гонятся скорее за количеством, чем за качеством. Фалернский округ начинается от Кампанского моста влево, если идти в Урбану, Суллову колонию, причисленную недавно к Капуе; Фаустинов округ — мили за четыре от поселка Цедиция, а поселок этот отстоит в 6 милях от Синуессы.1) Нет сейчас вина более знаменитого; это единственное, которое горит.


1) Андре установил, что название «фалернское» употребляется и в более широком, и в узком значении. Фалерном называют: 1) все вина из округа между южной границей Лация и р. Волтурном, включая Массик, и статанское вино; 2) вина только из Фалернского округа; 3) вино, получаемое в центре Фалернского округа и отличное от соседних — фаустинского и кауцинского.

Фалернский округ в узком смысле: от «Кампанского моста», станции на Аппиевой дороге, в 25 км от Капуи, на р. Саво, в том месте, которое сейчас называется S">t Giovanni a Ponte Campano (RE III. 1442). Гораций во время своего путешествия в Брундизий останавливался около (Сат. 1.5.45). Урбана — колония, основанная ветеранами Суллы между «Кампанским мостом» и Капуей.

Фаустинов округ: поселок Цедиций, в 9 км от Синуэссы, на Аппиевой дороге, по всей вероятности, то же самое место, которое называлось «Цедициевыми табернами по имени хозяина» (Fest. 39 L см. RE. Suppl. VI, 19), к западу от «Кампанского моста».

Фалерн впервые упомянут Катуллом (27.1). Это было вино темного цвета, хорошо сохранявшееся — лучшим для здоровья считался пятнадцатилетний (Пл. 23.34).


УЗДИ.

VIII.63. Есть три его сорта: крепкое, сладкое, легкое. Некоторые различают так: с вершин холмов — кауцинское вино, со склонов — фаустиново, у подножия — фалернское. Следует упомянуть, что виноград, дающий эти прославленные вина, на вкус неприятен.


УЗДИ.

VIII.64. Третье место занимают разные вина из Альбы, соседки Рима, очень сладкие и редко приобретающие крепость, а также суррентские (лозы, дающие их, нельзя подвязывать к деревьям), особенно полезные для выздоравливающих, так как они легки и обладают целебными свойствами. По словам Тиберия, врачи сговорились прославлять суррентское вино, хотя по существу это только превосходный уксус; Г. Цезарь, его наследник, называл его хорошими обмывками. С этим вином соперничают массик и вина с горы Гавра, со стороны, обращенной на Путеолы и Байи.1)


1) Вино с Албанских гор, где разводили евгению, ставили рядом с фалерном (Кол. 3.8.5; Гор. Сат. 2.8.16; Стр. 234). Старые врачи предпочитали прописывать суррентское; современники Плиния — албанское, считая его «более полезным для нервов» (Пл. 23.33 и 35). Вокруг Суррента росли знаменитые аминейские лозы. Суррентское вино было крепче сетинского (Пл. 23.36) и очень ценилось за свои лечебные свойства: оно не ударяло в голову, вылечивало от желудочно-кишечных расстройств. По словам Страбона, оно могло поспорить с фалерном, статанским и каленским вином (243). Его надо было выдерживать: только после 25 лет обнаруживались в нем качества благородного вина. Тиберий и Калигула пили, видимо, это вино, когда оно было молодо; этим и объясняется резкость их отзывов.

Гора Массик находилась к северо-западу от Фалернского округа. Вино из виноградников на Массике считалось одним из лучших (Гор. Оды 1.1.19; 2.7.21; 3.21.5; Марц. 1.26.8). Гора Гавр засажена была кальвентинскими лозами (см. § 38) на южном склоне, обращенном в сторону Путеол (нын. Пуццолы) и Баий.


УЗДИ.

VIII.65. Статанские вина из мест, смежных с Фалернской областью, несомненно занимали когда-то первое место и воочию показали, что для всякой области есть свое время и для всего свой час успеха и час заката. Им стали предпочитать соседние каленские вина, фунданские из виноградников и виноградных садов, а из соседних к Риму мест — велитернские и привернатские.1) Сигнийское вино, обладая исключительной терпкостью, хорошо закрепляет желудок и относится к числу лекарств.2)


1) Статанское вино из округа, соседнего с Калами, Страбон (243) ставил рядом с фалернским и каленским (Калы, нын. Кальви, — город в Кампании к востоку от Фалернского округа). По мнению Плиния, статанское вино мало чем уступало суррентскому, албанскому и фалерну (23.36). Каленское вино высоко ценил такой знаток вин, как Гораций (Оды 1.20.9; 31.9; 4.12.14); Ювенал называл его «мягким» (1.69): по-видимому, оно было слабее вышеупомянутых вин.

Фунди — городок в Лации, на Аппиевой дороге, недалеко от Формий, у подножия Фунданских гор. Fundanum — вино крепкое, ударявшее в голову и действовавшее и на желудок. Поэтому на пирах его пили немного. Велитры — небольшой городок у подножия Албанских гор, к юго-востоку от Рима. Здешнее вино было сладким и считалось полезным для желудка. Приверн — городок в области вольсков, к юго-востоку от Рима. Его виноградники давали хорошее легкое вино, не вызывавшее опьянения.

