Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Бунин А.И.
О месте битвы Русских с Немцами, бывшей 5 апреля 1242 г., на льду Чудского озера.

Труды Десятого археологического съезда в Риге. 1896. Том I.
[214] – конец страницы.
Постраничная нумерация сносок заменена сквозной.
Орфография адаптирована к современной,
сохранил лишь несколько специфических слов типа "Воронея..."
Предоставил Bewerr.

В числе запросов, поставленных на разрешение X Археологического Съезда в Риге, находится и запрос: о местоположении Воронья камня, при котором произошла битва кн. Александра Ярославича с немцами.

Известие об этой битве, наиболее обстоятельно изложенное, находится в 1-й Новгородской летописи, в которой она описана, под 6750 г., таким образом: «поиде кн. Александр с Новгородци и с братом Андреем и с Низовци, на Чюдъскую землю, на Немци, ... и яко быша на земли, пусти полк всь в зажития, и Домаш Твердиславич и Кербет быша в разгоне, и усретоша я Немци и Чюдь у моста, и бишася ту, и убиша ту Домаша брата посаднича, служа честна, и инех с ним избиша, а инех руками изъимаша, а инии к князю прибегоша в полк; князь же вспятися на озеро, Немци же и Чюдь поидоша по них. Узрев же кн. Александр и Новгородци, поставиша полк на Чудьском озере, на Узмени, у Воронея камени, и наехаша на полк Немци и Чюдь, и прошибошася свиньею сквозе полкъ; и бысть сеча ту велика Немцем и Чюди... и пособи Бог Александру, а Немци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и гоняче биша их на 7-ми верст по леду, до Суболичьского берега, и паде Чюди без числа, а Немец 400, а 50 руками яша, и приведоша в Новгород, а бишася месяца апреля в 5».1)

Местоположение Воронея камня, при коем происходила эта битва, определялось уже, но в различных пунктах, гг. Ю.Трусманом, Н.И.Костомаровым и И.И.Василевым.

Г. Ю.Трусман, в ст. О месте ледового побоища в 1242 г.2) полагает, что Русские, наступая по обыкновенному(?) зимнему пути, подошли к устью р.Омовжи, может быть намереваясь отсюда двинуться к Дерпту, а Немцы шли вдоль той же реки по направлению к Новгороду, в виду чего Русские отступили и остановились на льду Чудского озера; что под Вороньим камнем летописи разумелся громадный камень, [214] виднеющийся из воды озера, в 60 шагах от нынешнего с. Воронья, расположенного на самом берегу Чудского озера, в 5-7 верстах к северу от устья Омовжи; что битва происходила частию на льду озера и частию на берегу его; и что разбитые Чудь бежали по льду около берега, к югу от места битвы, до д.Сосниц (эст. Pedasi), находящейся на выступеберега, в 7 верстах от с. Воронья. Но с таким объяснением хода дела нельзя согласиться по следующим соображениям. Целью похода Русских, по всей вероятности, был Юрьев (Дерпт), как центр управления края, и потому они должны были следовать по прямому пути, ведущему к этому городу; допуская же предположение, что они совершили путь по льду озера и вступили в Чудскую землю только лишь при устье р.Омовжи, а затем следовали вверх по этой реке, ― нельзя было бы применить выражение летописи: «и яко быша на земли, пусти полк всь в зажития», ― так как местность по нижнему течению Омовжи на 13 верст болотистая и незаселенная, а далее вверх реки, на остальных 22 верстах, хотя и населенная, но русская рать не могла идти по ней в рассыпном виде, не подвергая себя опасности быть уничтоженной по частям. С другой стороны и Немцы не могли предпринимать поход на Новгород, направляясь по той же Омовже, в то время, когда подвластной им земле угрожал сильный неприятель, а что это им было известно, видно из того, что они находились в полной готовности дать ему отпор, как это показывает дело их с русским разведочным отрядом Домаша и вслед затем наступление на главные силы русской рати. За сим, отступая перед противником на озеро, кн. Александр имел возможность избрать выгодную позицию для сражения; но указываемая в 5 верстах к северу от устья Омовжи скала у нынешнего с. Воронья, не могла представлять никакой опоры, и притом она находится в такой части озера, в коей, вследствие слабости льда, зимою прокладываются только лишь береговые тропы, а переезд через самое озеро невозможен,3) почему русская рать, в случае неудачного исхода сражения, подвергалась бы опасности быть опрокинутой в воду на средине озера, ― чего кн. Александр конечно не мог не предусмотреть. Наконец, нельзя и представить себе, как могла произойти битва двух многочисленных ратей на таком тесном месте, потому что если допустить предположение, что она происходила частию на льду озера и частию на берегу его, ― чего летописью не подтверждается, ― то силы противников должны были бы расположиться таким образом: русский строй ― стоять параллельно с берегом, а Немцы и Чудь ― на берегу, с которого они и двинулись своей клинообразной колонной, ― но в таком случае нельзя объяснить: как могли разбитые Чудь обратиться в бегство по льду около берега, тогда как у них для этого был свободный тыл, с которого им неприятель не угрожал; если же эта клинообразная колонна шла к месту сражения по льду вдоль берега, то русский строй должен был стоять перпендикулярно к берегу, упираясь в него своим правым флангом, а в этом случае битва не могла происходить частию на берегу; кроме того, при таком расположении сил [215] противников, разбитые Чудь, хотя и получали возможность обратиться в бегство по льду около берега, то подвергались бы преследованию на 11 верст, так как выступ берега с д.Сосницами на нем, находится на таком расстоянии от с.Воронья, по летописи же Вороний камень должен находиться от Суболицкого берега в 7 верстах. По всем сим соображениям указываемая скала, близь нынешнего с. Воронья, не могла быть тем Вороньим камнем, при котором произошла битва 1242 года.

