Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Пичугина И.С.
О положении крестьянства Леона и Кастилии XII—XIII веков (по данным фуэрос)

Средние века. Вып. 21. 1962.
[49] – конец страницы.
OCR: Bewerr.

Настоящая статья ставит целью осветить, исходя из данных местных фуэрос, опубликованных известным испанским историком Эдуардом Инохосой,1) некоторые стороны экономического положения крестьянства Леона и Кастилии XII—XIII вв. Несмотря на то, что издание документов, предпринятое Инохосой, сорокалетней давности, оно до сих пор сохраняет исключительно большое значение. Недаром известный испанский буржуазный историк Ф.Сольдевила в первом томе своей «Истории Испании» указывает на публикацию Инохосы как на основную (наряду с собранием фуэрос Муньоса2)) для изучения социальной истории Леона и Кастилии эпохи средних веков.3) Преобладающее число документов, собранных Э.Инохосой, относится к XII—XIII вв. В большинстве своем они извлечены из Национального исторического архива Испании (Archivo Histórico Nacional).4) Некоторые документы, как наиболее характерные и яркие, взяты Инохосой из других публикаций (в частности, приведено несколько документов из коллекции Муньоса).

В советской медиевистике нет ни одного исследования по истории крестьянства Кастилии XII—XIII вв., построенного на материале фуэрос и поселенных хартий. А между тем для изучения социальной истории средневековой Кастилии эпохи реконкисты местные фуэрос — своеобразные хартии вольностей, в которых отражены права и привилегии, платежи и повинности жителей многочисленных поселений городского и сельского типа, — имеют огромное значение.5) [49]

Появление и широкое распространение фуэрос и поселенных хартий в период реконкисты, особенно начиная с XIв., было связано с необходимостью хозяйственного освоения земель (опустошенных за столетия почти беспрерывных военных действий) и защиты их от новых нападений со стороны враждующих христианских феодалов. Колонизация земель Кастилии, отвоеванных у мавров, в основном была осуществлена выходцами из северных областей Испании (Астурии, Галисии, Кантабрии).6) К ним присоединились мосарабы из Андалусии и Толедо, которые стремились обрести и этих областях «свободу и средства к жизни».7) Для того, чтобы отстоять свою свободу в борьбе с арабами и противостоять натиску сеньоров, поселенцы часто организовывались в самостоятельные общины и добивались впоследствии юридического оформления своих прав и привилегий в поселенных хартиях и фуэрос (cartas pueblas, cartas de población, fueros, franquezas privilegios).

Для привлечения возможно большего числа поселенцев король и отдельные феодалы (как светские, так и церковные) были вынуждены и сами предоставлять жителям вновь возникающих поселений определенные привилегии, также закреплявшиеся в многообразных фуэрос.8) Почти каждый город и прилегающие к нему деревенские общины, местечки, селения (villa, consejo, ayuntamento, lugar, aldea) имели свои фуэрос.

Между фуэрос и поселенными хартиями существует некоторое различие (хотя оно и далеко не всегда четко прослеживается): первые юридически оформляли права и привилегии, которых добилось население отдельных городских и сельских общин и местечек, и фиксировали сеньориальные права в этих населенных пунктах; вторые же представляли собой грамоты об уступке тем или иным сеньором определенных земельных владений в пользу новопоселенцев, признававших себя зависимыми людьми данного сеньора и обязывавшихся выполнять известные повинности. Изменить содержание фуэрос и поселенных хартий сеньор имел право только с согласия всех жителей данного места.

* * *

Своеобразная историческая обстановка Леона и Кастилии XII—XIII вв., на которой лежала печать постоянной военной напряженности,9) нашла отражение почти во всех фуэрос и поселенных хартиях. В них очень большое внимание уделяется военной службе и налогам, связанным с несением воинской повинности. Например, жители Овьедо и Нора-а-Нора должны были и случае войны являться по первому зову и идти в сражение, сохранняя каждый свое знамя.10) В некоторых случаях подробно [50] устанавливался размер платежей, которыми облагались жители, если они не несли воинской повинности.11) С другой стороны, если человек принимал участие в военных действиях в течение двух или трех месяцев, он освобождался от сеньориальных платежей, обязательных для остальных жителей данного местечка.12)

В фуэрос обычно твердо определяется размер платежей и повинностей. Исключение делалось лишь в том случае, если речь шла о возведении и починке укреплений или если побор был вызван обстановкой военного времени, — в этом случае он мог устанавливаться произвольно.13) Все это свидетельствует о том, что жители Кастилии и Леона принимали или личное участие в военных действиях против мавров и в столкновениях феодалов друг с другом (исключения делались крайне редко, в основном они относились к рабам, клирикам, евреям и сарацинам), или вносили определенную денежную сумму на военные предприятия. Непосредственное участие и реконкисте вооруженных крестьян (большей частью в качестве пеших воинов, но иногда и в качество конных) и заинтересованность королевской и сеньориальной власти в их участии повлекли эа собой многочисленные пожалования привилегий местечкам, особо отличившимся во время военных действий или подвергшихся сильному разорению.14)

В фуэрос нашла яркое отражение но только военная, но и колонизационная сторона реконкисты. Даже при поверхностном знакомство с содержанием фуэрос и поселенных хартий бросается в глаза крайняя заинтересованность представителей господствующего класса в экономическом освоении возможно большего количества земель.

