Система Orphus
Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Средние века, № 7, 1955.
[47] – начало страницы.
Постраничная нумерация сносок заменена сквозной.
OCR Bewerr

М. Б. Карасс.
О хозяйстве толедской деревни

[47]

Период XI—XIII вв. — один из важнейших в истории Испании. Арабское господство оказало глубокое влияние на жизнь страны и вместе с тем вызвало мощное движение за отвоевание захваченных мусульманами земель, известное в истории под названием реконкисты и растянувшееся на несколько столетий. Эта многовековая борьба, сочетавшаяся с широким колонизационным движением на освобожденные территории и превратившая закрепощенных крестьян в воинов, с оружием в руках отстаивавших свои права, обусловила многие специфические черты исторического развития Испании. На значение реконкисты в истории Испании указывал Маркс, находя в ней корни многих явлений, не имевших аналогии в других странах Европы. «Местная жизнь Испании, —писал Маркс, — независимость ее провинций и коммун, разнообразие в состоянии общества были первоначально обусловлены географическими свойствами страны, а затем развились исторически благодаря своеобразным способам, какими различные провинции освобождались от владычества мавров, образуя при этом маленькие независимые государства».1)

Реконкиста определила своеобразный характер испанского феодализма, многие из сложившихся здесь феодальных институтов имеют ряд специфических черт.

История кастильской деревни, так же как и вся чрезвычайно яркая история кастильского крестьянства в XI—XIII вв., тесно связана с реконкистой. Известно, что Кастилия играла в ней ведущую роль. Естественно, что именно эта область испытала сильнейшее влияние реконкисты.

Завоевание в 1085 г. города Толедо, важнейшего стратегического пункта, сделавшее христиан господами положения в этой части полуострова, дало новый мощный стимул для колонизации, начало которой восходит еще к X в. С этого момента начинается широкое колонизационное движение на юг. В течение XII—XIII вв. большая часть полуострова была не только завоевана, но и заселена.

Лежавшая к северу от бывшего Толедского эмирата огромная полоса земли («ничья земля», пограничная полоса, на которой ни христиане, ни мусульмане никогда прочно не утверждались), являвшаяся в течение столетий театром непрерывных военных действий и в результате опустошенная и безлюдная (terra despoblada), так же как и территория самого эмирата, стала в первую очередь ареной интенсивной колонизации. Впоследствии вся эта территория получила название Новой Кастилии (Толедо). [48]

Новая Кастилия возникла в период и в условиях реконкисты. Понятно, какой интерес для исследователя должна представлять жизнь толедской деревни в этот интереснейший период — ее хозяйство, положение крестьянского населения и те изменения, которые произошли в результате реконкисты и колонизации, роль и значение крестьянской общины. Однако все эти и многие другие не менее важные вопросы никак не могут быть рассмотрены в одной статье. Мы попытаемся лишь, насколько позволяют источники, нарисовать картину хозяйственной жизни толедской деревни XII—XIII вв.

Толедская область — одна из наиболее экономически развитых в средневековой Испании, была покрыта сравнительно густой сетью поселений. Это подтверждается документами архива толедских мосарабов,2) в которых упоминаются более 250 деревень.

Деревни распределялись по четырем округам — ахваз — Толедо, Талавера, Caгрa и Сисла. В большей части документов рассказывается о деревнях округов Толедо (с городом Толедо) и Сисла.

Менее крупная административная единица — хувм — являлась, очевидно, совокупностью нескольких деревень с центром в одной из них (вероятно, наиболее значительной). Так, в хувм Валь де Каравано входили деревни Вильясека, Мельгар, Арсегаль и др. В хувм Олиас аль Кабир — Торренте де Олиас, Олиас Менор, Валь де Сантьяго, Олиуэлас.

Толедская деревня в документах архива обозначается термином алькерия. Алькерия могла быть довольно крупным поселением, состоявшим иногда из нескольких частей, именовавшихся также деревнями и носивших особые названия. Деревня Олиас аль Кабир имела в своем составе селения Паралес и Кубо Амерос.3) Поселок Гарганта был расположен в деревне Корраль Рубио.4) Такова же «деревня Фонтес, которая [находится] в деревне Епес».5) В Даральбелио входило несколько, повидимому, очень мелких единиц: Альайн, Тельо Диас, Альменарес, Ассуика, Джанан Дауд6) и др.; они могли быть и хуторами. В составе деревни Каналес упоминается Каса Джика,7) повидимому, хутор.

Эти более мелкие территориальные единицы, входившие в алькерию и называвшиеся в некоторых документах альдеа (aldea), что означает селение, поселок, деревушка, могли быть в отдельных случаях поместьями, [49] как, например, альдеа под названием Вилья Ансиа,8) входившая в состав деревни Риельвес и принадлежавшая Темаму аль Ротлеки, или хуторами, либо частями основной деревни, расположенными, возможно, несколько в стороне от нее.

Документы не показывают территориального совпадения деревни и поместья. Деревня являлась основной как территориальной, так и хозяйственной единицей. В ее пределах располагались не одно, а несколько феодальных владений одновременно, не один, а несколько сеньеров, наиболее крупные из них имели земельную собственность и в других деревнях.9) В деревне Олиас аль Кабир собственниками были: монастырь св. Климента, собор св. Марии, архиепископ дон Родриго Хименес, «благородная сеньера донья Анна», дочь Пелайо Кальво, монастырь Сантьяго и др.10) В деревне Епес и Фонтес — архиепископ дон Родриго, семья аль Полиджени, наследники альгвасилов-алькальдов:11) Мелендо аль Лампадер, Микаэля Доминкес ибн Осман, Иллана Эстебаньес.12) В деревне Азукуэйка — монастырь Сан Сервандо, церковь Санта Мария Магдалена, монастырь св. Климента, монастырь Сан Педро де Альхисем.13) В деревне Алаитик — монастырь св. Климента, наследники альгвасила-алькальда Мунио Петрес, архиепископ дон Родриго Хименес, церковь Санта Мария Магдалена.14)

Мы привели имена лишь сравнительно крупных феодальных собственников, владения которых не ограничивались пределами одной деревни. Помимо участков этих сеньеров в деревне могли быть земли и более мелких феодалов. Ни одно из феодальных владений, расположенных на территории деревни, не охватывало ее целиком, а занимало лишь часть деревни, входя в ее состав наряду с другими феодальными владениями. Сосуществование в деревне одновременно нескольких феодальных владений само по себе является достаточным доказательством несовпадения деревни и поместья.

Наряду с феодальными владениями в толедской деревне располагались и крестьянские земли — аллоды,15) наличие которых безусловно свидетельствует о несовпадении деревни и поместья.