Н.И.Костомаров, в своей Истории Новгорода, Пскова и Вятки4) указывает место сражения 1242 г. у скалы Вороний камень, на Узмени, при повороте из Псковского озера в Чудское, и хотя отмечает такую подробность, как происхождение названия этой скалы от того, что там постоянно кружатся вороны, но точным образом местоположения ее не определяет. На З-х-верстной военно-топографической картев северо-западной части Псковского озера, при начале суженной части Чудского (Теплого) озера, показан только остров Салло и в нескольких саженях от его западного берега маленький островок без названия, расстоянием от северо-западного берега озера в 2 версты. Поэтому, если историк под скалою Вороний камень разумел этот островок, то он несоответствует летописному рассказу, как по расстоянию от берега, так и по нахождению в Псковском, а не в Чудском озере, на котором происходила битва.5)

И.И.Василев, в своих «Опыт статистическо-географического словаря Псковского уезда»6) и «Псковская губерния»7) указывает на небольшой остров Варанье (Матюсов, а в другом месте ― Матинов), находящийся близ западного берега Псковского озера, полагая, что при нем происходила битва 1242 г. Но остров этот такжене соответствует летописному рассказу как потому, что находится на Псковском, а не на Чудском озере, так и потому, что он удален от Чудской земли с ее Суболицким берегом.

Вообще, относительно всех рассмотренных вышеопределений местоположения Ворония камня, надобно заметить, что его искали близ западного берега Чудского или Псковского озера, а между тем, по смыслу летописного известия, его следовало искать на Чудском озере, прямо против западного берега, в 7 верстах.

По изображении хода событий с подробными картами: военно-топографической, Шуберта и специальной, я полагаю, что приведенное известие летописи может быть объяснено следующим образом.[216]