Основным моментом при привлечении на поселение является предоставление личной свободы. Так, Хуан II, епископ Мондоньедо, в 1250г. жалует фуэро тем, кто населяет горную долину Руа, с предоставлением личной свободы как ее нынешним обитателям, так и тем, кто позднее придет жить в названное место.15) Иногда устанавливается число поселенцев (pobladores), на которых распространяются пожалованные привилегии. Командор ордена св.Хуана в Консуэгра Руй Перес жалует в 1238г. фуэро 74 поселенцам в Мадридехос,16) а епископ Леона дон Манрике жалует поселенную хартию с предоставлением личной свободы 30 поселенцам (pobladores) Виллафронтин.17) В обоих случаях указывается, однако, что пожалованные фуэрос будут действительными для всех, кто захочет поселиться в этих местечках. Во многих других фуэрос отмечается, что они действительны как для теперешних, так и для будущих жителей названных мест.18) Иногда подчеркивается, что крепостной [51] человек, проживший в течение года в местечке, которому пожаловано фуэро, становится лично свободным.19)

На положение жителей поселений, получивших поселенные хартии и фуэрос, не могло не оказать влияния существование в Испании этого периода свободных крестьянских общин типа бегетрий. Права и привилегии, которыми обладали члены этих общин, были притягательной силой для основной массы зависимого крестьянства. Ряд cartas pueblas показывают, что сеньоры, привлекая поселенцев на новые земли, жаловали всему местечку или отдельным его жителям свободы и права, присущие членам бегетрий. Так, король Альфонс IX, освобождая 4 августа 1228г. все население Sierra de Aguiar, как мужчин, так и женщин, от личной зависимости и от повинностей, которые были с ней связаны, предоставляет право бегетрий «от моря до моря», что фактически означало дарование им полной личной свободы.20) Граф Гарсиа Ордоньес и его жена Уррака, фиксируя в 1104г. юридическое положение жителей Фреснилло, подтверждают их право обладать свободами, присущими бегетриям.21)

Гутьер Фернандес и его жена Тода Диас в 1225г. подтверждают личную свободу жителей Сан-Себриан и их право на бегетрию, которое с данном случае толкуется следующим образом: «Каждый житель может уйти, куда ему заблагорассудится, закрыв при этом дверь своего дома. По его возвращении все его имущество будет сохранено».22) Подобное положение не означает, что жители Сан-Себриан были безгранично свободны: обладая полной свободой передвижения и правом на движимое имущество, они пользовались ограниченным правом на земельный участок (могли продать его только жителям своей виллы, причем право преимущественной покупки принадлежало сеньору23)), должны были вносить определенные платежи и выполнять отработочную повинность в пользу сеньора.24) Эти черты сближают данное поселение с поселениями, не имеющими прав бегетрий.

В 1168г. король Альфонс VIII предоставляет ряд привилегий вилле Llanes,25) часть жителей которой обладала правом бегетрий. Король дарует освободительную грамоту всем жителям, как светским, так и клирикам.26) Особо оговаривается, что соларьего (зависимый крестьянин) какого-либо caballero, отныне подчиняется в пределах самой виллы и в округе только fuero Llanes. Такому крестьянину предоставляется право личной свободы вплоть до возможности ухода от сеньора за пределы данного местечка. При этом соларьего может продать свой участок в пределах Llanes, причем на этот участок и впредь распространяется фуэро виллы. Но если крестьянин продает землю своему бывшему сеньору (за которым закреплено право преимущественной покупки), тот как благородный не должен нести никаких платежей, обязательных для остальных крестьян (foreros).27) [52]

В некоторых случаях, в основном при заселении христианами пограничных территорий, поселенцы получали те или иные привилегии. Большой интерес в этом отношении представляет пожалование Альфонсом X в 1257г. земель в villa Requena и предоставление огромных льгот 90 конным и пешим воинам (cavalleros, escuderos fijosdalgo, peones), которые поселятся в крепости Requena и прилегающих к ней деревушках (aldeas) и будут обрабатывать там земли.28) Во-первых, им, их детям, внукам и тем, кто им наследует, жалуется полная свобода;29) во-вторых, им предоставляется право покупки земельных участков у мавров (причем точно определяется, на какую сумму может купить каждый из них: cavallero fidalgo — на 150 мараведис, peon — на 50 мараведис30)) ; в-третьих, по истечении десятилетнего срока с момента пожалования фуэро эти земли поступают в полную собственность их владельцев с правом продажи, дарения, завещания.31)

Привлекая зависимых крестьян на новые земли, сеньоры обычно предоставляли им личную свободу и отменяли повинности, свидетельствующие о личной зависимости. В первую очередь уничтожались права сеньора на выморочное имущество крестьянина (mañeria), на лучшую голову скота при вступлении крестьянина в права наследования (nuncio). Так, Гутьерр Диас и его жена Тереза в 1181г. освобождают поселенцев в Villavaruz de Rioseco от подчинения праву «мертвой руки» и праву на лучшую голову скота.32) Подобного освобождения добились в 1271г. также жители Sotosgudo.33)

Жители Villafrontin в 1201г. освобождаются от mañeria и homicidium без какого-либо выкупа.34) В других случаях освобождение от mañeria предоставлялось за определенный выкуп. Так, поселенцы Корнудилла и жители Селаперлата (владения монастыря Онья) должны, согласно фуэро, выплачивать за освобождение от mañeria 5 солидов.35)