В каждой деревне мы находим значительное число земельных собственников. В этом можно убедиться, ознакомившись с составом собственников нескольких деревень.16)

1. Олиас аль Кабир. В 41 документе, относящемся к периоду с 1160 по 1218 г., фигурируют 54 участника сделок, главным образом покупающих и продающих земельные владения, а также собор св. Марии и монастырь св. Климента. Помимо того 42 собственника упомянуты в качестве владельцев смежных участков. Таким образом, в данной деревне [50] насчитывается не менее 90 собственников, в числе которых две церковные организации.17)

2. Бенкаренсия. 29 документов за период с 1255 по 1295 г. (из них 22 документа купли-продажи) называют в качестве участников сделок 41 собственника. Помимо этого упомянуты 46 владельцев граничащих участков. Всего в деревне Бенкаренсия названо 87 собственников, среди которых нет ни одной церковной организации.18)

3. Епес и Фонтес. В 15 документах за 1210—1215 гг., из которых 10 сообщают о купле-продаже и 4 о дарениях (причем в качестве дарителей названо 30 собственников, а лиц, получающих дарения, только 2, в том числе архиепископ толедский дон Родриго Хименес), названо 43 участника сделок. Ни в одном документе не указаны смежные участки и их владельцы, что уменьшает число действительных владельцев этой деревни по крайней мере наполовину. Таким образом, в указанный период в этой деревне было не менее 45 собственников и среди них архиепископ толедский.19)

Аналогичны данные и по многим другим деревням. В каждой из них документы называют несколько десятков собственников, существующих одновременно. Среди этих собственников были сеньеры светские и духовные, крупные и мелкие. Владения крупных собственников обычно дробились на мелкие участки, отдаваемые в разного рода держания крестьянам. Наконец, как уже отмечалось, в каждой толедской деревне мы находим значительное число крестьян-аллодистов.

Зависимое крестьянство толедской деревни не представляло однородной массы. Документы показывают значительное разнообразие форм зависимости: чинш, аренду, прекарий и т. д. Однако никаких указаний на существование крепостных крестьян мы не находим. Наоборот, имеется достаточно данных, свидетельствующих о том, что все крестьяне были людьми лично свободными.

Отсутствие крепостного права в Толедо и других, отвоеванных у мусульман, районах объясняется условиями их колонизации, благоприятствовавшими освободительной борьбе крестьянства. Нужды реконкисты и колонизации и упорная борьба самих крестьян приводили к тому, что заселявшие новые земли колонисты добивались освобождения от крепостной зависимости. Этим объясняются различия в условиях существования крестьян исконных областей и вновь завоеванных провинций.

Основной производственной ячейкой деревни являлось мелкое крестьянское хозяйство. Центром хозяйства был двор (корраль) с домом (бейт), крытым соломой или черепицей, и различными хозяйственными постройками.

В большинстве случаев двор с домом был расположен отдельно от пахотных земель, рядом с дворами соседей, однако встречается немало хозяйств и хуторского типа.

Как по составу, так и по размерам крестьянские хозяйства были весьма разнообразны. Хозяйство могло состоять из двора с садом или виноградником, из одних только пахотных земель с виноградником или садом и т. д. Так, в деревне Олиас аль Кабир имелось хозяйство, состоящее из двора, полутора югеров пахотной земли и виноградника,20) в деревне [51] Вилья Альгариба — из двора с виноградником.21) В 1193 г. в деревне Аламэда продавался югер пахотной земли, 3 участка виноградника, двор с домом и голубятней — все, что принадлежало данному лицу в этой деревне.22) Совсем другой состав хозяйства обнаруживается, например, в деревне Кобиса — 2 двора с домами и 15 участков пахотной земли, также все, что принадлежало данному собственнику в этой деревне.23)

Документы свидетельствуют о большой раздробленйости землевладения. Крестьянские владения, незначительные сами по себе, были раздроблены на мельчайшие участки, разбросанные в разных местах деревни. Иногда в руках одного крестьянина находилось множество таких участков, в общей сложности составлявших весьма мелкое владение. Так в деревне Бенкаренсия продавался крестьянский двор с 17 участками пахотной земли, общая площадь которых не превышает двух югеров.24)

Мелкое крестьянское владение в дальнейшем нередко дробилось еще более в результате различного рода сделок с земельной собственностью — купли-продажи, дарений, завещаний, заклада и т. д.

В результате дробления владения между наследниками оно иногда превращалось в незначительные по своим размерам участки. Во избежание этого наследники, не доводя до фактического раздела владения, нередко дробили его лишь условно. В документах встречается собственность. которой владели совместно (pro indiviso) несколько лиц, пользовавшихся ею сообща и деливших доходы соответственно доле каждого.25) Иногда дробили лишь часть наследства, а остальным пользовались совместно.26)

Примеров подобного совладения можно привести немало. В 1211 г. архиепископ дон Родриго Хименес покупает небольшое владение в деревне Вилья де Муэлас у группы родственников, владеющих землей совместно: у дона Абриль, сына Сервандо Матаморос, и его жены, а также у Мартина Петрес и его жены (жены продающих — сестры).27) В 1157 г. донья Доминга Эстебаньес, монахиня, дарит монастырю св. Климента, половину от 32 оливковых деревьев, которыми она владеет pro indiviso со своим племянником в окрестностях деревни Каналес.28) Тем не менее фактическое дробление земельных владений было вее же делом обычным.

Многочисленные факты купли-продажи, дарений и заклада земельной собственности позволяют с несомненностью установить факт разорения и обезземеления части крестьянства.

В толедской деревне уже имеет место имущественное расслоение, которое стимулировалось начавшимся переходом к денежной ренте, усилением связи крестьянского хозяйства с рынком, особенно в районах, близких к городу (и прежде всего в центральном — толедском районе), практикой аренды, широко распространившейся в деревне (особенно в центральном районе). Часто повторявшиеся опустошительные военные набеги, растущий гнет феодальных повинностей и государственных налогов, развитие ростовщичества способствовали разорению мелкого собственника, приводя нередко к полному его обезземелению. Земли таких крестьян, как показывают документы, скупали богатые односельчане (есть данные, что они попадали и в руки ростовщиков), но в большинстве случаев они становились добычей светских феодалов и церкви. [52]

О разорении крестьян и потере ими земельной собственности свидетельствуют частые случаи дарения и продажи земли за долги. Очень показательна и систематическая продажа виноградников, полученных по «праву насаждения».29)

В 1188 г. Мария и Фернандо Петрес продают за 1 1/2 мискаля дьякону дону Сальвадор ибн Себриан 1/3 виноградника, принадлежащего им по «праву насаждения» в деревне Айнальхабиа. 2/3 этого виноградника уже приобретены дьяконом ранее.30)

В 1194 г. Мария Доминго из деревни Арсиколья продает за 13 мискалей дом и новый виноградник, унаследованные ею от отца. Деньги от продажи предназначены на уплату долгов, сделанных ее отцом, а также на его похороны.31)

Будучи лишен возможности своевременно выкупить свое владение — двор с виноградником и югер земли, — Альфонсо ибн Томе из деревни Бенкаренсия вынужден продать его за 400 мискалей (1287 г.), чтобы уплатить долг.32) Количество подобных примеров можно было бы увеличить во много раз.33)

В результате всякого рода сделок с земельной собственностью создавалась чересполосица в землевладении, разбросанность различных частей одного и того же хозяйства на территории всей деревни, по разным ее частям. Документы рисуют яркую картину чересполосицы в толедской деревне.