Русская рать, под предводительством кн. Александра, выступив из Пскова, направилась по льду через Псковское озеро8) к устью реки Воо (по Списку населенных мест Псковской губернии ― р. Лыбовская), где вступила в Чудскую землю и продолжала затем путь к Юрьеву, по Суболицкой области, между берегом оз. Чудского (суженной его части, называемой оз.Теплым) и р. Аа, правым притоком р.Омовжи или Эмбаха. Во время следования по Чудской земле ратники шли несколькими дорогами, забирая по пути продовольствие у местных жителей, к чему представлялась возможность в этом крае и тогда, вероятно, так же довольно населенном, как в настоящее время. Одновременно со вступлением в Чудскую землю, от главных сил был отделен разведочный отряд Домаша и Кербета, для собирания сведений о силах и местонахождении неприятеля, и шел левее главных сил, верстах в 7-ми. Отряд этот, достигнув Моста, неожиданно встретил значительные неприятельские силы, выступившие навстречу Русских, и был разбит. При этом, относительно слова Мост надобно заметить, что это должно быть собственное имя и, несомненно, название селения, так как трудно допустить, чтобы летописец, желая обозначить место столкновения, мог дать такое неопределенное указание, как мост в обыкновенном смысле: он скорее назвал бы реку, через которую устроен мост. Поэтому, вероятно, под Мостом летописи надобно разуметь деревню Хаммаст (в 18 верстах к юго-востоку от Юрьева), ― название коей9) переделано летописцем на русский лад, подобно тому, как название г.Кастра (Старый и Новый Кастер, на реке Омовже, ниже Юрьева), переделано в наших актах и летописях в Костер. Когда остатки разбитого разведочного отряда прибежали к кн.Александру и принесли известие о наступлении неприятеля, главные силы русской рати находились на одной высоте с д.Хаммаст, в 7-8 верстах от нее к востоку, в местности лесистой и болотистой, какою она продставляется еще и теперь. Так как в такой местности невозможно было выбрать удобной позиции для сражения, то кн.Александр отступил с своими силами на озеро, в суженной его части (оз. Теплое), по льду перешел его поперек и, приблизившись таким образом к Псковскому берегу около него занял позицию на Узмени, у Воронея камня. Что такое Узмень ― определить трудно, потому что под таким назвавием встречаются как озера (напр. озеро Узмень, около бывшего гор. Усвята), так и селения (напр. д.Узмень на берегу Жижецкого оз., Торопецкого уезда, и с.Узмень на берегу оз. Верито, Бежецкого уезда); Вороней же камень существует и в настоящее время, под названием Воронея острова (он показан на всех вышеназванных картах) и находится в южной части собственно Чудского озера, в 400 саженях к северу от Гдовского берега, в 5 1/2 верстах к северо-западу от погоста Кобыльего городища и в 7 верстах от западного (Суболицкаго) берега Чудского озера. Остров этот, пространством в 2 дес.[217] 1920 кв. саж., лет 100 тому назад (при генеральном межевании) был покрыт дровяным лесом, по коему производились сенные покосы. На занятой при этом острове позиции, русская рать построилась развернутым фронтом, обращенным к наступающему с запада неприятелю. Сражение началось тем, что Немцы и Чудь клинообразной колонной стремительно ударили на русский строй и прорвали его, рассчитывая действовать во фланге разъединенных частей русской рати и, таким образом, успешнее разбить ее; но неприятельская колонна была охвачена Русскими с обеих сторон и сама подверглась страшному поражению, при чем одних Немцев пало 400 человек (а по др. летоп. 500), остальные же 50 взяты в плен; а Чудь, понеся поражение, обратились в бегство, но были преследуемы Русскими и понесли при этом еще огромные потери, без числа, как говорит летописец. Преследование это продолжалось по льду, до Суболицкого берега, на протяжении 7 верст, т.е. на всем расстоянии, отделяющем Вороний о-в от западного берега озера, у которого оно было прекращено, без сомнения потому, что, достигнув своей земли, остатки Чуди нашли надежное прикрытие в лесах. Эта битва, как происходившая все время на льду, получила в наших летописях название ледового побоища.

Вороней камень упоминается в летописи еще под 1463 годом10) при следующих обстоятельствах. В 1462 г. Псковичи построили Новый городец над Великим озером, для защиты своего побережья от Немцев, которые постоянно на него нападали. В 1463 г. марта 21 Немцы пришли ратью к этому городку и «оступиша его, начаша пушки шибати на город, а иная сила Немецкая начала воевать и жечь Псковские исады»; но когда, на следующий день, на выручку городка прибыли Псковичи, то Немцы, пометавши свой запас, отбежали от него и черед озеро поспешно ушли в свою землю. Псковичи остались в городке, но несмотря на это, Немцы опять пришли 27 марта и выжгли два больших исада:11) Островцы и Подолешье. Посадник городка послал известие об этом во Псков, и Псковичи, соединившись с пригорожанами, в более значительных силах, прибыли 30 марта к городку, но не застали уже Немцев, так как они опять ушли в свою землю. Тогда «посадники Псковские и Пскови начаша думати, куда поити за ними? и сдумаша поити и поидоша к Воронью камени и вшеха вся Псковская сила на озеро. И пришедши доброхот из зарубежья Чудин; и сказа посадникам Псковским, что сила Немецкая готова и хотят ударить на сию нощь на Колпиное; и Псковичи възвратишеся на тую же нощь, и поидоша на Колпиное, и приидоша тамо порану и узреша, что Немцы жгут по нашей волости и воюют и церковь Колпинскую зажгоша и иных исадов много жгут». Псковичи, не ждавши ни часу, ударили на Немцев на Колпиной реке противу церкви и произвели великую сечу, обратили Немцев в бегство и преследовали их овы секучи, а иныя бодучи... «и биша их в погоню на 15 верст до Кохове реце и за Кохову, двема путжи гоняшея»... и по обеим путям куды бегли Немцы мост лежит трупия Немецкаго».12)[218]