Аналогично этому в фуэро селения Альфондеги (орден Калатрава) от 23 марта 1268г. устанавливается точно размер выкупа для каждого жителя за предоставление личной свободы (otrosi nos han de dar por fuero que les franqueamos): тот, кто имеет имущество стоимостью в 20 мараведис, платит 5 солидов, при имуществе в 10 мараведис — 2 1/2 солида, при имуществе в 5 мараведис — 15 денариев.36)

В фуэро часто фиксируется освобождение от ответственности за преступление (homicidium) другого человека, живущего на территории данного владения. Такое освобождение было дано, например, в 1187г. поселенцам монастыря Онья и в 1190г. зависимым от него крестьянам (collazos).37)

Сеньоры всячески стремились создать экономическую заинтересованность у новых поселенцев. Поэтому, помимо отмены ряда платежей, [53] повинностей и «дурных обычаев» (foros malos),38) они иногда освобождают поселенцев от уплаты различных сеньориальных платежей в течение одного года с момента поселения39) и освобождают от побора в случае женитьбы (эта привилегия устанавливается обычно на десятилетний срок с момента создания поселения).

Судя по данным фуэрос и поселенных хартий, можно полагать, что значительная часть крестьян Леона Кастилии XII—XIII вв. добилась права относительно свободного перехода от одного сеньора к другому. В фуэрос часто делается оговорка, что число жителей того или иного местечка могло увеличиваться за счет пришельцев извне. При уходе крестьянина за ним сохранялось принадлежавшее ему движимое имущество, которое он мог взять с собой или продать.40) Иногда крестьянин мог при уходе забрать плоды урожая со своего участка.41) Но на практике свобода передвижения крестьян несколько ограничивалась (выплата денежного взноса при переходе,42) иногда потеря части движимого имущества43)). Кроме того, личная свобода, очевидно, распространялась не на все слои крестьянства. Еще в конце XI и в XIIв. существовали рабы-сарацины.44) В качестве объекта дарения фигурировали и крестьяне (но вместе с земельным участком).45) В 1207 г. Inés Gómez передает монастырю св.Марии в Агиляр двух зависимых крестьян (collazos) со всем их движимым и недвижимым имуществом в обмен на коня стоимостью в 30 мараведис.46) Король Альфонс IX (1188—1230 гг.) издал декрет, по которому лично зависимые крестьяне (iunior de cabeza) не имели права менять своего места жительства.47)

Но самым большим препятствием свободному выбору места жительства леонскими и кастильскими крестьянами XII—XIII вв., препятствием, лишавшим их экономической самостоятельности и независимости, было отсутствие у них аллодиальной собственности на землю. Очевидно, не следует в большинстве случаев считать крестьянский heredad (так в фуэрос и других кастильских источниках XII—XIII вв. определяется земельный участок, возделываемый крестьянином) свободной крестьянской аллодиальной собственностью.48)

Наиболее распространенные термины в фуэрос и поселенных хартиях для обозначения крестьян Леона и Кастилии этого периода — pecheros49) и foreros. Эти люди несли в пользу сеньора, на земле которого они жили, определенные повинности и платежи. Привилегированное сословие, как правило, не несло платежей.50) Об освобождении дворянства от повинностей [54] говорится в акте короля Альфонса X о даровании различных вольностей и привилегий рыцарям Мадрида.51) О том, что лица, принадлежавшие к господствующему классу, не участвовали в исполнении повинностей, свидетельствуют также постоянные запрещения со стороны земельных собственников продавать рыцарям, клирикам и другим представителям привилегированных сословий земли pecheros и foreros, так как сеньор не хотел расставаться с доходами, которые он взимал с податного населения. Земля могла быть продана только такому человеку, который обязывался нести все те платежи и повинности, что и продавец земли.

Платежи и повинности крестьян в пользу феодалов, исключительно многообразные по размерам и характеру, детальнейшим образом излагаются в фуэрос. В этом смысле фуэрос и поселенные хартии дают очень интересный материал для определения степени феодальной эксплуатации податного населения в Испании изучаемой эпохи. В данной статье мы касаемся лишь основного из крестьянских платежей, который платили крестьяне деньгами и натурой в знак признания прав собственности сеньора на землю (heredad). В источнике этот платеж большей частью называется infurción. Но иногда, если платежи производились осенью, в день праздника св.Mapтина, они назывались martiniega,52) а если весной, в марте, то — marzadga.53)

Рассмотрим наиболее характерные документы, говорящие о выполнении этого платежа. В фуэро деревни Альфондега (1268г.), принадлежавшей ордену Калатрава, точно регламентируется размер платежей, которые обязаны вносить ее жители в зависимости от своих доходов. Право получении этих платежей обосновывается в фуэро тем, что земля, обрабатываемая ими, принадлежит ордену.54) По всей вероятности, население ее, в прошлом лично зависимое от ордена, в настоящий момент получило освобождение за выкуп,55) но продолжало нести тяжелое бремя повинностей, в частности бремя десятины.56) Такая же подробная регламентация платежей содержится в фуэро местечка Сальвалеон (1253г.), расположенного на территории ордена Алькантара.57) В других деревнях размер указанного платежа (как и других повинностей) зависел от числа и стоимости вьючных и тяглых животных. Так, магистр ордена Калатрава Мартин Родригос установил в 1230г., что жители, имеющие одну упряжку быков или упряжку вьючных животных (acémilas) стоимостью в 30 мараведис, или же одну упряжку быков и вьючных животных стоимостью в 40 мараведис, платят 1 мараведи в год. Если стоимость быков ниже, платежи соответственно сокращаются.58) Если же число животных и их оценка выше [55] 40 мараведис, платежи тем не менее остаются прежними (1 мараведи в год). (Такие установления, очевидно, могли способствовать развитию имущественной дифференциации в кастильской деревне). В фуэро местечка Агуэро (1224г.) размер платежей также устанавливался пропорционально количеству голов скота в том или ином хозяйстве.59) Помимо денежных взносов, каждый житель обязан четыре раза в год работать со своим скотом на сеньориальном домене (поднимать пар, сеять, косить, молотить60)). При отсутствии тяглого скота крестьянин привлекался к личному участию во всех этих работах.61)