Сельское хозяйство Толедо в рассматриваемый период, в отличие от более поздней эпохи, можно характеризовать как земледельческое. Зерновые культуры являлись одной из главных его отраслей, не менее важную роль играло виноградарство, для которого, так же как и для садоводства, теплый климат и искусственное орошение создавали необходимые условия. Широкое распространение виноградарства и садоводства, требующих большой затраты труда и специальных навыков, свидетельствует об интенсивности сельского хозяйства в Толедо.34)

XII—XIII вв. были временем значительного роста производительных сил в рамках феодального строя. Подъем производительных сил обусловливался некоторым техническим прогрессом, достигнутым в сельском хозяйстве, и интенсификацией последнего — развитием виноградарства и садоводства. Сельскохозяйственное производство, рассчитанное теперь не только на внутреннее потребление, но и на рынок, начинает подрывать натуральное хозяйство деревни и содействует расширению товарно-денежных отношений, развивающихся в процессе укрепления товарного обмена между городом и деревней. Производительные силы получили стимул для своего развития также и в результате расширения (в ходе колонизации) хозяйственно осваиваемых территорий.

Среди объектов земельных сделок много садов и особенно виноградников. Виноградарство усиленно развивалось; значительная часть пустующих земель, — а в них в те времена не было недостатка, — осваивалась под виноградники, о чем свидетельствуют многочисленные плантационные [53] договоры. В документах то и дело упоминаются недавно насаженные виноградники.

Много садов было не только в деревнях, но и в самом городе Толедо, а также и его окрестностях. Названия нескольких селений происходят от арабских слов джанан, альмуния (сад), например, Джанан Дауд, Альмуния и др.

Из фруктовых деревьев разводили гранат,35) абрикос,36) персик,37) смоковницу,38) яблоню39) и др. Кроме того, часто встречаются миндальные деревья40) и грецкий орех.41)

Одной из наиболее распространенных в Толедо была культура оливы.42) Документы упоминают об оливковых рощах не менее часто, чем о садах. Во многих деревнях олива была основной культурой. На распространенность ее указывают и названия некоторых деревень: Асейте, Асейтуна, а также Масарамброс43) (от al-mazara — аль-масара — мельница для производства оливкового масла).

Повсеместно росли тутовые деревья.44) Как оливы, так и тутовые и фруктовые деревья могли продаваться отдельно от земли, на которой они росли.45) Были случаи, когда деревья принадлежали одному собственнику, а земля под ними — другому.46) Так, в 1228 г. монастырь св. Климента покупает у доньи Доминги, дочери Романа Хуанес, 1/4 оливковой рощи, которая расположена на земле монастыря в окрестностях Талаверы. Другая 1/4 принадлежит сестре доньи Доминги, а вторая 1/2 всей рощи — монастырю св. Климента, который с момента настоящей сделки становится собственником 1/4 оливковой рощи.47)

Основной злаковой культурой была пшеница (кумх). Рожь (салят)48) и ячмень (шаир)49) высевались в меньших количествах. Из овощей были распространены лук, чеснок, морковь, свекла, редис, репа, капуста, перец, спаржа, тыква и многие другие, а также бобовые — горох, бобы, чечевица. Их выращивали не только для собственного потребления, но и на продажу. Более развито было огородничество в деревнях, близких к городам, где имелись овощные рынки.50) В документах нередко встречаются упоминания о продавцах овощей.51) Большое значение для толедской деревни имел лес, особенно дубовые насаждения. Желудями кормили свиней, а в голодные годы, по словам Ибн Аввама, желудями питались и люди.52) Судя по названиям многих селений — Альбалат (al-ballut — дуб), Карраскаль (carrasca — дуб) и др., — дуб был распространен весьма широко.

Животноводство играло подсобную роль. Разводили крупный рогатый скот (волы являлись основной тягловой силой), овец и коз.53) [54] Лошадей для полевых работ не использовали, их было мало и стоили они очень дорого.54) Так, в 1198 г. Эстебану Хуанес пришлось продать за 18 мискалей свой участок сада, чтобы уплатить долг, сделанный для покупки лошади.55) Лошадь служила, главным образом, для военных целей, и спрос на нее был тем более высок, что на полуострове шла непрерывная война.

Вьючным животным служил мул, заменявший здесь лошадь. Разводили в большом количестве свиней;56) из птицы — кур, гусей, уток и во множестве голубей.

О сколько-нибудь интенсивном разведении овец в Толедо документы ничего не сообщают. Повидимому, большой роли овцеводство в Толедо в это время не играло, в основном район был земледельческим. Знаменитая Места оформилась только в конце XIII в. (1273 г.). Первоначально ее стада паслись, главным образом, на востоке — в Эстремадуре, причем население земледельческих районов вело с Местой постоянную борьбу, так как овцы портили посевы.57)

Непременным условием сельскохозяйственного производства являлось искусственное орошение. Оно было принесено с Востока и широко распространилось по всей Испании. «Тайна хозяйственного расцвета Испании и Сицилии при господстве арабов заключалась в искусственном орошении».58) Нория, т. е. колесо, которым поднимали воду, в средние века применялась во многих местах Испании. По свидетельству арабского автора XII в. Идриси,59) нории в XII в. были в Толедо, в Кордове, на реке Хениль в Эсиха, в Кастро дель Рио (Пальмо дель Рио) и т. д. Некоторые из них достигали 9 м в диаметре.60)

Идриси, который оканчивает свой труд 1154 годом, описывает норию на реке Тахо, поражавшую современников своими размерами и высотой подъема воды (вода поднималась на 90 кодов)61) высоты. Эта нория не была единственной в Толедо. Арабские авторы восхищались другой норией, расположенной также на р. Тахо и орошавшей знаменитые сады эмира Аль Мамуна Толедского в XI в. (позднее они назывались «царскими садами»). В документах XII в. упоминаются нории на Тахо, а также и на других реках в Толедо.62)

В 1525 г. еще сохранялись обломки «Гран нориа толедана»; она была расположена на Тахо и служила для подъема воды в город и алькасар. Арабские авторы рассказывают, что Толедо был окружен садами, пересеченными каналами, в которых вращались нории с желобами.