2) Сигния — город в Лации; сигнийское вино, богатое танином, рекомендовалось при всяких расстройствах желудка. О его закрепляющих свойствах говорят согласно и Страбон (237), и Плиний (23.36), и Марциал, рекомендующий пить его умеренно (13.116).


УЗДИ.

VIII.66. Четвертое место на общественных угощениях заняли со времени божественного Юлия мамертинские вина (он первый, как это явствует из его писем, создал им имя). Родина их в Сицилии, около Мессаны; из них особенно хвалят потуланское, названное по имени виноградаря, выведшего эти лозы рядом с Италией. Воздают честь и сицилийским винам из Тавромения, которые очень часто выдают за мамертинские.1)


1) Цезарь устроил общественное угощение в 46 г. Страбон считал, что мамертинское вино соперничает с лучшими винами Италии (268). Оно было легким и сладким. Тавромений (нын. Таормина) — на восточном берегу Сицилии, южнее Мессаны. Здесь разводили евгению.


УЗДИ.

VIII.67. Из остальных вин назовем: у Верхнего моря — вина из Претутии, Анконы и так называемое пальмовое, получившее имя от пальмы, случайно выросшей в том же самом месте; во внутренних областях — вина из Цезены и меценатово; в Веронской области — ретийское, уступающее, по словам Вергилия, только фалерну; в глубине Адриатического залива — вино из Адрии; у Нижнего моря — латиниево, из Грависки и Статонии.1)


1) «Верхнее море» — Адриатическое. Ager Praetutianus — в Пицене, недалеко от Анконы. Вся область, начиная от Аримина (нын. Римини) и включая Пицен, была так богата виноградниками, что Ганнибал отправил туда свою запаршивевшую конницу: лошадей мыли вином (Полибий 3.88.1). Об Анконе Страбон говорит, что там «очень много хорошего вина» (241). «Пальмовое» вино получило название, конечно, не от пальмы, а от Ager Palmensis — округа, который сам Плиний назвал рядом с Претутиановым (3.110). Цезена находится ь Цисальпинской Галлии, недалеко от Аримина.

Меценатово вино получило свое имя или по месту, или по имени хозяина виноградника. Нет никакого основания думать о Меценате, друге и помощнике Августа. Меценат — имя этрусское, пребывание этрусков в Цисальпинской Галлии исторически засвидетельствовано, и весьма вероятно, что в тех местах были и Меценатовы урочища, и люди, носившие имя Мецената.

Вергилий посвятил ретийской лозе хвалебный стих (Георг. 2.94-95). Адрия (нын. Атри) — в Пицене. Плиний (3.69-70) называет латиниензов в числе «53 народов древнего Лация, бесследно исчезнувших».

«Нижнее море» — Тирренское. Грависки — старинный этрусский город на Аврелиевой дороге (нын. Porto Clementino). Только Плиний говорит о вине из Грависк. Статония находилась в Южной Этрурии.


УЗДИ.

VIII.68. В Этрурии лучшее вино из Луны; в Лигурии — из Генуи; между Пиренеями и Альпами — из Массилии. Последнее бывает двух сортов: одним, более густым, исправляют другие вина; его называют «сочным». Вина из Бетерр пользуются славой только в Галлии.1) Об остальных нарбонских винах ничего нельзя сказать в точности: там есть целые заведения, где вино насыщают дымом. Только бы не клали вредных трав и снадобий. Торговец ведь подделает цвет и вкус вина даже с помощью алое.2)


1) «Луна — первый город Этрурии; она знаменита своей гаванью» (Плин. 3.50), находилась на границе Этрурии и Лигурии (нын. Луни). Этрусские вина считались винами среднего качества (Марц. 1.26). В Лигурию вино ввозилось из Италии: «своего вина у них мало, оно крепкое и отдает смолой» (Стр. 202). Массилия — нын. Марсель. Виноградники Массилии упоминает Страбон: «земля их засажена маслинами и виноградными лозами» (179). Бетерры (нын. Безье) — город немного севернее Нарбоны. Сохранились обломки амфор с надписями «Бетеррское белое» (CIL XV. 4542 и 4543).

2) В Галлии очень любили такое продымленное вино. Алоэ (Aloe vera L.) служило для придания вину цвета. Оно входило также в ароматические смеси, которыми исправляли вкус вина.


УЗДИ.

VIII.69. В Италии и места, далекие от Авзониева моря, не обойдены славой; есть свое вино в Таренте, в Сервитии, в Консентии, Темпсе и Баббии; есть луканское, лучшее из Фурий.1) Всех их знаменитее вино из Лагары (это недалеко от Грумента), прославленное тем, что им излечился Мессала Потит.2) Кампания недавно создала имя новым винам: в результате работы или случайно, но в четырех милях от Неаполя появилось требелльское вино; возле Капуи — кавлинское и в округе того же имени — требуланское; трифолинским среди простых вин Кампания всегда славилась.3)


1) Тарентские вина пользовались доброй славой; особенно хорошим было вино из виноградников с горы Авлона, которому «нечего завидовать фалернским гроздьям» (Гор. Оды 2.6.18-20).

Города Сервитии нет, и о винах Сервитии никто, кроме Плиния, не говорит. Консентия (нын. Козенца) знаменита была еще яблоками (Варр. 1.7.6). Темпса — город в Лукании, недалеко от Тирренского моря. Баббия упоминается только здесь. Город? Фурии — греческая колония, основанная в середине V в. до н.э. на месте древнего Сибариса, недалеко от Тарентского залива. О виноградниках Фурий см. § 39.