В ряде случаев величина указанного платежа была весьма велика. Так, жители Алькоба, расположенного во владениях монастыря Саагуна, должны были отдавать аббатству пятую часть урожая и, кроме этого, платить два раза в год по 18 денариев (1220г.).62) В других владениях того же монастыря Саагун, в местечко Сан-Лоренте де Парамо (1262г.), жители вносили в качестве поземельного платежа 2 солида и по две четверти зерна за каждый земельный участок к празднику св.Мартина,63) а также несли отработочные повинности.64)

Иногда размер платежа зависел от того, имеет житель деревни упряжку быков или нет. В фуэро деревни Мадридехос, принадлежавшей ордену Калатрава (1238г.), говорится, что если крестьянин пашет на быках или на других животных, то пусть платит к празднику св.Мигуэля половину мараведи, а кто не имеет тяглого скота — платит четверть мараведи. Но и здесь житель, имевший две упряжки, платил не больше половины мараведи;65) зажиточный крестьянин оказывался таким образом в более выгодном экономическом положении по сравнению с остальными жителями местечка. Случалось, что размер поземельного платежа устанавливался не для всех жителей селения,66) а лишь для тех, которые подчинялись данному фуэро. Так, 12 человек из деревни San Tirso (владения ордена Сант-Яго) должны каждый давать к празднику св.Мартина по половине мараведи.67)

Мы ужо упоминали, что, кроме уплаты значительного денежного взноса и натурального оброка,68) который составлял подчас десятую69) и даже пятую часть урожаи, крестьяне многих деревень и местечек несли отработочные повинности. В ряде случаев они были довольно тяжелыми. Так, жители монастыря San Miguel de Escalada работали в монастырском хозяйстве во время уборки хлеба и сбора винограда еженедельно один день, [56] а после сбора урожая — два дня в месяц (1173г.).70) Во время барщины приор монастыря должен снабжать крестьян хлебом (пшеничным и ржаным), вином и мясом.71) В некоторых хозяйствах крестьяне работали на господской земле 15 дней в году.72) Жители Vilanova два дня в месяц работали со своими быками и один день без них; не имевшие быков либо выполняли ручные работы, либо использовали чужих животных.73) Жители Агуада также выполняют полевую барщину в монастырском хозяйстве Осера, работая в определенные дни года со своим скотом (1207г.).74) Иногда барщина была не столь велика. Жители Корнудилла (монастырь Онья) работали на монастырь только два дня в году (во время пахоты и посева). В эти дни они получали хлеб, вино и мясо.75) В фуэрос отразились также попытки крестьян оградить себя от произвола сеньора в установлении объема барщин. Так, в одном из документов указывается, что если сеньор своевременно не потребовал исполнения ежемесячных барщин, он уже не имеет права востребовать их в следующем месяце.76)

Многочисленные данные фуэрос и поселенных хартий о феодальных платежах и повинностях свидетельствуют, как нам кажется, о том, что хотя кастильский крестьянин не был крепостным в полном смысле этого слова,77) степень его феодальной зависимости была достаточно велика.

Фуэрос и поселенные хартии содержат также сведения о баналитетных правах феодальных землевладельцев. Так, например, орден св.Хуана имеет в местечке Консуегра свою печь, где выпекают хлеб местные жители. Причем за выпечку 30 хлебов они должны отдавать ордену один хлеб (de treinta panes el uno).78) Если кто-нибудь из жителей захочет, он может сделать печь в своем доме, но не должен допускать, чтобы другие жители пекли у него хлеб. Если они все-таки пекут, и это будет доказано, данный житель должен заплатить в качестве штрафа один мараведи и разрушить свою печь.79) Орден Калатрава имеет в местечке Мигуельтура свою печь, винный пресс, бойню и хранилище для муки, которыми, очевидно, пользуются жители деревни.80) В фуэро села Алондига, принадлежавшего ордену Госпитальеров, сказано, что если орден имеет печь, то жители обязаны в ней выпекать хлеб и вносить за это соответствующие платежи.81)