Из числа упомянутых в этом летописном известии мест, под Новым городком следует разуметь бывший Псковский пригород Кобылий, как он и называется в других списках летописи,13) нынешний погост Кобылье городище, на берегу Чудского озера, при начале речки Кобылки; исады Островцы и Подолешье, по смыслу летописного известия, находившиеся по близости Нового городка, существуют и ныне и расположены на берегу Чудского озера, к северу от Кобыльего городища, одно в 9, а другое в 11 верстах; Колпиное ― должно быть нынешнее село Колпино (Псковский уезд, на острове Колпине, в 27 верстах к югу от Кобыльего городища и в 44 верстах к северо-западу от Пскова), что подтверждается словами летописи: «и Псковичи възвратишеся», т.е. поехали от Воронья камня по направлению к Пскову; река Колпина, с которой у Колпинской церкви Псковичи ударили на Немцев, ― собственно пролив, отделяющий от материка остров Колпин, на западном берегу которого находится с.Колпино, р.Кохова, к которой направилось преследование бежавших Немцев, ― должна быть нынешняя река Меда (по Списку населенных мест Псковской губернии ― Гнилуша), ― составляющая границу между Псковской и Лифляндской губерниями, ― а что она прежде называлась Каховой можно заключать из того, что она протекает через оз.Кахово и при ней находятся селения, на правом берегу: Журово Кахово, Бубинцы Кахово, оба к юго-западу от села Колпина в 12 и 10 верстах, и Карики Кахово ― на одной высоте с ним, а на левом берегу: д.Каххова и д.Кахква.14) Что же относится до Воронья камня, то, по смыслу приведенного летописного известия, пункт этот должен находиться на пути предпринятого Псковичами похода из Нового городка (Кобыльего городища) в Чудскую землю, а в виду этого его местоположение и в настоящем случае будет вполне соответствовать Воронею острову, который, как выше объяснено, находится к северо-западу от Кобыльего городища (Нового городка) в 5 1/2верстах, а от берега Чудской земли в 7 вер., и к такому заключению не может представляться препятствия в том, что остров этот отстоит от села Колпина в 30 вер., так как расстояние это весьма возможно проехать, в марте месяце, с вечера одного дня до утра следующего.

Обращаясь за сим к проверке, предполагаемых гг. Трусманом, Костомаровым и Василевым, мест Ворония камня относительно села Колпина ― пункта несомненно определенного, ― находим, что скала у с. Вороньего отстоит от Колпина в 53 верстах, скала при повороте из Псковского оз. в Чудское ― в 7 1/2 вер. и о-в Варанья ― в 8 1/2 вер., а в виду таких расстояний нельзя не заключить, что если первое из них слишком значительно, чтобы его можно было проехать в одну ночь, то два последние слишком малы, чтобы на них потребовалось такое же время, и потому ни один из этих трех пунктов не может быть признан за место Ворония камня, соответствующее и летописному известию 1463 года.[219]


План Ледового побоища в 1242 году.
Примечание. Очертание берега возле места битвы за последние 100 лет изменилось; поэтому показано как теперешнее, по военно-топографической карте, так и прежнее, по межевому атласу, которое и зачернено.


Карта походов 1242 и 1463 годов.
Линия от Юрьева через Мост(Хамост), Лепесте и Чудское (Теплое) озеро к Вороньему Камени ― путь немцев и чуди в 1242 г.
Линия от Пскова в о.Салло, к Лепесте (двумя путями), оттуда к Вороньему Камени ― путь князя Александра.
Линия пунктиром ― путь отряда Домаша.
Бледная линия от Кобылья Городища вдоль по Чудскому (Теплому) озеру до Колпина, оттуда двумя ветвями на материк ― путь псковичей в 1463 году.


1) Полное Собрание Pyсских летописей, III. 53-54.

2) Журн. Мин. Нар. Пр. 1884 г. янв., стр. 44.

3) Географический словарь Семенова, V.732.

4) Изд. 1868 г., т. I, стр. 363.

5) Нельзя не обратить внимание на то, что Костомаров в своем изложении хода дела, совершенно неверно передает летописное известие. Так, из его рассказа видно, что действия разведочного отряда в Чудской земле происходили до выхода кн.Александра из Пскова, тогда как этот отряд был послан из главных сил в то время, когда они находились уже в Чудской земле; что Немцы и Чудь шли уже по льду Чудского озера, с целию дойти до Пскова, и только тогда кн. Александр выступил из Пскова по льду же, следовательно не бывши предварительно в Чудской земле; что у Воронья камня кн.Александр установил свое войско свиньею, а по приближении Немцев, он двинул свою свинью рылом на неприятеля и разрезал немецкий строй, тогда как, наоборот, немецкая рать была построена свиньею и она разрезала русский строй.

6) Стр. 184.

7) Изд. г., стр. 40 и 218.

8) Переезд зимою по льду возможен как по Псковскому, так и по суженной части Чудского ― Теплому оз. (Географический Словарь Семенова V. 732).

9) Название этой деревни подписывается на картах различно: Хаммаст, Хамаст, Гамаст и кажется правильнее было бы: Амаст ― по рус. зуб, а участниками в деле могло быть передано летописцу в форме просто Маст.

10) Псковская 1я летопись, стр. 223.

11) Исадами называются рыбацкие селения.

12) Псковская 1я летопись, стр.―.

13) Псковская 1я летопись, 221-222 стр., в выносках.

14) Здесь представляется еще пример того, что летописец, при записывании собственных имен, в которых явственно слышится звук а, ― употребляет О, и не только чудское Кахкова, но и русское Кахово передает в форме Кохова.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


Большой выбор магазин спорт товаров.