2) «... крепостца Лагария... оттуда лагаританское вино, сладкое, нежное, очень ценимое врачами» (Стр. 263). Валерий Мессала Потит — консул 32 или 29 г. н.э. Грумент — город в Лукании.

3) Где находился Кавлинский округ, неизвестно. Требула (нын. Трелья) — в Кампании, к северу от Капуи. Трифолинский округ находился, по-видимому, недалеко от Кум и горы Гавра. Марциал отводил трифолинскому вину седьмое место (13.114).


УЗДИ.

VIII.70. Помпейские вина за десять лет достигают своего совершенства, старость им ничего не прибавит.1) Их находят вредными, потому что голова от них болит до шести часов следующего дня. Все эти примеры, если не ошибаюсь, ясно показывают, что значение имеют родина лозы и земля, на которой она растет, а никак не сорт винограда. Излишне поэтому и пересчитывать виды лоз, если одна и та же лоза дает в разных местах разное вино.


1) О помпейских виноградниках см. §§ 35 и 38.


УЗДИ.

VIII.71. В Испании леетанские лозы славятся урожайностью; тонким вкусом — вина из Тарракона и Ааврона: вина с Балеарских островов можно сравнивать с первыми винами Италии.1) Я знаю, что я многое пропустил, и большинство поставит мне это на вид, потому что у каждого свой вкус, и куда ни пойдешь, всюду повторяется та же самая история:


1) Испания, особенно Бэтика (ныне Андалузия), была богата вином. Черепки битой посуды, образовавшие в Риме у причала целый холм (Monte Testaccio), в значительной части своей от амфор, в которых было испанское вино. Леетаны жили на северо-восточном побережье Испании, между Тарраконом и Эмпориями. Тарракон (нын. Таррагона) — крупный приморский город восточной Испании. Лаврон — город между Сагунтом и Валенсией, разоренный Серторием в 76 г. до н.э. Вина с Балеарских островов нигде больше не упоминаются.


УЗДИ.

VIII.72. отпущенник божественного Августа, опытнейший судья в вопросах гастрономии, выбиравший вина для стола, сказал гостю императора об одном местном вине, что вкус его ему внове и оно не из лучших, но Цезарь другого пить не станет. Не буду отрицать, что есть и другие вина, достойные упоминания, но мною названы те, о которых современники судят единодушно.


УЗДИ.

XIII.87. Рассказывая об этом, я вдруг подумал, что благородных вин, заслуживающих имени вина, во всем мире существует около 80, и две трети из этого числа принадлежат Италии, а она и так впереди всех стран. Изыскания мои идут вглубь: не сразу стали известны наши вина: они начали приобретать славу после 600-го года от основания города.1)


1) Т. е. года консульства Опимия в 121 г. до н.э.


УЗДИ.

XIV.88. Ромул совершал возлияния молоком, а не вином; об этом свидетельствует установленный им чин жертвоприношения, соблюдаемый и по сегодняшний день. Вот закон следующего царя Нумы: «Вином костра не поливай». Всякому ясно, что это предписание объясняется недостатком вина. Этим же законом возлияние богам вином с необрезанной лозы объявлено нечестием: он придумал, как заставить производить обрезку пахарей, знавших только свои нивы и не спешивших рисковать собою в виноградном саду. М. Варрон пишет, что Мезентий, царь Этрурии, послал рутулам помощь против латинов за вино, которое имелось тогда в Лации.1)


1) В древнейшей могиле на Форуме (IX—VIII вв.) найдены были виноградные косточки: виноград, следовательно, знали, а может быть, знали и вино. В некоторых греческих и латинских культах вино было запрещено; перед статуей Меркурия на Трезвой улице (Vicus Sobrius) совершали возлияния молоком, а не вином (Fest. 382L); вино, приносимое в жертву Доброй Богине, называли молоком (Макр. 1.12.25).

Нума — второй римский царь. Плиний объясняет его законы рационалистически: нельзя поливать погребальный костер вином, потому что это и дорого, и опасно; надо приучить к уходу за лозой, воздействуя на религиозное чувство. О войне Энея с рутулами и союзником их Мезентием рассказал Вергилий в книгах 7-10-й «Энеиды».


УЗДИ.

XIV.89. Пить его женщинам в Риме не разрешалось. Мы нашли среди других примеров рассказ о жене Эгнатия Метения, которую муж забил палкой до смерти за то, что она выпила вина из долия; Ромул его оправдал. Фабий Пиктор пишет в своих «Анналах»,1) что родные уморили голодом матрону за то, что она вскрыла ящичек с ключами от винницы.


1) О запрещении женщинам пить вино сообщают многие авторы — и греческие, и римские. Им разрешалось пить лору, вино из изюма и лекарственные вина (Гелл. 10.23.2). См.: P. Noailles. Les tabous du mariage dans le droit primitif des Romains. Annales Sociol., serie C, fasc. 2, 1937, pp. 6-34. — Об Эгнатии Метении рассказывают и Валерий Максим, и Тертуллиан, и Сервий. Общим их источником был, вероятно, Варрон. Фабий Пиктор (III в. до н.э.) написал римскую историю от Энея до своего времени. От нее ничего не сохранилось.