Как указывалось, большая часть крестьян Леона и Кастилии XII—XIII вв. являлась владельцами, а не собственниками земельных участков, которые они обрабатывали. Владельческие права кастильского и леонского [57] крестьянина XII—XIII вв. на землю были довольно широкими. Крестьянин мог продавать свой надел или передать его по наследству своим потомкам или соседям, подчиняющимся тому же фуэро, что и он сам, реже — чужаку, при его согласии нести все полагающиеся платежи и повинности.82) Такие распоряжения относительно heredad содержатся в фуэро жителей Альфондеги, согласно которому крестьянин мог купить, продать, заложить свой heredad, но только человеку, находившемуся в зависимости от ордена Калатравы.83) Житель виллы Алсова (орден Сант-Яго) также имел право продать свой участок, но только вассалу ордена, подчиненному такому же фуэро.84) Жители местечка Salvaleon (1253г.) обладали правом личной свободы и при желании могли уходить на другое место, предварительно продав земельный участок человеку, зависимому от ордена, но ни в коем случае не рыцарю и не клирику.85) Аналогично содержание фуэро Сан-Лоренте, которое предоставляло крестьянину возможность уйти от своего сеньора, предварительно продав одному из его вассалов долг и земельный участок (дом — в течение девяти дней, a heredad — в течение одного года).86) Иногда продажа участка разрешалась только спустя год после его приобретения и после постройки нa этом участке дома.87)

Приведем еще несколько примеров, в которых говорится, что продажа heredad возможна лишь при условии сохранения всех повинностей и платежей, которыми обложен данный земельный участок. Житель Виларенте обязан, если он хочет уйти из данного места, продать или подарить свой участок земли тому, кто подчиняется местному фуэро.88) Если же он этого не сделает и продаст участок против воли совета и монастыри кому-нибудь из их жителей, подчиненных другому фуэро, он вообще теряет свой участок и должен уйти из виллы.89) Жители Виланово, согласно фуэро 1215г., могли продать свой heredad только жителю этой виллы.90) Крестьяне деревни Виллафронтин имели право продать свои heredad только тому, кто будет выполнять данное фуэро.91) Такие же порядки существовали в местечке св.Михаила (1187г.).92)

Феодальный собственник всячески стремился не только оградить свои доходы с земли, но и умножить их любым способом. 15 фуэро Сан-Лоренте-де-Парамо (1202г.) сказано, что если heredad будет продаваться одним из жителей местечка другому, первый «должен сохранить свое фуэро» (no se pierda el fuero), т.е. с него, как и прежде, должны поступать [58] определенные платежи в пользу сеньора.93) Если же участок продается не целиком, а по частям, то поземельный побор и другие платежи должны взиматься с каждой вновь образованной части.94) В отличие от этого, в случае приобретения одним из братьев-сонаследников земельного держания дополнительной доли, которая принадлежала другому брату, платеж взимается в одинарном размере, и только с одного из братьев. Отдельное фуэро с каждого из братьев будет взиматься только после того, как они «встанут на ноги» и обзаведутся собственным хозяйством,95) т.е. когда их держания превратятся во вполне надежные объекты для извлечения новых доходов. Подобным же образом братья, живущие в одном доме, выполняют «одно фуэро», а если они почему-нибудь (например, из-за вражды) разделятся, каждый из них должен выполнять самостоятельно все повинности, вытекающие из фуэро.96)

В первые века реконкисты, когда сохранялся значительный резерв пустующих земель, крестьянин мог уходить от сеньора, оставив (или передав) ему или своим соседям (vecinos) земельный участок. Зато в последующее время в связи с прекращением расширения территории Кастильского королевства и прекращением внутренней колонизации дальнейшее ограничение свободы отчуждать земельные держания сыграло важную роль в ухудшении социального положения крестьян, так как теперь они силой обстоятельств вынуждены были оставаться во владениях собственника земли.

Само по себе юридическое оформление прав и вольностей, платежей и повинностей крестьянства и запрещение нарушать эти установления под страхом огромного штрафа (величина штрафа, имевшего, быть может, больше символическое, чем реальное значение, достигала 1000 мараведис) было прогрессивным явлением. Благодаря этой фиксации для крестьянства создавалась какая-то возможность оградить себя от полного произвола и посягательствах на свои права со стороны королевской власти и сеньориальной знати, от произвола во взимании старых платежей и повинностей и установлении новых.

Освобождению крестьянства Леона и Кастилии от личной зависимости и точной фиксации платежей способствовало особое развитие различных общинных институтов, особенно вольных крестьянских общин-бегетрий. Очевидно, возрождение общинных институтов объясняется не только специфическими условиями реконкисты, но и стойкостью пережитков древней общины-марки в этих областях Испании. Рассматриваемые фуэрос из собрания Инохосы содержат небольшой материал и по этому вопросу. В фуэрос подчеркивается, что все жители того или иного местечка или группы деревень должны иметь общее пастбище и лес.97) Община регламентирует сельскохозяйственные работы,98) следит за тем, чтобы не [59] было посягательства со стороны отдельных жителей поселения на общинные пастбища.99) В одном из фуэро за порчу скотом виноградника или сада устанавливается штраф,100) но в то же время подчеркивается, что если скот вошел в пахотный участок, который был открытым, то ответственности за это не несут.101) Существование подобной правовой нормы, возможно, объясняется пережитками системы открытых полей. В фуэрос содержатся запрещения выступать против членов общины. За нарушение этого положения устанавливается большой штраф.102) Быть может, данное постановление является свидетельством столкновений внутри общины, порожденных развитием имущественной дифференциации.

* * *

Фуэрос и поселенные хартии из коллекции Э.Инохосы представляют собой ценнейший материал для характеристики социального и экономического положения крестьянства Леона и Кастилии XII—XIII вв. Тем не менее их данные должны быть проверены и дополнены картулярным материалом, в сочетании с которым только и может быть выяснена во всей своей сложности история крестьянства этих областей и может быть объяснено, почему оно в своей массе никогда не знало таких тяжелых форм крепостничества, которые сложились в остальных частях Пиренейского полуострова в эпоху средних веков. [60]


1) Eduardo de Hinojosa. Documentos para la historia de las instituciones de León y de Castilla (siglos X—XII). Madrid, 1919. Следует отметить, что публикация Инохосы до недавнего времени отсутствовала в наших книгохранилищах.

