Система Orphus
Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Анатолий Константинович Амброз

(см. также библиографию).

Советская археология, № 2, 1986 г. стр. 284-287
OCR Антон с крыма.

В. П. Даркевич, С. А. Плетнева.
Памяти Анатолия Константиновича Амброза

Советская археологическая наука понесла тяжелую утрату. 12 августа 1985 г. после продолжительной болезни скончался Анатолий Константинович Амброз, старший научный сотрудник Института археологии АН СССР, доктор исторических наук, крупнейший специалист по раннесредневековой археологии Евразии.

Трудно поверить в эту безвременную смерть, трудно представить себе заседание сектора славяно-русской археологии без этого вдумчивого и благожелательно настроенного слушателя. Редкостной была доброта и отзывчивость Анатолия Константиновича в оказании помощи товарищам по работе, которые постоянно пользовались его консультациями.

А. К. Амброз родился 25 июня 1929 г. в г. Томске. Отец его был преподавателем Томского университета, мать — врачом. В 1947 г. Анатолий Константинович окончил школу в г. Брянске и поступил на заочное отделение истфака МГУ, работая одновременно (до 1951 г.) учителем в средней школе. В 1951 г. А. К. Амброз был переведен на дневное отделение исторического факультета, а в 1954 г. с отличием окончил университет по кафедре археологии. Уже в те годы А. К. Амброз проявил себя как один из наиболее ярких студентов, способных к большой самостоятельной научной работе. Он сразу же был рекомендован в аспирантуру Института археологии АН СССР, а после ее завершения в 1957 г. принят в институт на должность младшего научного сотрудника.

В течение нескольких полевых сезонов А. К. Амброз проводил значительные полевые работы на археологических памятниках Верхнего Подесенья IV в. до н. э. — II в. н. э. Раскопки и разведки на нескольких синхронных памятниках этого региона дали ему возможность убедительно выделить новую культуру I—II вв., получившую название «почепской», а блестящий стратиграфический анализ культурного слоя Полужского городища позволил сделать признанные всеми археологами выводы об истоках этой культуры.

Исследование древностей конца I тыс. до н. э. — начала нашей эры привели А. К. Амброза к необходимости заняться самой неразработанной (весьма произвольно датируемой) категорией предметов — фибулами.

Открытие новой культуры, ее интерпретация, трудоемкость и массовость материала (фибул), который необходимо было превратить в основной датирующий источник изучаемой эпохи, на несколько лет задержали защиту диссертации. Труд о фибулах был закончен и защищен в качестве кандидатской диссертации только в 1964 г., а в 1966 г. опубликован в серии САИ: «Фибулы юга Европейской части СССР II в. до н. э. — IV в. н. э.». В нем обобщены обширнейшие музейные материалы. Пользуясь строгой современной методикой, автор создал детально обоснованную типологию, проследил эволюцию фибул и затем убедительно датировал их. Несмотря на отдельные уточнения, внесенные в предложенную Анатолием Константиновичем хронологию, в целом работа не устарела за прошедшие после ее выхода в свет 20 лет и, очевидно, еще долго будет служить настольной книгой специалистам, занимающимся периодом, охваченным исследованием А. К. Амброза Работая над хронологией «досредневековых» древностей, он постоянно сталкивался с фактом практически полной хронологической неурядицы следующего — раннесредневекового периода. Это обстоятельство явилось, очевидно, основным стимулом для рождения идеи создания «сквозной» хронологии раннесредневековых древностей Восточной Европы, к которой он приступил сразу же после защиты кандидатской диссертации.

Только при необычайной трудоспособности Анатолия Константиновича, при его энциклопедических знаниях, тщательности и фундаментальности в обработке источников и литературы возможно было выполнить эту, казалось бы, непосильную для одного исследователя задачу. Тем не менее уже через 7 лет — в 1971 г. в журнале «Советская археология» вышла в свет его монографическая статья «Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы». Эта поистине новаторская работа, отличающаяся четкостью и новизной методических построений и выводов, вызвала самый живой отклик среди археологов разных направлений в специальностей. С автором соглашались и дискутировали, отрицали правильность новых дат и предложенной методики или наоборот — восторженно принимали их, находя многочисленные подтверждения в своем материале. Обсуждение работы А. К. Амброза проходило и на страницах печати, и на конференциях, и просто в стихийно возникавших диспутах. Спорить с А. К. Амброзом было трудно, поскольку его аргументы опирались на проверенные десятками и сотнями аналогий факты.