Много норий было и в долине Тахо. Толедская долина в XI в. была покрыта садами и виноградниками. Все это орошалось посредством многочисленных каналов и водоемов, в которые вода поднималась при помощи норий. Места возвышенные или отдаленные получали воду от больших [55] колес, приводимых в движение течением Тахо. Многие из этих колес сохранялись до XVII в.63)

Повидимому, подобная картина наблюдалась и в XII—XIII вв. Во время войны каналы, как и все хозяйство, подверглись разрушению, но затем были восстановлены. Документы архива показывают, что оросительная система хорошо действовала в толедской деревне и в XII—XIII вв.

В 1138 г. архиепископ толедский дон Раймундо заключил соглашение с архидьяконом Сеговии доном Педро о совместной постройке нории (rota)64) в Альгундерин, чтобы оросить необработанную землю — terra que nondum laborata est и насадить на ней виноградники.65) В 1149 г. дон Раймундо уступает собору сады и мельницы в деревне Алькардете с плотинами и нориями: cum earum presa et earum anora.66)

Как показывают документы, в Толедо была хорошо развитая оросительная система. Густая сеть каналов покрывала всю область. Обычно землевладелец имел на своем участке каналы и следил за их состоянием: чистил, укреплял и т. д. Во многих арендных договорах необходимость ухода за оросительной системой особо оговаривается.

Каждая деревня имела свой собственный источник воды — реку, речку, родник, пруд, озеро. От этого источника на поля шли каналы; вода приводилась в движение при помощи норий, которые упоминаются в деревнях Алькардете,67) Аргансе,68) Альгорфелья,69) Альколеа,70) Азукуэйка,71) Корраль Рубио,72) Камарена,73) Вилья Альгариба74) и во многих других. Земля с каналом, прудом, водоемом или с естественным источником стоила значительно дороже, чем неорошаемая.

Каналы, водоемы, колодцы и естественные источники нередко были частной собственностью лица, на земле которого находились, и могли быть свободно отчуждаемы вместе с землей. Права на реку (вернее, ту часть ее, которая протекала по земле данного лица) также были частной собственностью и также отчуждались. Так, в 1188 г. дон Фернандо Хуан Петрес продает дьякону дону Сальвадор виноградник в Айнальхабиа вместе с ручьем, который там протекает, а также всей водой, какая имеется на участке у южной и северной границ его.75) В 1276 г. собор получает по завещанию реку в Корраль Рубио.76) В 1282 г. продается пахотная земля в Алькардете, а также права на водоем, расположенный на этой земле (водоем принадлежит двум владельцам — соседям).77) [56] С другой стороны, естественные источники, особенно реки и речки могли быть собственностью всей деревни. В документах нередко встречаются: ссылки на такие общие владения. Эта общинная собственность не могла быть отчуждаема, ею пользовались все жители деревни.

Оросительные сооружения (нории и плотины), находившиеся в частной собственности, могли отчуждаться.78)

Каждый земельный собственник в деревне был полным хозяином на своем участке. На это указывает ничем не ограниченная свобода крестьянина отчуждать свои земли (что было бы невозможно, будь они общинной собственностью) или передавать участок по наследству, что не разрешалось, например, в пиренейской общине, описанной Лучицким.79)

Никаких указаний на существование надельной системы, открытых полей и т. д. документы не дают. На отсутствие надельной системы указывает то обстоятельство, что земли с разными культурами (пахотные поля, виноградники, сады) лежали рядом — единым массивом. Правда, во многих случаях компактной массой расположены были лишь участки земель с одинаковыми культурами — поля или виноградники, однако не редкость и смешанное расположение земель — пахотное поле рядом с лугом, виноградником, садом; иногда здесь же находился и двор со строениями.

Так, в 1112 г. в деревне Манзель Моска продавался сад, граничивший с виноградником и двумя участками поля, принадлежавшими различным владельцам.80) Участок пахотной земли в деревне Алькардете был с трех сторон окружен садами.81) В Пуэрто дель Вадо имелся сад, смежный с лугом,82) и луг, расположенный по соседству с пахотным полем.83) Приведенные примеры, а число их можно было бы значительно умножить, показывают расположение разных земель в одной меже, что несовместимо с надельной системой и общинным землепользованием.

Земельной единицей был югер, т. е. количество земли, которое может быть обработано двумя волами. Однако в документах редко указывается количество югеров в данном участке земли. Во многих случаях размер участка — объекта сделки — остается неизвестным, скрываясь под неопределенными для нас терминами: «кусок» (китàт), «участок» (карàт) или просто «земля» (ард). Так, например, в 1188 г. в деревне Аламеда продаются два участка — карàтайн земли.84) В 1189 г. в деревне Лочес продается участок земли— «кусок» («китàт ард»).85) В 1207 г. монастырь св. Климента получает в дар землю-ард в деревне Альгорфелья.86)

Величина югера не была единой для всей области. Завися от почвы, условий ее обработки, орошения и т. д., она в различных местах довольнo значительно колебалась. В деревне Олиас аль Кабир был свой собственный югер. В 1161 г. там продавался югер необработанной земли, причем сказано, что величина этого югера такая, какая принята в этой деревне.87) В 1209 г. в той же Олиас аль Кабир продавался участок земли, равный 4 1/2 югерам, «согласно обычной величины югеров, принятой в этой деревне».88) [57]

Сведения о системе земледелия в Толедо весьма скудны. Судя по некоторым данным, разбросанным в документах, здесь было известно трехполье. В марте 1259 г. дон Доминго Мухтасиб обменивает на дом в Толедо свое деревенское владение, состоящее из пахотной земли и виноградника. Предметом сделки был и посев — «зерно, засеянное в этом году».89) 16 января 1287 г. продавалось владение в деревне Кобиса. Продавались и 9 участков пахотной земли с посевом («посев, который они [владельцы земли] произвели на этих землях»). В приписке к этому документу, сделанной 21 января того же года, во избежание путаницы с участками, сказано, что «посев, который предназначен на продажу, находится в тех землях, которые будут продаваться, а не на тех, которые расположены в деревне Лочес, где продающие посеяли 25 фанег пшеницы и кахис ячменя». На продаваемых землях «посеяно 3 кахиса и полфанеги».90) Таким образом, документы показывают наличие озимых — ячменя и пшеницы, а следовательно применение трехполья. Трехпольная же система, по тому времени наиболее прогрессивная, является одним из свидетельств общего развития производительных сил в земледелии в средние века.

Посев обозначается арабским термином зара, зариат, засеянное поле — мазраа, т. е. то, что находится в земле (в отличие от зерна — та'ам). Термин калиб имеет два значения: 1) поле, вспаханное для посева, но не засеянное, и 2) пар. Как правило, оба термина одновременно фигурируют в документах, описывающих сделки, объектом которых является пахота. В 1209 г. архиепископ дон Родриго Хименес купил в деревне Олиас аль Кабир 4 1/2 югера пахотной земли.91) В 1238 г. в деревне Альканабат продавался югер пахотной земли — ли калиб ва зариат92) и т. д.

