Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Болтрик Ю.В, Фиалко Е.Е. (г. Киев).
Следы набега скифов на Трахтемировское городище в среднем Поднепровье

Третья Кубанская археологическая конференция.
Тезисы докладов международной археологической конференции.

Краснодар - Анапа 2001.
OCR Halgar Fenrirsson.
Spellchecker: unpublished.

Трахтемировское городище входит в семерку наиболее крупных поселенческих структур эпохи раннего железа Украинской Лесостепи. Хотя по площади, защищенной валом (свыше 600 га), городище занимает среднюю позицию среди городищ-гигантов, но благодаря своему географическому положению является самым важным и ключевым для этой зоны. Значение Трахтемирова как центра региона подчеркивают многочисленные городища и поселения второго порядка, концентрирующиеся вокруг него в радиусе 20 км. Расположенная в излучине Днепра, в труднодоступной местности Каневских геологических дислокаций (гор), территория городища со времени трипольской культуры до позднего средневековья была важным сакральным и узловым местом Центральной Украины. Оборонительные сооружения городища обеспечивали контроль над одним из наиболее удобных днепровских бродов — Зарубинецким.

Исследованиями Г.Т. Ковпаненко в 1964—1968 гг. установлено, что жизнь на городище длилась с конца VII по VI столетие до Р.Х.

В 2000 году отряд Института археологии НАН Украины провел исследования участка оборонительного сооружения (площадью 330 м2) в юго-восточной части Трахтемировского городища возле с. Луковица Каневского района Черкасской области. Получены профили разрезов вала и рва, отражающие процесс их сооружения. Удалось выяснить, что большому валу предшествовали деревянная изгородь и вал высотой до 1 м. У этого первичного вала с внешней стороны была устроена канавка шириной 0,35 м и глубиной 0,8-1,0 м, в которую были вставлены вертикальные столбы изгороди. Удалось проследить их следы на дне канавки.

Столбы располагались с интервалом в полметра. Окончательное формирование насыпи вала (выс. 3,5-3,8 м) было произведено глиной, добытой со рва. Глубина рва от уровня подошвы вала — 5,2 м, ширина в верхней части — 10-12 м, а у дна — 1,7 м. Нижняя часть рва имела следы обжига. Достаточно широкое и ровное дно рва позволяло незаметно для врага перемещать силы защитников городища.

Помимо полного разреза рва, открыто 32 м его внутренней части, примыкающей к валу. Это позволило проследить особенности устройства рва. Между валом и рвом была оставлена берма шириной около двух метров, затем склон рва круто падал до глубины 1,5 м, и переходил в горизонтальный (а местами едва наклонный) уступ шириной 1,8-1,5 м, имеющий в средней части желобок шириной 0,3-0,35 м и глубиной около 0,15 м. Желобок вместе с уступом удалось проследить на участке длиной 12 м.

К востоку, на глубине 3,6 м, эта конструкция выклинивалась и заканчивалась. Через 1,5 м от ее окончания, в восточном направлении, на склоне рва было обнаружено овальное углубление (глубина его от уровня склона — 0,25 м) размером 1,2*1,5 м, в котором находился железный предмет, подобный большому долоту (длиной 0,7 м).

Рядом с этим углублением удалось зафиксировать след от колеи давней дороги (?), перпендикулярно, из-под вала, входившей в ров. Размеры этой колеи в сечении: ширина на уровне материка — 2,9 м, ширина в нижней части — 2 м, глубина — 0,7 м. Глубина нижнего уровня колеи — 2,5 м, глубина находки железного орудия — 3,2 м. Судя по всему, ко времени нападения дорога и проход для нее в насыпи вала были засыпаны.

Насыпь вала не имеет находок. Но возле подножья внутреннего склона вала встречены: развалы лепных сосудов (корчаги и кубка) и красноглиняной амфоры, обломки лепных черпаков и полумисок, фрагмент каменного блюда, бронзовая булавка со спиралевидным окончанием, обломки костей животных и кусочки дерева. Важными оказались находки с внешней стороны укрепления. Среди них следует отметить: тулово ойнохои из Клазомен с изображениями фигур козлов, глиняное пряслице, железную бритву, кинжал с сердцевидным перекрестием. Бронзовые вещи представлены булавкой и более чем шестью десятками наконечников стрел. Комплекс наконечников стрел представлен двух и трехлопастными, трехгранными бронзовыми и одним железным двухлопастным экземпляром. Часть наконечников имеет шип.

Некоторые наконечники имеют повреждения, полученные в результате удара о твердую поверхность, вероятно, о камень. Три наконечника носят следы пребывания в огне. Все наконечники происходят из слоя глины и камней, смытых с внешнего склона вала. Это косвенно указывает на то, что вал (в этом месте) к моменту баталии был свеженасыпанным, поскольку его склоны не успели задерноваться.

Смытый слой датируется находками фрагментов античной ойнохои, изготовленной в Клазоменах в начале VI ст. до Р.Х.

Состояние наконечников стрел и место их находки красноречиво свидетельствуют о том, что они попали в вал в результате боевых действий. Версию вооруженного нападения на городище, кроме указанного кинжала, подтверждают также три железные панцирные пластинки, происходящие также из слоя смытой глины. Новый комплекс стрел из Трахтемирова близок наборам келермесских колчанов, а отдельные экземпляры находят аналогии в комплексах типа Жаботин-Енджа.

Аналогии кинжалу происходят с Кавказа. Их находим в материалах Тлийского и Султангорского могильников. Металлографическим изучением кинжала, проведенным Г.А. Вознесенской, установлено, что его клинок откован из твердой стали и подвергся сквозной цементации и последующей тщательной проковке.

Комплекс находок и датировка органических остатков методом С14 (Киевская лаборатория) позволяют отнести исследованный комплекс к началу VI ст. до Р.Х.



























Написать нам: halgar@xlegio.ru


Рябинский МИЦ : новости, факты, информация.