Статья А. К. Амброза подняла исследование древностей I тыс. н. э. на новую высоту. Широкое обсуждение статьи, высокая требовательность заставили ее автора еще раз пересмотреть и усовершенствовать свою аргументацию. Только через 3 года А. К. Амброз позволил рекомендовать написанную им монографию «Хронология раннесредневековых древностей Восточной Европы V—IX вв.» для защиты в качестве докторской диссертации, которую и защитил в 1974 г. Но даже после обсуждения работы на самом высшем профессиональном уровне, он продолжал совершенствовать монографию, не желая преждевременно (по его мнению) издавать ее (сейчас книга готовится к публикации).

Те же повышенные требования Анатолий Константинович предъявлял и к другим исследованиям. Каждую статью он многократно переписывал, добавляя в нее все новые соображения, доказательства и факты. Рисунки к своим работам он всегда делал сам. компонуя и филигранно отделывая великолепные насыщенные материалом таблицы. Этой повышенной тщательностью исполнения объясняется сравнительно небольшое количество опубликованных им статей. Однако каждая из них являлась определенной вехой, событием в процессе познания исторической наукой эпохи раннего средневековья Евразии, привлекающей к себе самое пристальное внимание как советских, так и зарубежных специалистов. Его самоконтроль и ответственность были настолько значительны, что даже свои письма-консультации коллегам и ученикам он писал как небольшие статейки-исследования по частным вопросам (с полным научным аппаратом и аргументацией).

Столь же непримиримо к небрежности и невежеству, столь же требовательно Анатолий Константинович относился и к чужим трудам. Он вел огромную самоотверженную работу по рецензированию и редактированию статей, сборников, монографий, кандидатских и докторских диссертаций. Как правило, несмотря на бескомпромиссность в науке, А. К. Амброз был крайне доброжелательным рецензентом. Свои замечания он предпочитал передавать авторам на отдельных листах и убеждал их в ошибках и неправоте, в необходимости внести в работы исправления. Поэтому отзывы его обычно бывали положительными, причем с непременным пожеланием скорейшей публикации.

Много времени уделял А. К. Амброз и своим ученикам, работая с ними над их темами скорее как товарищ, а не наставник, требующий от аспиранта только скорейшего окончания диссертации. Для него всегда были важны поиски истины и приближение к ней, и этого же он ждал от учеников и младших коллег.

Следует сказать, что, несмотря на непрерывную собственную исследовательскую работу, у него хватало времени и на увлечения, которые, как правило, также становились у него предметом пристального научного интереса. Результатом такого «увлечения» явилась, например, прекрасная статья о геометрической символике первобытных земледельцев и истоках русского народного орнамента. В последнее десятилетие он постоянно в редкие свободные часы занимался историей архитектуры Средней Азии и Закавказья, древними культурами Китая и Японии. Для А. К. Амброза было характерно пристальное внимание к, казалось бы, несущественным деталям, редкостное «умение видеть», и это способствовало обоснованности его наблюдений и выводов. Именно поэтому с его меткими замечаниями считались специалисты.

Всю свою жизнь А. К. Амброз посвятил высокому служению науке, и она oдарилa его редким счастьем познания связи и взаимосвязи вещей, явлений, исторических событий и путей развития. Он был, несомненно, счастливым человеком. и поэтому так легко, свободно и щедро делился своими знаниями с окружающими его людьми.

А. К. Амброза отличали высокая требовательность к себе, вечная неудовлетворенность достигнутым, повышенное чувство ответственности за порученное дело, большая личная скромность. В памяти его современников он останется образцом исследователя, работавшего с полной самоотдачей, нередко во вред своему здоровью. Светлая память об этом благородном, обаятельном и отзывчивом человеке навсегда останется со всеми, кто его знал.



























Написать нам: halgar@xlegio.ru


В нашей фирме картриджи sega по низкой цене.