Для пахоты употреблялся плуг (мухарис) с лемехами (сакакин). Пахали на волах, иногда на коровах. В плуг впрягались два вола. Поле вспахивалось по два и по три раза, по выражению документов — «двумя или тремя лемехами». Так, в арендном договоре от 1205 г. указано, что часть земли (достаточной на посев 5 кахисов из 6 кахисов и 8 фанег всего) «следует пахать по три раза, т. е. «тремя лемехами».93) В 1272 г. донья Санча Гутерис сдавала в аренду в числе прочего пахотное поле в деревне Пантоха, уже вспаханное следующим образом: половина по 3 раза, а другая половина по 2 раза.94) По договору от 1293 г. арендаторы получили вспаханное поле, часть которого обработана по 3 раза для посева одного кахиса ячменя и по 2 раза для посева 15 фанег пшеницы.95)

Сеялись пшеница, ячмень и рожь, причем преобладала пшеница. Пропорция между культурами могла быть самой разнообразной, по усмотрению владельцев земли.

Из сельскохозяйственных орудий, употреблявшихся для пахоты, при сборе урожая и т. д., упоминаются: плуг с лемехами, борона, серп, вилы, молотилка.

Важным условием роста производительности труда в земледелии было широкое применение удобрений, способствовавшее общему подъему урожайности. Одним из главных видов удобрений был голубиный помет. Голубей разводили в огромном количестве, их держали в каждом крестьянском [58] хозяйстве. Голуби охранялись законом. Дублер рассказывает, что предписания об охране голубей имелись в фуэросах многих испанских городов — Сантандера, Уклеса (Толедская область) и др.96)

Голубятни особо оговаривались при отчуждении владений, что указывает на большое значение их для крестьянского хозяйства. Голубятни постоянно упоминаются в документах. В 1187 г. в деревне Алесар продавались пахотная земля, виноградники и 2 голубятни.97) В 1195 г. в деревне Аламеда продавался югер пахотной земли, 3 виноградника, двор с домиками и 2 голубятни.98)

Для удобрения использовался и навоз домашних животных, имевшихся, за немногими исключениями, в каждом крестьянском хозяйстве. Существовали специальные ямы (даман), где хранилось удобрение. Эти ямы постоянно упоминаются среди других составных частей описываемого владения. Удобрение настолько высоко ценилось, что навозные ямы передавались по наследству и подлежали разделу между родственниками наряду с остальным имуществом. Об этом свидетельствует следующий любопытный окумент: в 1215 г. Доминго Якуб и его брат Андрес продавали свою часть владения (3/4 югера) в деревне Олиас аль Кабир. Помимо этого Андрес продавал свою часть навозной ямы, унаследованной им от матери.99)

Определение урожайности полей в толедской деревне наталкивается на ряд непреодолимых трудностей и не может быть осуществлено по тем данным, которые содержатся в наших документах.

Сбор урожая производился в августе, к этому времени приурочивались все расплаты натурой (хлебом) — десятина (ушр), церковные сборы, арендная плата и т. д. В арендном договоре 1259 г. сказано, что арендатор обязуется платить алькабалу в середине августа, когда собирают урожай.100)

Сжатый хлеб обмолачивался на гумне посредством приспособлений, называемых в документах мударис,101) которые были, повидимому, весьма примитивными. Молотили вручную или при помощи скота. Гумно могло быть частной собственностью, но иногда, как можно предположить по некоторым документам, принадлежало всей деревне и было, таким образом, неотчуждаемым.

В качестве частной собственности гумно свободно покупалось, продавалось, дарилось, передавалось по наследству, т. е. могло быть объектом любого рода сделки. В 1107 г. продавалось земельное владение в деревне Дар Альхасан с двором, гумном, водой и пр.102) В 1198 г. благородный альгвасил Абуомар ибн Сусан купил гумно в деревне Олиас аль Кабир, унаследованное продавцом от его брата. Стоимость гумна 3 мискаля.103) В том же году он же приобрел несколько больший участок гумна в той же деревне за 6 мискалей.104)

Помол зерна производился на мельницах, которые были распространены повсеместно. В документах имеется много упоминаний о мельницах, главным образом водяных. На всем протяжении р. Тахо, а также по его притокам, как и на всех более или менее значительных реках и речках, [57] была установлена масса плотин с мельницами. Как показывают документы архива, владельцами мельниц были жители деревень, известные под прозвищем «мельник», часто встречающимся в документах. Таковы Хусто Мельник, житель деревни Сан Фелис, владелец виноградника в этой деревне,105) донья Эльвира Мельничиха, живущая в предместьи Толедо,106) дон Бенедикто Мельник, житель деревни Алойон, продающий свою мельницу в 1220 г.107) и многие другие.108)

Нередко мельницы принадлежали нескольким совладельцам, причем каждый из них свободно мог распоряжаться своей долей и даже отчуждать ее. Случаев продажи прав на часть мельницы pro indiviso с другими владельцами в документах множество. Так, в 1201 г. некий Доминго Петрес ибн Убейд продает 1/8 от 1/2 мельницы на Тахо около Балестерос.109) В 1242 г. продается 1/5 и еще 2/5 от других 2/5 мельницы на Тахо близ плотины в Асомаиль.110)

Обработка виноградников и садов требовала специальных навыков. На винограднике производили следующие работы: копали землю (хафара), вторично пропахивали плугом (сана'а), подрезали лозы (забара) и т. д.111) Производственный цикл виноградников отражен в договорах о насаждении виноградников. Так, в договоре от 1159 г. сказано, что лицо, разводящее виноградник, должно ежегодно копать и перекапывать землю, пропахивать ее вторично, а также подрезать лозы; и так до тех пор, пока виноградник не будет поделен.112) В другом договоре прямо сказано, что арендатор обязан пропахивать виноградник плугом.113) То же самое в документе от 1165 г. — арендатор обязан копать, перекапывать, вторично пропахивать, подрезать лозы, выдергивать лишние, «все в свое время».114)

После сбора урожая плоды давили в специальных давильнях, упоминания о которых встречаются в документах сплошь и рядом. Вино и виноградное сусло хранились в особых погребах.115) Чаны для вина, как и давильни, были обязательной принадлежностью всякого хозяйства.116) Во всех договорах об аренде виноградников арендатор в числе прочего получает и чаны для вина.117) Они упоминаются и в большинстве сделок купли-продажи виноградников. В одном документе названа «мельница, где делается вино».118)

Как виноградники, так и сады были огорожены стенами и тщательно охранялись. О необходимости охраны садов упоминается настойчиво и это понятно: в военное время никто не чувствовал себя и свое имущество в достаточной безопасности.