2) Т.Muños у Romero. Colección de fueros municipales y cartas pueblas de los reinos de Castilla, León, Corona de Aragón y Navarra, t.I. Madrid, 1847. Публикация Муньоса остается, к сожалению, недоступной нашим медиевистам.

3) F.Soldevila. Historia de España, t.I. Barcelona, 1952, p.193.

4) В настоящее время часть их, например, картулярий монастыря Онья, из которого Инохоса приводит несколько документов, уже полностью изданы (Cartulario del monasterio de Оñа, t.I—II. Madrid, 1951—52).

5) Фуэрос были распространены не только в Кастилии, но и в Наварре, Арагоне, Галисии, Португалии и Каталонии. На их роль в средневековой жизни Испании обратил внимание еще В.К.Пискорский. В кратком очерке истории Испании и Португалии, где несколько страниц (стр.43—45) посвящено характеристике фуэрос, он, и частности, писал: «Вследствие своего богатства и разнообразия испанские фуэросы не поддаются какой-либо общей характеристике пли определенной классификации. Содержание их бесконечно варьируется в зависимости от условий места и времени. Можно только сказать, что все свободные гражданские и политические учреждения средневековой Испании, отличающиеся таким своеобразием, берут свое начало в фуэросах ранней «реконкисты»» (В.К.Пискорский. История Испании и Португалии. СПб., 1902, стр.44).

6) «La reconquista у repoblación en España». Madrid, 1952, p.172.

7) C. Sanches-Albornoz. Las behetrías. Sus encomendación en Asturias, León y Castilla.— «Anuario de Historia del Derecho Español», t.I, Madrid, 1924, p.197—198.

8) Hinojosa, p.173. 175. 153, 113 etc.

9) Следует отметить, что для данного периода истории Кастилии смуты и раздоры среди господствующего класса играли не менее отрицательную роль, чем арабские вторжения. См. Р.Альтамира-и-Кревеа. История Испании, т.1. М., 1951, стр.141—154), 172—202; В.К.Пискорский. История Испании и Португалии, стр.49—52; C.Sanches-Albornoz. Las behetrías. В кн.: «La reconquista y repoblación en España», Madrid, 1952.

10) Hinojosa, p.154 (1243г.). Такие же обязанности лежали на жителях Мигуельтуры (1230г.), которые должны были являться на войну под командованием магистра ордена Калатрава (Hinojosа, р.150). Подобных примеров можно привести довольно много (ibid., р.179, 84, 115, 153 и т.д.). Иногда в качестве особой привилегии то или иное поселение освобождалось от уплаты военного налога (fonsadera).

11) Hinojosa, p.84; аналогичные данные содержатся в привилегиях villa de Llanes от 1 октября 1168г. — см. Colección de privilegios, t.V, p.78.

12) Подобная привилегия содержится, например, в фуэро, пожалованном архиепископом Толедо жителям Бриуэга (1221—1229 гг.) (Hinojosa, р.139).

13) Hinojosa, р.161. В отличие от этого правила жителям villa Llanes в качестве особой привилегии даруется право не платить чрезвычайные платежи (Colección de privilegios, t.V, p.70).

14) Король Фердинанд IV в 1306г. жалует ряд привилегий вилле Вадокондес — «бегетрии от моря до моря» — за большие убытки и бедствия, которые понесли ее обитатели, и за большое количество крови, которую они пролили (Colección de privilegios, t.VI, p.70). Аналогичное освобождение от части существенных платежей содержится в привилегии Альфонса X (1258г.) жителям Gormas (ibid., p.176) и жителям Puebla de Monteagudo (1263г.) (ibid., p.177—179).

15) Hinojosa, p.150.

16) Hinojosa, p.151.

17) Hinojosa, p.100.

18) В фуэро жителей Santa Maria de Cortes (1180—1182 гг.) говорится: «...damus et concedimus has instituciones seu consuetudines in presentí pagina scriptas populatoribus ville nostre que dicitur Sanctam Maria de Cortes tam presentibus quam futuris» (Hinojosa, p.84); см. также p.64, 74, 87 и т.д.

19) Hinojosa, p.60.

20) Hinojosa, р.136: «...manumitto sive quito omnes de terra de Aguiar tam masculos quam feminas a servitute, qua mihi subiecti erant, eos ab omni servitutes penitus liberans et absolvens, concedens etiam eis, ut sint benefetrie de mare usque ad mare».

21) Hinojosa, p.147, art.13.

22) «Et si aliquis morator ville necesitatem habuerit, habeat benefetria et atquirat suum profectum in qualcumque parte voluerit ire, et claudat portam sue domus et quando venerit ad Sanction Ciprianum omnia sua salva fiant» (Hinojosa, p.52, art.7). Право бегетрий подтверждено также и в параграфе 13 того же фуэро (Hinojosa, р.53).

23) Hinojosa, р.52, art.8.

24) Hinojosa, p.53, art.15, 17.

25) Colección de privilegios, t.V, p.68—81.

26) Colección de privilegios, t.V, p.80.

27) Colección de privilegios, t.V, p.79.

28) Hinojosa, p.166—l67.