Молодая, входя в дом своего мужа, получала ключи от всего, кроме винницы. Плутарх в биографии Ромула (22) пишет, что Ромул издал постановление, разрешавшее развестись с женой, похитившей ключи.


УЗДИ.

XIV.90. По мнению Катона, родственники целовали женщин, чтобы Чузнать, не пахнет ли от них теметом. Так называли тогда вино, отсюда и слово temulentia.1) Гн. Домиций в бытность свою судьей заявил, что, по его мнению, жена без ведома мужа выпила вина больше, чем полагается для здоровья, и оштрафовал ее на все приданое.2) В течение долгого времени на вино были скупы.


1) Temulentia — «опьянение».

2) Гн. Домиций Агенобарб был городским претором в 194 г. до н.э. и, следовательно, верховным судьей.


УЗДИ.

XIV.91. Л. Папирий, полководец, отправляясь в поход против самнитов, дал обет принести Юпитеру в случае победы кружечку вина. Среди даров упоминаются секстарии молока, но никогда — вино. По словам Катона, он, отправляясь морем в Испанию, откуда вернулся с триумфом, не пил другого вина, чем гребцы. До такой степени не походил он на тех людей, которые даже гостям подают иное вино, чем то, которое пьют сами, или же устраивают такую подмену в разгаре пира.1)


1) Папирий — консул 293 г. до н.э.

Катон отправился в Испанию в 194 г. морем, усмирил ряд восставших племен и отпраздновал по возвращении триумф. Обычай подавать за обедом разные кушанья хозяину и гостям, если это были клиенты и вообще люди незначительные, был широко распространен в императорском Риме (Ювен. 5; Марц. 3.60; Пл. Письма 2.6.1-3).


Перевод Г.М. Севера.

XVI.94. Факт существования Опимиева вина без сомнения подтверждает… что вино было разлито в 633 от основания Города. Вина любого сорта, произведенные в этот год, имеют одно общее наименование «опимий» — по имени Опимия, консула этого года… Так, долгое время после того, вплоть до времени наших дедов, заморские вина пользовались наибольшим почтением, даром что уже был известен фалерн (о чем мы знаем по строке писателя-комика:1) «Выпью пять чаш тасосского и две — фалернского»)…


1) [Писателя-комика.] Неизвестен.


УЗДИ.

XVII.96. О том, какие вина славились во времена его юности, М. Варрон рассказывает так: «Л. Лукулл мальчиком никогда не видал в доме у своего отца, чтобы на званом обеде греческое вино подавалось больше одного раза; сам же он, вернувшись из Азии, раздал народу больше ста тысяч бочонков.1) Г. Сентий, которого мы знали претором,2) говорил, что хиосское вино появилось у него в доме впервые, когда врач предписал ему, сердечнику, его пить; Гортензий оставил своему наследнику больше 10000 бочонков этого вина». Вот что говорит Варрон.


1) Л. Лициний Лукулл-отец был претором в 104 г. до н.э.; его сын удачно воевал с Митридатом. «Бочонок» (cadus) —латинизированное κάδος, обозначает всегда тару для греческого вина (ср. § 97: Цезарь раздает италийский фалерн амфорами, а греческое и хиосское — бочонками — cadi); как мера жидкости равна метрету (39.37 л).

2) Г. Сентий, претор в Македонии 92 г. до н.э., безуспешно сражался с фракийцами (Лив. Эпит. 70). Гортензий, знаменитый оратор, современник Цицерона. Все эти сведения заимствованы Плинием из книги Варрона «De vita populi Romani» («Жизнь римского народа»).


УЗДИ.

XVII.97. А разве Цезарь, диктатор, празднуя свой триумф, на пиру не раздавал фалерн амфорами, а хиосское бочонками? Он же, справляя триумф над Испанией, угощал хиосским и фалернским, а на пиру в третье свое консульство — фалернским, хиосским, лесбосским и мамертинским: тогда впервые было подано четыре сорта вина. Остальные сорта, следовательно, приобрели известность уже потом, около 700 года.1)


1) Цезарь, вернувшись в Рим после победы над помпеянцами при Тапсе (46 г. до н.э.), отпраздновал четверной триумф по случаю побед над Галлией, Египтом, Фарнаком, сыном Митридата, и Юбой. Окончательно разбив помпеянцев при Мунде в Испании (45 г.), он дал народу два обеда: первый показался ему недостаточно роскошным, и через пять дней он устроил другой — «щедрейший» (Свет. Цез. 38.2).


УЗДИ.

XVIII.98. Я не удивлюсь, что уже много веков назад выдумали почти неисчислимое количество разных настоек, о которых мы теперь и скажем; все они употребляются в медицине. О том, как делается omphacium, мы говорили в предшествующей книге по поводу благовоний.1) Из цветов дикой виноградной лозы (она зовется labrusca) делают oenanthium:2) два фунта этих цветов вымачивают в бочонке виноградного сока; через тридцать дней напиток готов. Корнем дикой лозы и ее ягодами пользуются для выделки кож.


1) Omphacium (от omphax — «незрелый виноград») — это кислое терпкое вино из незрелого винограда. О нем см.: Пл. 12.130.