Под фруктовыми деревьями в саду сажали овощи, а иногда даже злаки. В 1265 г. некий Хуан Садовник и его жена арендовали у каноников собора св. Марии сад в деревне Альгорфелья на срок 2 года, с уплатою 18 мискалей в год в качестве алькабалы. Арендаторы обязаны были работать в саду [60] «согласно обычая [обработки] садов» и могли сажать из овощей и злаков то, что пожелают.119)

Средневековое земледелие с его неразвитой техникой и примитивным полеводством не могло давать значительных и устойчивых урожаев. Нередко случались неурожайные, голодные годы. Тем более это было естественно для страны, в течение длительного времени остававшейся театром военных действий, подвергавшейся разорительным набегам.

В голодном 1193 г. монастырь Сан Доминго через свою аббатиссу был вынужден продать принадлежащий ему дом в Толедо за 120 мискалей, чтобы избежать штрафа за долги, сделанные монастырем в предыдущем неурожайном году, когда цена 4 фанег ячменя и 2 фанег пшеницы доходила до 1 мискаля.120)

Неурожайные годы повторялись довольно часто. В 1199 г. монастырю Сан Педро в Альхисем пришлось продать mesón (постоялый двор) в предместье Толедо за 40 мискалей. Эти деньги монахини истратили на нужды монастыря и на свои собственные нужды, так как они не имели средств даже на пропитание «по причине неурожайности и нищеты, до которой они дошли в предыдущие годы». Чтобы не умереть с голоду, монахини собрались на совет, а затем обратились к каноникам собора с просьбой о разрешении на продажу, и эти последние, зная о нужде, царящей в монастыре, дали свое согласие.121)

Вполне понятно, что положение широких масс народа в такие годы было несравненно более тяжелым.

Нередко из-за нужды крестьяне продавали последний участок земли. В 1185 г. донья Эулалия, жительница деревни Асанья, продает владение (хысс) за 32 мискаля по причине нищеты, в которой оказались она и ее малолетний сын, «чтобы помочь себе в приобретении всего необходимого из пищи и одежды, так как год был голодный, а также, чтобы уплатить долги».122)

В 1198 г. донья Хуста продает участок земли в деревне Даральбелио за 15 мискалей. «Причина продажи — нужда, которую испытывают она и ее дети, и долги, сделанные ею, чтобы приобрести все необходимое иа пищи и одежды в эти голодные годы».123)

Из промыслов было широко распространено рыболовство на реке Тахо. В Толедо существовал рыбный рынок и было множество лавок для продажи рыбы. Часто встречаются упоминания о продавцах рыбы.124)

Нередки случаи отчуждения прав на рыбные ловли. В 1214 г. в округе Альколеа на Тахо продаются права на рыбные ловли (вместе с другими правами), приобретаемые монастырем св. Климента.125) В 1216 г. также продаются права на рыбные ловли на Тахо около Торремоча, округа Талаверы.126) Среди подсобных занятий толедского населения некоторую роль играла охота.

Из других промыслов известна добыча соли. Соляные разработки имелись в деревнях Альхарес, Паралес, Бехарес и др. О способах добычи [61] соли у нас не имеется никаких данных. В Толедо существовал соляной рынок (вместе с зерновым) и были многочисленные лавки для продажи соли. Соляные разработки принадлежали как отдельным собственникам, так и церковным организациям, например, монастырю св. Климента. В 1260 г. аббатисса монастыря св. Климента сдала в аренду жителям деревни Борос Серрано и его брату Доминго Клементе права, которые упомянутый монастырь имел в соляных разработках в Альхарес, на срок 3 года.127)

В документах имеются упоминания о добыче камня. Одна из каменоломен, где добывали камень для строительных целей, была в деревне Манзель Расин.128)

Документы показывают существование экономических связей между городом и деревней. Город был средоточием торговли и ремесла, которое базировалось в значительной степени на сельскохозяйственном сырье. Многие продукты крестьянского хозяйства производились не только для потребления, но и для продажи. Города, а особенно Толедо, были постоянными рынками для сельскохозяйственных продуктов; близость к городу стимулировала развитие товарно-денежных отношений в деревне.

Соседство Толедо наложило отпечаток на экономику центрального района. Оно сказывалось и в более быстром развитии арендных отношений в деревне и в усилении связей крестьянского хозяйства с рынком, в развитии отдельных отраслей сельского хозяйства.

В Толедо (повидимому, и в других городах) существовали специализированные рынки для продажи сельскохозяйственных продуктов: зерновой, винный, мясной, скотный и др. Город изобиловал лавками, где продавались оливковое масло, фрукты, овощи.

Основными товарными культурами, производившимися в значительных количествах, были вино и оливковое масло, которые вывозились в другие области и страны. Вино было главной статьей толедской торговли. На винных рынках существовали специальные лица, контролировавшие правильность торговли.129) Продавалось не только вино, но и виноградное сусло, а также соки, уксус и сушеный виноград.130)

Оливковое масло и в средние века было, повидимому, одним из основных продуктов питания широких масс населения. Перерабатывалось оно не только в городе, но и в деревне при посредстве специальных прессов, действовавших с помощью воды и имевшихся во многих крестьянских хозяйствах.131)

Многочисленны свидетельства документов о торговле хлебом. В Толедо был зерновой рынок — альфондига (альфундук132)), где специальные лица следили за весом продаваемого зерна. Упоминаются также во множестве лавки для продажи муки.133) Пшеница преобладала как рыночный продукт,134) ячмень же потреблялся в основном самим сельским населением. По словам Дублера, хлеба не хватало и во времена арабского владычества, когда его приходилось ввозить из Северной Африки.135) Тем более остро должен был ощущаться недостаток в хлебе в рассматриваемый период, [62] когда из-за войны посевные площади сократились. К тому же в Толедо широкое распространение получили интенсивные культуры — виноград и плодовые.

Специально для продажи выращивались фрукты. Садоводством занимались не только крестьяне, но и горожане; в документах часто встречается эпитет «садовник» — джанан. Некоторые хозяйства были исключительно садоводческими. Фрукты находили хороший сбыт не только в области, но и в других частях страны и даже вне ее пределов. Особенно славились толедские гранаты и виноград, а также миндаль и грецкий орех.136)

Хотя документы редко упоминают о разведении овощей, можно предполагать, что они выращивались в каждом крестьянском хозяйстве. Документы называют много лавок для продажи овощей, неоднократно встречается и эпитет «зеленщик».137) Основными поставщиками овощей в город были крестьяне близлежащих деревень, а также горожане.

Упоминают документы и о торговле скотом и мясом. В Толедо были: скотный и мясной рынки, а также лавки, торговавшие мясом, и бойни, где забивали крупный рогатый скот и овец.138) Неоднократно встречаются мясники, жившие в особых кварталах города.139)

Деревня снабжала город не только продуктами питания. Близость к городу стимулировала производство сельскохозяйственного сырья для его ремесленной промышленности.