29) Hinojosa, p.166—167: «...que los hayan libres et quitos, ellos et sus fijos et sus nietos, et los que dellos vinieren que lo suio ovieren de heredar...».

30) Старинная испанская монета; 82тыс. maravedis = 1млн. pesetos.

31) Hinojosa, p.167: «...pero en tal manera, que lo non hayan poder de lo vender, ni de lo empeñar, ni de lo enagenar del dia que este nuestro privilegio fuere fecho fasta diez años; et de los diez años adelante, que fagan dello todo lo que quisieren como de lo suyo mismo».

32) Hinojosa, p.82, art.1: «Ut illi homines, qui ibi populati sunt in nostra hereditate vel ad populandum ibi venerint, non pectent nuncium, nec maneria...».

33) Colección de privilegios, t.V, p.184; аналогичное указание см. ibid., p.180.

34) Hinojosa, p.101, art.6: «Homicidium raptus, maneria nullo modo exigatur». См. также ibid., p.105, 97, 84, 95.

35) Hinojosa, p.87, art.3.

36) Hinojosa, p.176—177, art.2.

37) «Quicumque homicidium fecerit, pectit de suo, et allii non pectent» (Hinojosa, p.87, art.2; p.91, art.8.

38) Hinojosа, p.82.

39) Hinojosa, р.159, art.9; p.78, art.7: «Et ipsi populatores qui in Barroco Pardo venient, non dent istum forum donec ad caput annum ad panem colectum» (в данном случае под foro подразумевается совокупность платежей и повинностей). Подобная же привилегия жалуется в 1257г. человеку, который хотел бы поселиться в местечке Canizal (Colección de privilegios, t.VI, p.173).

40) Hinojosa, p.80; p.152, art.4.

41) Hinojosa, p.66, art.9.

42) Hinojosa, p.154, art.10; p.146.

43) Hinojosa, p.112; p.160, art.1.

44) Colección de privilegios, t.VI, p.43.

45) Colección de privilegios, t.VI, p.34, 59, 61.

46) Colección de privilegios, t.VI, p.104.

47) Colección de privilegios, t.VI, p.147.

48) В данной статье мы не ставим целью подробно останавливаться на этом сложном и спорном вопросе. Освещение его требует специального исследования.

49) Hinojosа, p.119, art.8: «Е en estos fueros que yo do, non peche clerigo, ni cabalero, ni orne que pechero non sea».

50) Во многих фуэрос настойчиво подчеркивается освобождение знатных лиц от любых платежей «...nisi quantum [delbent dare milites et boni nomines per suum gratum, quia [sunt] liberi et absoluti ab omni tributi principum terre in secula seculorum» (Hinojosa. p.95). Даже алькальд и судья, которые избирались деревенской или городской общиной (см. Hinojosa, p.63, art.9) или назначались сеньором (см. Hinojosa, p.177; p.157, art.7; p.150), освобождались на время действия своих полномочии (обычно они избирались или назначались только на один год — см. Hinojosa, p.85, art.11; p.77, art.36; p.75, art.15) от тех платежей и повинностей, которые несли остальные жители местечка (Hinojosa, p.161—162; p.138, art.4; p.159).

51) Hinojosa, p.168—171.

52) F.Cardenas. Ensayo sobre la historia de la propiedad territorial en España, t.I. Madrid, 1873, p.234; C.Sánchez-Albornoz. Las behetrias, p.101.

53) Hinojosa, p.176: «Que todo home que ovier valia de veinte maravedis, que peche X sueldos cada Marzo, e quien ovier diez maravedis, que peche çinco sueldos, e quien ovier valia de cinco maravedís, peche dos sueldos e medio».

54) Hinojosa, p.176.

55) См. выше, стр.53.

56) Hinojosa, p.176: «E que nos den el diezmo del pan e del vino sacado su simiente...».

57) Hinojosa, p.158, art.1: Que todo home que morare en Salvaleon et en so termino et oviere valia de veinte maravedis en mueble o en raiz, que nos de por la fiesta de san Martin cada ano en fuero un maravedi et en yantar un sueldo. Et otrosi, el que oviere valia de diez maravedis, que nos de medio maravedi et en yantar seis dineros».

58) Hinojosa, p.149. art.4.

59) Hinojosa, p.120: «Que qui ovier dos bues de I moravedi, et el qui ovier dos asnos I moravedi; et el qui ovier bue e asno I moravedi, et el qui ovier un bue e un asno medio moravedi, qui non ovier bue ni asno, quarta de moravedi, qui ovier dues eguas o dos noviolos o dos nocielas de dientes a arriba o dos asnos o asnas que de I moravedi por la Sanct Martin».

60) «Cad anno facer IV sernas, una a barbear, otra a sembrar, otra a segar e otra a trilar» (Hinojosa, p.127).

61) Hinojosa, p.127: «E qui non ovier bues nin asnos, vaia con so corpo...».

62) Hinojosa, p.124. Известно, что эти крайне тяжелые повинности не раз приводили к антифеодальным выступлениям крестьян, зависевших от саагунского монастыря.

63) Hinojosa, р.174: «Enno primero, mandamos que todos los ommes moradores en Sant Lorente del Palarmo, por cada uno de los suelos que tenedes, que dedes cada anno ala fiesta de Sant Martin II soldos e dos quartas du pan enfforciones».

64) Hinojosa, p.174: «E por las heredades que tenedes, mandamos que dedes siete sernas cada anno con vuestros cuerpos e los que non oviedres bues...».