2) Oenanthium, oinanthe — виноградный цвет, преимущественно цветки дикой лозы. «Его собирают, сушат в тени, рассыпав на полотне, и затем ссыпают в бочонки» (Пл. 12.132). «Если виноградный цвет взять с лоз во время цветения и положить в вино, это сделает его ароматным» (Геоп. 7.20.3). Настойку эту пили при разных желудочных заболеваниях, при болезнях печени и мочевого пузыря, при головных болях и потере аппетита (Пл. 23.8).


УЗДИ.

XVIII.99. Ягоды ее, только что завязавшиеся, обладают исключительным лекарственным свойством: они понижают у больного жар, потому что, как говорят, обладают очень холодной природой.1) Часть их погибает от жары; оставшиеся называются «равноденственными». Они никогда не поспевают все разом; если, не дождавшись, пока они совсем высохнут, дать их в сыром виде курам, то у них пропадет всякая охота к винограду.2)


1) В тех округах Франции, где растет дикая виноградная лоза, бедняки приготовляли из ее ягод кисловатый, приятного вкуса напиток, который дают пить при лихорадке.

2) Такой же совет дает Колумелла (8.5.23).


Восток.

XIX.102 <...> Делаются вина и из плодов, которые мы назовем, присовокупив лишь необходимые пояснения, и прежде всего — из финиковых пальм, которое употребляют парфяне, инды и весь Восток. модий более мягких фиников, которые называют обыкновенными, вымачивают в трех конгиях воды и отжимают. <...>


УЗДИ.

XX.113. Есть вино, приготовленное только из воды и меда. Для него велят в течение пяти лет хранить дождевую воду. Люди, более осведомленные, сразу же уваривают ее до одной трети, добавляют третью часть старого меда и затем по восходе Пса выставляют эту смесь на 40 дней на солнце. Другие разливают ее через 10 дней и плотно закупоривают. Называется этот напиток hydromeli; и старея, он приобретает вкус вина; лучше всего он во Фригии.1)


1) Hydromeli — «медовая вода», aqua mulsa римлян, очень распространенный и любимый напиток. Те же два рецепта, что и у Плиния, имеются у Диоскорида (5.8) и в Геопониках (8.28).


УЗДИ.

XXIV.120. Следует сказать и о том, чем приправляют вино: греки, например Эвфроний, Аристомах, Коммиад и Гикесий,1) создали здесь целую науку со своими правилами. В Африке смягчают его терпкость, кладя гипс, а по некоторым ее местам — известь. В Греции придают ему крепости глиной, мрамором, солью или морской водой; кое-где в Италии — канифолью (crapula).2) У нас и в соседних провинциях вошло в обычай класть в виноградный сок камедь. По некоторым местам вливают отстой от прошлогоднего вина или уксус. Лекарство приготовляют и из самого виноградного сока:


1) О них почти ничего неизвестно.

2) Гипс клали в вино и на Кипре, и в Финикии, и на Левкаде, и в Италии (Theophr. lapid. 67). Целью этой операции было освободить вино от всяких слизистых веществ, сделать его прозрачнее и увеличить его кислотность. Известь предохраняла вино от закисания. В Риме шутили, что карфагеняне пользуются для стен смолой, а для вина известью (Пл. 36.166). «Белая глина, особенно если ее прокалить на огне, всыпанная в вино после того, как оно перебродит, очищает его, оседая вместе со всей мутью. Вино от нее становится ароматным, так как она сладка» (Геоп. 7.12.19). И сейчас еще иногда в вино кладут особую глину, бентонит. Класть в вино толченый мрамор рекомендовал уже Катон (23.3-4). Колумелла советует класть в вино мрамор или гипс, если есть опасность, что оно закиснет (12.20.8): мрамор оказывает такое же действие, как известь. Действие соли аналогично действию гипса: осадок садится быстрее, вино становится более прочным и годится для перевозки. Во Франции законом разрешено «солить» вино: на 1 л можно класть 1 г соли. «Солили», вливая в вино морскую воду (греческий обычай), или вливали раствор соли в вино, или просто всыпали ее. Колумелла рекомендовал на амфору вина брать секстарий (1/48 амфоры) соленой воды; некоторые увеличивали это количество вдвое и даже втрое (12.21.5).


УЗДИ.

XXIV.121. его кипятят, чтобы он стал за счет крепости слаще. Говорят, что дольше года такое вино не стоит.1) В некоторых местах делают сапу и ею уничтожают крепость вина. И для этого вина и для всякого другого берут осмоленную посуду, о приготовлении которой будет сказано в ближайшей книге.2)


1) Если вино было очень непрочно («вряд ли простоит и 30 дней»), то его кипятили: 1/10 вина терялась, но «остальное было вечно» (Кол. 12.20.8).

2) Добавкой сапы увеличивали в вине количество сахара; уже Катон рекомендовал подбавлять дефрут (23.2). Об осмаливанье винной посуды речь идет в § 134. Считалось, однако, более полезным для здоровья вино из неосмоленной посуды (Пл. 23.45).


Евреи.

XXV.122. Аравийская камедь — белого цвета, с резким запахом; тому, кто ее варит, приходится туго. Камедь из Иудеи гуще и даже более пахучая, чем теребинтовая,1) а сирийская напоминает аттический мед.