Лен и конопля использовались для производства бумаги. Бумажное производство, по словам Дублера, было особенно распространено в Толедо, причем бумага шла не только для внутреннего потребления, но к вывозилась.140) Из конопли, кроме того, делалась веревка.

Не менее развито было в Толедо парфюмерное производство, а также изготовление лекарств. Особенно славились розовые эссенции и масла. В окрестностях Толедо были специальные плантации, где выращивалась роза и производилась первичная обработка ее лепестков. Духи и масла продавались в лавках дрогистов, о которых имеется множество упоминаний в архиве, так же как и о самих ремесленниках-парфюмерах.141)

Город Толедо был известен развитой по тому времени красильной промышленностью. В городе существовал квартал красильщиков.142) Для производства красок употреблялись шафран, вайда и другие растения, разводимые в окрестностях Толедо.

Толедо славился и своим ткацким производством, сырье для которого использовалось как местного происхождения, так и привозное. Из местного сырья известен лен, а также шерсть. По словам Дублера, в Толедо перерабатывался и хлопок.

Большого мастерства достигла в Толедо и выделка кожи. О широком распространении в Толедо кожевенного производства свидетельствует как наличие квартала кожевников, так и название ворот в Толедо (Дар аддиббаг), а также многочисленные упоминания о кожевниках.143) Сырье доставлялось из деревни. [63] Толедские кожевенные изделия весьма ценились по всей Испании и за ее пределами. В качестве основных дубителей употреблялись сумах и дубовая кора, а также голубиный помет или разрубленный инжир. Красили кожу в желтый и красный цвета, причем жэлтая краска добывалась из кожуры граната, красная — из смолы. Дубильни неоднократно упоминаются в документах.144) Многие церковные организации, например, монастырь св. Климента, были владельцами различных мастерских, в том числе и дубилен. Так, упомянутый монастырь в 1176 г. купил половину дубильни вне пределов города около «Железных ворот» за 20 мискалей. Вторая половина дубильни уже принадлежала монастырю.145)

Переработка сельскохозяйственных продуктов производилась не только в городе, но и в деревне. В документах нашло отражение лишь изготовление вина и оливкового масла, но можно предполагать, что и другие виды сельскохозяйственных продуктов также перерабатывались в деревне.

Подводя итоги всему сказанному о хозяйстве толедской деревни, мы можем констатировать, что оно было довольно сложным и многообразным. В нем переплетались различные отрасли: виноделие, садоводство, производство зерновых культур, причем во многих случаях все они сосуществовали в рамках одного хозяйства. Искусственное орошение создавало необходимые условия для развития хозяйства области.

Толедская деревня в рассматриваемый период не знала общинного пользования пахотными землями. Основной хозяйственной единицей являлся двор крестьянина, повидимому, вполне свободного в своей производственной деятельности. Документы не упоминают о характерной для средних веков надельной системе и открытых полях.

Сравнительно высокий уровень сельского хозяйства Толедо — результат напряженного и упорного труда крестьян, возвращавших жизнь разоренным войной землям. Толедский крестьянин, ставший в ходе реконкисты собственником обрабатываемых им земель, был заинтересован в подъеме сельского хозяйства, в повышении производительности труда. Его усилиями пустоши превращались в сады и виноградники, он расширял посевные площади, улучшал обработку полей. Все это обеспечивало общий подъем производительных сил.

Прогресс сельскохозяйственного производства выражался в значительном удельном весе интенсивных культур (садоводство и виноградарство), расширении хозяйственно осваиваемых территорий, улучшении обработки земли, распространении трехполья.

Но средневековая техника и довольно примитивные формы ведения хозяйства не могли обеспечить устойчивых и высоких урожаев. Крестьянское хозяйство нередко становилось жертвой неблагоприятных природных условий.

Развитие товарно-денежных отношений проявлялось в переходе к денежной ренте и усилении торговых связей между городом и деревней (это относится главным образом к центральному — толедскому району). Но не следует переоценивать этого процесса: деревенское хозяйство в значительной мере еще сохраняло свой натуральный характер.


1) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. X, стр. 721-722.

2) Мосарабы (mozarabes) — романская форма арабского слова must'arab — арабизированный. Этим термином в средние века обозначались христиане, населявшие завоеванные мусульманами области Испании и усвоившие арабский язык, быт и другие элементы арабо-испанской культуры, которые они продолжали сохранять и после реконкисты.

Настоящая работа основана на материалах архива толедских мосарабов (Angel Gonzales Раlеnсia. Los mozarabes de Toledo en los siglos XII y XIII, vol. I-IV. Madrid. Instituto de Valencia de Don Juan, 1926—1930), откуда мы извлекаем данные, характеризующие хозяйственную жизнь кастильской деревни (Новая Кастилия) в период реконкисты. Описание архива см. в нашей статье «Материалы архива толедских мосарабов от XII—XIII веков» («Вопросы истории», 1950, № 10).

Все ссылки, где это не оговорено особо, даются на материалы архива по указанному выше изданию Паленсии, причем указывается лишь номер документа.

3) № 134.

4) № 28, 475.

5) № 381.

6) № 281-В, 290, 351, 392.

7) № 993.

8) № 221, 296, 324.

9) Уже то обстоятельство, что на территории одной деревни располагались владения нескольких феодалов, свидетельствует о не особенно крупных размерах каждого из них. Документы рисуют большую раздробленность феодального землевладения в Толедо.

10) № 58, 61, 62, 66, 93, 102, 107, 127, 131, 164, 173, 225, 238, 276, 280, 284, 290, 334, 371, 472, 499, 505, 512, 587, 797 и др.

11) Альгвасил-алькальд — высшая должность в Толедо. Он и верховный судья и правитель. Это объединение функций было узаконено специальным указом короля Альфонса VI после реконкисты Толедо.

12) № 380-bis, 407, 408, 420, 424, 748, 749, 750, 1123.

13) № 49, 84, 143, 246, 345, 593, 598, 601.

14) № 149, 377, 452, 463, 466, 469, 495, 500, 523, 582, 585, 588, 613.

15) Значительное распространение крестьянской аллодиальной собственности в Новой Кастилии XII—XIII вв. объясняется специфическими условиями реконкисты и колонизации.

16) Мы приводим данные за хронологически ограниченный период (приблизительно 50-60 лет).

17) № 61, 62, 66, 93, 102, 107, 125, 127, 131, 164, 173, 178, 197, 208, 218, 225, 232, 238, 276, 279, 280, 282, 284, 290, 293, 320, 331, 334, 349, 357, 370, 373, 402, 422, 445, 955, 967, 983, 985, 1055, 1129.