65) Hinojosa, p.151—152.

66) Hinojosa, p.171—172.

67) Hinojosa, p.105, art.4: «...quam supradiximus XII hominibus qui istum forum faciant damus, ut dent in fectivitate Sancti Martini per singulos annos medium marabitinum singuli homines de predictis XII».

68) Hinojosa, p.99, 91, 89, 87, 84, 83, 80, 78, 76 etc.

69) Hinojosa, p.63.

70) Hinojosa, p.79.

71) Hinojosа, p.80.

72) Hinojosa, p.111.

73) Hinojosa, p.108—109.

74) Hinojosa, p.102—103.

75) Hinojosa, p.87—88: «De unaquaque domo dent nobis adiutorium duos in anno unum in arare et alterium un segare; ita tamen, ut habeant operarii panem et vinum et carnem».

76) Hinojosa, p.108—109: «Quod quamdiu morarentur in ipsa villa essent nostri vasalli, et singulis mensibus dent II operas cum bobus et I cum corporibus suis, et qui non habuerit boves, det eas cum corpore suo aut cum bestia si eam habuerit; et ipsas operas in unoquoque mense debemus requirere, ita, quod si non demandaverimus in suomense, non possums eas demandare in alio; et dabimus panem eis et vinum et condimentum, et in tempore de eras dabimus eis carnes duabus vicibus».

77) На эту особенность социального развития Кастилии, как известно, обратил внимание Ф.Энгельс (см. К.Маркс, Ф.Энгельс. Избранные произведения, т.II, Госполитиздат, 1952, стр.200).

78) Hinojosa, p.152, art.3.

79) Hinojosa, p.152: «Е ее que quisiere, faga forno en su casa, mas non, lo preste a otro, e si cocieren e se lo probaren, peche un maravedí e derribenle el forno».

80) Hinojosa, p.149—150.

81) Hinojosa, p.74.

82) Hinojosa, p.149, art.2: «E damosles heredades a los vecinos que son en Miguel Turra para vender e para empeñar a ellos e a sus fixos e a sus nietos e a toda su generaçión; pero que nenguno no aya poder de vender a otro homo nenguno, ni a orden, ni a caballero in a dueña ni a clerigo, si non a ome que fiçiere el fuero y vecindad que ellos façen e moraren en el dicho lugar». См. также p.106, art.13.

83) Hinojosa, p.177.

84) Hinojosa, p.124, art.6: «Et ille qui hereditatem snaim vendere voluerit, vendad moratori ipsius ville qui sid vasallus Hospilalis et faciat prenominatos foros. Et ipse qui compraverit, conpared unum solum et faciad supradictos fo[ros][s]olo in quo seded compleat suos foros».

85) Hinojosa, p.159, art.7: «Et todo home que hovier hetedat en Salvaleon et en so termino, more eu ella e faga el fuero sobredicho por ella. Et si a otro lugar quisier ir morar, venda la heredal a home que sea vasallo de la Orden el faga el fuero por ella, el non la venda a cavallero nin a clerigo nin a home de otra Orden».

86) Hinojosa, p.174.

87) Hinojosa, p.64. art.4; p.85, art.8.

88) Hinojosa, p.161.

89) «Qui si fecerit, perdat hereditatem et exeat de villa...» (Hinojosa, p.161).

90) Hinojosa, p.109, arl. 6.

91) Hinojosa, p.101, art.8. См. также p.106, art.13; p.92, art.19.

92) Hinojosa, p.89, art.4: «Et si aliquis istam hereditatem dare vel vendere, voluerit, vendat vel donet illi qui super nominatum forum persolvat, sed non vendat eam ulli santclitali nec ullo filio de algo».

93) Hinojosа, p.175.

94) Hinojosа, p.175: «E en quantas partes se partiren las heredades e elos suelos, que fagades tantos fueros». Кстати, в данном местечке независимо от размера участка взимается равный поземельный платеж (Hinojosa, p.174).

95) Hinojosа, p.175: «Et si el suelo o heredat que fue partido del padre entre hermanos, e hermano dalguno conpraro heredar de so hermano, que faga un fuero por ella. Mientre los hermanos fueren solteros et non partiren, non fagan mas de un fuero por ella; e despues que casaren o venieren sobre si, que faga cada qual so fuero».

96) Hinojosа, p.80: «Si duo [vel] tres fratres in unum habitaverint, unum forum faciant.Si vero per eminam aut colodram aliquis eorum cum alliis diviserit, statim singuli forum faciant». Точно так же в местечке Бриуэга по фуэро 1221—1229 гг. отдельный платеж взимается с каждого из братьев, имеющих свое хозяйство (ibid., p.138). Если после смерти отца они ведут общее хозяйство, то выполняют «одно фуэро» (ibid., p.106, art.12; p.90. art.8), если же разделяются, то каждый начинает нести самостоятельные платежи.

97) Hinojosa, p.172, art.3: «Debent etiam esse pascua et ligna communia hominibus ibidem commorantibus in istis villaribus supradictis».

98) Hinojosa, p.176, art.3: «E que fagan serna, una a senbrar e otra a segar».

99) Hinojosa, p.161, art.7.

100) Hinojosa, p.67; p.75.

101) Hinojosa, p.75, art.9; p.63.

102) Hinojosa, p.75, art.10; p.66, art.19; p.24.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


За небольшую оплату Бетон цена для всех и каждого.