1) Пассаж из той части труда Плиния, где речь идет о камеди.


УЗДИ.

XXVII.132. Способ сохранения вина очень различен в зависимости от климата. В Альпийской области вина хранят в деревянных бочках с обручами и не дают ему замерзнуть даже в жестокие холода, разводя огонь. Редко, правда, но все-таки видели, как бочки лопались и вино стояло ледяными глыбами; это своего рода знамение, так как вино по природе своей не может замерзать;1) от холода оно только застывает.


1) Изготовление деревянной посуды было специальностью галлов. Страбон пишет, что в Цисальпинской Галлии винные бочки превосходили величиной дома (218). Плиний ошибается: вино замерзает при температуре от -4° до -8°.


УЗДИ.

XXVII.133. В странах с более мягким климатом его наливают в долии, которые закапывают в землю целиком или отчасти — в зависимости от местоположения; так предохраняют вино от влияния климата. В других местах защитой ему служат крытые помещения. Дают и следующие советы: одной стороной или по крайней мере окнами обращать винницу к аквилону и во всяком случае на равноденственный восток.1) Поблизости не быть ни навозным кучам, ни древесным корням, ничему, что дурно пахнет: вино легко принимает всякий запах — ни в коем случае ни садовой, ни дикой смоковницы.


1) Долии закапывали в землю в Кампании; раскопки под Помпеями обнаружили в некоторых усадьбах такие винные хранилища. Колумелла рекомендовал осмаливать долии, которые будут закопаны в землю, иначе, чем те, которые будут стоять на земле (12.18.5-6). Что касается глубины, на которую закапывали долии, то в Геопониках даны такие советы: со слабым, легким вином закапывать долий на 2/3, а с крепким — до 1/2 (6.2.3). «Крепкое вино нужно ставить под открытым небом, защитив с запада и юга какими-либо стенами. Слабые же — в помещении с окнами на север и на восток» (Геоп. 7.2.1-2). О винных погребах см.: Кол. 1.6.11; Варр. 1.13.7.


УЗДИ.

XXVII.134. Между долиями оставлять промежутки, чтобы порча от одного не распространялась на другой: вино заражается чрезвычайно быстро. Важна и форма долиев: пузатые и широкогорлые хуже.1) Осмолить их следует сразу же по восходе Пса, после чего обмыть морской или соленой водой, посыпать золой от виноградных веток или глиной; обтерев, окурить миррой; почаще делать это и в самих винницах.2) Долии со слабым вином закапывать в землю; с крепким — держать на воздухе.


1) И сейчас в винных складах тонкие вина держат в маленьких бочонках, а в большие бочки разливают простое дешевое вино.

2) Об осмаливании долиев см.: Кат. 69 и комментарий к этой главе. — «Винный погреб надо очистить от всякого сора и окурить ароматными веществами» (Кол. 12.18.3). Мирра — смола деревьев Commiphora Opobalsamum Engl. (их 330 видов) — копал.


УЗДИ.

XXVII.135. Никогда не наливать долия доверху; оставшееся место натереть вином из изюма, или дефрутом с примесью шафрана, или сапой с истолченным в порошок ирисом. Этим же надо смазывать и крышки долиев, добавляя только мастики или бруттийской смолы. Открывать долии можно только в ясный день, при австре и в полнолуние нельзя.


УЗДИ.

XXVII.136. Если на вине белая плесень, это хорошо; появление красной — плохой признак, если только само вино не красного цвета; худо, если долии нагрелись, а крышки запотели. Вино, которое быстро зацветает и впитывает запахи, простоит недолго.1) Дефрут и сапу варить только в тот день, когда на небе нет луны, — в иной нельзя, — брать посуду свинцовую, а не медную, в огонь подбрасывать грецкие орехи: они поглощают дым.2) В Кампании самые благородные вина ставят в бочонках под открытым небом; считается, что лучше всего подвергать их действию солнца, луны, дождя и ветров.

Архитектура.

XXVII.136. Сообщают еще следующие наставления: боковую стену или по крайней мере окна в хранилище для вина надлежит обращать на север или же на равноденственный восток. Подальше должны быть навозохранилища, корни деревьев и все, обладающее нежелательным запахом, который очень легко передается вину.


1) У Катона края долиев смазывали отваром ириса и донника на сапе (107). О плесени (flos — «цветок») ср. Геопоники: «...если цветок станет пурпурным, то вино непрочно... если по верху плавает... белый „цветок", значит, оно прочное» (7.15.6).

2) Колумелла советует собирать виноград для дефрута и сапы в новолуние, в ясную и сухую погоду и выжатый сок варить на легком огне, подкладывая тоненькие веточки хвороста (12.19.3). Медная посуда отвергалась, потому что на ней может оказаться ярь-медянка.


УЗДИ.

XXVIII.137. Если хорошенько вдуматься, нет ведь области, где трудились бы больше, словно природа не дала воды, напитка самого здорового, который пьют все остальные существа; мы же насильно поим вином и скотину.1) Стоит положить столько усилий, столько труда и расходов, чтобы получить напиток; от которого человек теряет голову, неистовствует, совершает тысячу преступлений и который столь сладостен, что многие люди видят в нем единственную радость жизни.