18) № 592, 622, 636, 640, 643, 646, 649, 661, 678, 681, 682.

19) № 380-А, В, С, Е; 406, 407, 408, 420, 424, 748, 749, 750, 753, 1123.

20) № 178.

21) № 308.

22) № 250.

23) № 693.

24) № 569.

25) № 178.

26) № 565. См. также № 190, 195, 275, 354.

27) № 389-С.

28) № 729.

29) Виноградник, полученный крестьянином по «праву насаждения», был его полной собственностью.

30) № 203.

31) № 254.

32) № 678.

33) Более подробное рассмотрение вопроса о расслоении в толедской деревне выходит за пределы данной работы, посвященной описанию хозяйства этой деревни.

34) По словам Дублера, Толедская область славилась своими виноградниками по всей мусульманской Испании. С. Dubler. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel vom XI. zum XIII. Jahrhundert. Geneva—Zürich, 1943.

35) № 381, 469, 606.

36) № 580, 606, 821.

37) № 469, 654, 962.

38) № 224, 227, 729, 797, 1050.

39) № 743.

40) № 14, 57, 145, 243, 363, 412 и мн. др.

41) № 193, 813.

42) № 26, 129, 177, 204, 219, 317, 429, 442, 469, 491, 654, 803 и др.

43) № 527.

44) № 224, 294, 455, 649, 708, 803 и др.

45) № 177, 193, 249, 729, 803.

46) № 491.

47) № 249, 333, 692, 805 и др.

48) № 615, 918 и др.

49) № 249, 615, 692, 790 и др.

50) № 476, 653, 659 и др.

51) № 28, 476, 659 и др.

52) С. Dubler. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel, S. 57.

53) № 692.

54) № 597.

55) № 228.

56) № 615.

57) J. Klein. The Mesta. Cambridge, 1920.

58) К. Маркс. Капитал, т. I. Госполитиздат, 1954, стр. 517.

59) Description del Afrique et del'Espagne par Idrisi. Ed. R.Dozy. Leyde, 1866. In: L. Torres Balbas. Las norias fluviales. Al-Andalus, vol. V, fasc. 1, 1940, р. 198.

60) L. Torres Balbas. Las norias fluviales, p. 107.

61) Кодо — 47 см. 90 кодов — 42,3 м. Торрес Бальбас считает такой высокий подъем воды неправдоподобно преувеличенным.

62) Lerchundi у Simone t. Crestomatia arabigo-española. Granada, 1881, р. 461. См. также H. Pérès. La poésie andalouse en arabe classique au XI siècle. Paris, 1927, р. 151-152; 204-205.

63) L. Torres Вalbas. Las novias fluviales, р. 466-467. От слова нория происходит название различных населенных пунктов по всей Испании, даже там, где не побывали мусульмане. Таковы Anora в Кордове, Nora в Леоне и Овиедо, Nora в Мурсии и т. д. В Толедо — Azana от as-suniya, синонима нории, в Бургосе — Nora и др. Впоследствии слово нория в испанском языке означало «водокачка, колодец», слово же azana (синоним нории) — «водяная мельница». L. Torres Ваlbas. Las norias fluviales, p. 465.

64) Слово rota означает нория. Документ написан по-латыни, ниже дан арабский текст.

65) № 968.

66) A. G. Раlеnсia. Noticias sobre d. Raymundo Arzobispo de Toledo. Цит. по статье L. Torres Balbas. Las norias fluviales, p. 200.

67) № 1041.

68) № 810.

69) № 813.

70) № 448.

71) № 143.

72) № 1054.

73) № 28.

74) № 222.

75) № 203.

76) № 1034.

77) № 672. См. также № 754, 758, 780 и 797.

78) № 72, 262, 432, 433, 438.

79) В. И. Лучицкий. Поземельная община в Пиренеях. «Отечественные записки», 1883, № 12, стр. 501.

80) № 8.

81) № 672.

82) № 162, 262.

83) № 379.

84) № 199. См. также № 213 и др.

85) № 205. См. также № 237, 357, 514, 569, 592 и др.

86) № 744.

87) № 66.

88) № 373.

89) № 820.

90) № 692. См. также № 615 и 680. Мерой зерна служили кахис и фанега, в кахисе было 12 фанег. Существовали два вида фанег: большая и малая, старинная.

91) № 333.

92) № 532.

93) № 909.

94) № 919.

95) № 921.

96) С. Dublеr. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel..., S.78.

97) № 191.

98) № 20.

99) № 422. См. также № 225 и 393.

100) № 915.

101) № 615.

102) № 5.

103) № 282.

104) № 282. См. также № 290, 494-А и В.

105) № 179.

106) № 531.

107) № 456.

108) № 292, 546, 572, 590 и мн. др.

109) № 307.

110) № 554.

111) № 363, 789, 909, 928-933.

112) № 928.

113) № 932.

114) № 929.

115) № 363.

116) № 223, 239.

117) № 909.

118) № 514.

119) № 918.

120) № 249. Представление о росте цен на хлеб в голодные годы дает следующее сопоставление. В 1192 г. стоимость 2 фанег пшеницы или 4 фанег ячменя равнялась 1 мискалю. В это же время в деревне Негрос был продан участок земли за 1 1/2 мискаля (№ 224); двор с садом и голубятней в деревне Кобиса за 3 мискаля (№ 226).

121) № 291.

122) № 165.

123) № 281.

124) № 85, 152, 179, 191, 322, 430, 680, 625, 711, 726, 826, 1099.

125) № 448.

126) № 433.

127) № 1014.

128) № 15.

129) № 489, 594, 657 и др.

130) С. Dublеr. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel..., S. 55.

131) № 313, 520, 657, 678 и др.

132) № 329, 449, 451, 558 и др.

133) № 77, 619 и мн. др.

134) Об этом свидетельствует и употребление слова пшеница в качестве родового понятия «зерно».

135) С. Dubler. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel..., S. 53.

136) С. Dublеr. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbinsel..., S. 55.

137) № 28, 476, 653 и др.

138) № 586, 684, 709.

139) № 80, 84, 100, 112, 141, 210, 303, 306, 312 и мн. др.

140) С. Dublеr. Über das Wirtschaftsleben auf der iberischen Halbnsel..., S. 84. Бумага, на которой написаны документы архива толедских мосарабов, была местного производства. Там же, стр. 82.

141) № 90, 96, 215, 479, 498 и др.

142) № 57, 95, 217, 219, 309, 358, 383, 396 и др.

143) № 30, 124, 738 и др.

144) № 124.

145) № 125, 323, 325, 370, 489, 549, 600, 615, 645, 698 и мн. др. Здесь мы коснулись лишь некоторых сторон ремесленного производства в Толедо, так как более подробное его описание выходит за пределы нашей темы.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


По вашему желанию ресторан для банкета на лучших условиях.