1) Исхудавшей лошади рекомендовалось давать в питье вина (Кол. 6.30.1); волам после тяжелой работы давали чистого вина: по два секстария каждому (Кол. 2.3.2).


УЗДИ.

XXVIII.138. Мало того: чтобы выпить вина больше, мы процеживаньем делаем его слабее;1) выдумывают средства, возбуждающие жажду; принимают яды, чтобы только пить; некоторые сначала глотают цикуту, чтобы сама смерть заставляла пить; другие — порошки из пемзы и такое, о чем и упоминать совестно.2)


1) Вино процеживали сквозь цедилку из льняного полотна, пропитанного миртовым маслом; вино приобретало аромат, а винный осадок оставался в цедилке.

2) Вино считалось противоядием от цикуты, а порошок из пемзы — средством от опьянения. Такими же средствами считались козье легкое, горький миндаль и сырая капуста (Геоп. 7.31).


УЗДИ.

XXVIII.139. Люди поосторожнее жарятся в банях, и мы видим, как их выносят оттуда замертво;1) есть такие, что не могут дождаться минуты, чтобы улечься на ложе и снять тунику; голые, задыхаясь, сразу хватают огромные сосуды; словно похваляясь своей силой, вливают их в себя целиком, чтобы тотчас же вызвать рвоту и опять пить,2) и так во второй и в третий раз, будто родились они, чтобы зря тратить вино; будто вылить его можно не иначе, как из человеческого тела!


1) Ср.: Кол. 1. Пред. 16. — «Теперь баню накаляют до температуры пожара. .. нет никакой разницы между баней вытопленной и охваченной огнем» (Сен. Письма 86.4-12).

2) Знаменитые слова Сенеки: «вызывают рвоту, чтобы есть; едят, чтобы вызвать рвоту» (ad Helv. 10.3); о безобразном обжорстве и пьянстве современников писали и Ювенал, и Марциал, и Сенека, и Светоний.


УЗДИ.

XXVIII.140. Вот для чего эти чужеземные упражнения, валянье в грязи,1) хвастливое выгибанье мостом! Известно ведь, что все это возбуждает жажду! А какие за выпивкой ссоры, какие сосуды со сценами разврата! Словно пьянство само по себе мало учит разврату! Разврат заставляет пить; опьянение награждается и — о боги — его покупают! Один, съев столько же, сколько и выпив, получает за свое пристрастие к вину награду по закону;2) другой пьет столько кубков, сколько выпало очков.


1) Гимнастическими упражнениями занимались на палестре, усыпанной песком. Одним из таких упражнений была борьба, и тут без «валянья в грязи» дело, конечно, не обходилось. К гимнастике римляне старого закала относились отрицательно.

2) На пирушках выбирали распорядителя, который определял, в какой пропорции смешивать вино с водой и сколько кубков полагается выпить. Правила, им данные, назывались «законом».


УЗДИ.

XXVIII.141. И тогда жадные взоры приторговывают замужнюю женщину, осоловелые предают мужа, тогда тайное выходит наружу. Одни вслух заявляют о своих завещаниях, другие выбалтывают смертоносные тайны и не могут удержать слов, которые войдут им в горло, — сколько людей так погибло! По пословице — истина в вине. А тем временем в лучшем случае люди не видят, как встает солнце, и укорачивают свою жизнь.1)


1) Для римлян, дороживших по причине скудости освещения каждым лучом дневного света, позднее вставанье казалось ярким признаком беспутной жизни.


УЗДИ.

XXVIII.142. Вот почему бледны и обвислы щеки, гноятся глаза, руки дрожат и опрокидывают полные чаши — вот оно немедленное наказание! И сон, тревожимый фуриями, бессонница по ночам и, наконец — полная награда за пьянство, — чудовищный разврат и наслаждение злом. На следующий день изо рта пахнет, как из долия, все забыто, памяти как не бывало! И люди заявляют, что они ловят жизнь на лету; мы ежедневно теряем вчерашний день, а они теряют и завтрашний.


УЗДИ.

XXVIII.143. При Тиберии Клавдии, 40 лет тому назад, было принято пить натощак и предварять еду вином.1) Это тоже чужеземный обычай и выдумка врачей, всегда создающих себе авторитет каким-нибудь новшеством.


1) Обычай этот люди старого закала, вроде Сенеки и Плиния, очень осуждали (Сен. Письма 126.6; Пл. 23.41).


УЗДИ.

XXVIII.144. Парфяне добывают себе этой доблестью славу; Алкивиад ею создал у греков громкое себе имя, а у нас Новеллий Торкват медиоланец заслужил свое прозвище (он прошел все должности от претуры и до проконсульства): он одним духом мог выпить три конгия — отсюда и его прозвище. Тиберий принцепс, на старости лет суровый, а подчас и жестокий, смотрел на него, как на чудо.


УЗДИ.

XXVIII.145. В молодости он сам был весьма склонен к вину; полагали, что он поручил Л. Пизону ведать городом потому, что тот зарекомендовал себя непрерывной в течение двух дней и двух ночей пьянкой у самого принцепса. Рассказывали, что Цезарь Друз в этом больше всего походил на отца Тиберия.1)


1) «Доблестью»: Плиний иронически о способности много пить. Алкивиад перепивал даже фракийцев, мастеров на выпивку, причем пили они чистое, не разбавленное водой вино. Торкват Новеллий Аттик (CIL XIV. 3602) дает его служебную карьеру: он был членом судебной коллегии, военным трибуном 1-го легиона, квестором, эдилом, претором и кончил жизнь проконсулом Нарбонской Галлии. Прозвище его было «трехконгиевый» (Tricongius); 3 конгия = почти 10 л. Молва утверждала, что Тиберий в молодости был знаменитым питухом; его полное имя — Tiberius Claudius Nero — друзья переделали в Biberius (от bibo — «пью») Caldius (calda — горячая вода, которую подливали в вино) Mero (merum — «чистое вино») (см.: Свет. Тиб. 42.2). По словам того же Светония (62.1), его поздняя воздержанность была вызвана убеждением, что его сын, Друз, погиб от чрезмерного пьянства. Л. Кальпурний Пизон — правитель Фракии при Августе, префект Рима при Тиберии. Так же объясняет его назначение и Светоний (42.1).


УЗДИ.

XXVIII.146. Торкват пользовался редкой славой (пить вино — это тоже искусство, имеющее свои законы) — язык у него не заплетался; во время попойки он не облегчал себя ни рвотой, ни другими отправлениями организма; утром строго обходил посты; залпом делал очень большой глоток, а затем пил очень много глотками маленькими, не сопел, не плевался и не оставлял ни капли вина, чтобы звонко выплеснуть его на пол: точно соблюдал правила, чтобы не попасть в ловушку, подстраиваемую опьянением.1)


1) Выплескиванье вина на пол — это игра в коттаб, состоявшая в том, что надо было выплеснуть вино, оставшееся в кубке, в ту цель, которая была намечена.


УЗДИ.

XXVIII.147. Тергилла в лицо упрекал Марка, сына Цицерона, за его обычай разом выпивать по два конгия и за то, что, напившись, он швырнул скифом в Марка Агриппу. Вот что делает пьянство. Может быть, впрочем, Цицерон захотел перепить убийцу своего отца М. Антония.


УЗДИ.

XXVIII.148. Тот до него изо всех сил держался за первое место среди пьяниц; он даже издал книгу о своем пьянстве: осмеливался защищать себя и действительно, — по крайней мере на мой взгляд, — показал, сколько зла внесло в мир его пьянство. Он изрыгнул эту книжку незадолго до битвы при Акции; из нее сразу видно, что он уже пьян кровью граждан и поэтому еще больше ее жаждет. У этого порока есть непреложный закон: привычка к вину увеличивает жадность к нему; известны слова скифского посла, что парфяне тем больше хотят пить, чем больше они выпили.1)


1) О Тергилле ничего больше неизвестно. Сын Цицерона был страшным пьяницей. М. Агриппа — сотрудник, друг и зять Августа.

О пьянстве Антония Сенека писал почти теми же словами, что Плиний: «Отягощенный вином, он жаждал крови» (Письма 83.25).


УЗДИ.

XXIX.149. У народов запада есть свой опьяняющий напиток. Его приготавливают разными способами из вымоченных зерен в Галлии и Испании. Имена ему дают разные, но способ приготовления его один и тот же. В Испании умеют приготовлять эти напитки так, что они стоят долго. В Египте придумали делать такое же питье из хлебных зерен. В мире нет места, где бы не пили; такие напитки поглощают в чистом виде, не ослабляя их силы водой, как вино.1) Клянусь Геркулесом! Земля эта казалась предназначенной только для хлебов. О, изобретательность порока! Нашли способ пьянеть от воды!


137) Этот напиток носил общее название zythos, из зерен какого бы растения он ни приготовлялся. Чаще всего это было пиво из ячменя, в Галлии его называли cervesia, в Испании — caelia и cerea.


УЗДИ.

XXIX.150. Есть две жидкости, особенно приятные человеку: вино для питья и оливковое масло для натирания; оба превосходных продукта дают деревья. Масло необходимо, и люди немало поработали, чтобы его получить. С вином были они еще изобретательнее: об этом говорят 185 сортов вина, а если сосчитать еще его виды, то окажется их почти вдвое больше, тогда как сортов масла значительно меньше; о нем будем говорить в следующей книжке.


Источники

Архитектура – Архитектура античного мира. М., 1940. «Новые переводы для настоящего сборника исполнены С.А. Аннинским (… большая часть отрывков из … Плиния…)… Прочие новые переводы исполнены составителями {В.П. Зубов, Ф.А. Петровский}».

АСПИ – Античный способ производства в источниках. Л, 1933.

Восток – Древний Восток в античной и раннехристианской традиции. М, 2007. Пер.: Г.А. Таронян.

Евреи – Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме. От Геродота до Плутарха. Том первый. Введение и комментарии Менахема Штерна. Перевод под научной и литературной редакцией д.и.н. Н. В. Брагинской. Гешарим: Москва-Иерусалим, 1997.

Таронян – Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. Пер. с латинского, предисловие и примечания Г.А. Тароняна. М., 1994.

УЗДИ — Ученые земледельцы древней Италии. Л., 1970. Перевод М. Сергеенко с издания: J. André. Pline l’ancien Histoire naturelle, I. XIV–XV. Paris, 1958—1960).

ХИНТ–05 – Хрестоматия по истории науки и техники. М., 2005. Перевод с латинского Б.А. Старостина.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


рулетка казино