Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

К разделу Степь

Комиссаров С.А., Алехин К.А.
Юйвэнь и юйвэни

Гуманитарные науки в Сибири.
1996, № 3, стр. 112-115.

В первые века нашей эры на территориях, которые в настоящее время входят в состав северных и северо-восточных провинций КНР, активно заявили о себе сяньбэйские племена.1) Они на равных соперничали как с прежним гегемоном региона, сюнну, так и с могущественной Ханьской империей и ее наследниками. Первое государственное образование сяньбэйцев, которых большинство специалистов считает монголоязычными,2) под руководством энергичного вождя Таньшихуая просуществовало сравнительно недолго, однако его распад сопровождался усилением отдельных сяньбэйских кланов, многие из которых основали собственные династии. Наибольших результатов добились племенные объединения тоба и мужунов, которые удостоились специального описания в корпусе династийных хроник и, как следствие, в последующих исторических исследованиях. Сяньбэйским юйвэням повезло меньше, поскольку они не провозгласили образование собственной династии. Однако они создали свое государственное образование, из которого впоследствии вышли племена кумоси и киданей. Таким образом, племя (клан) юйвэнь и созданное им одноименное владение сыграли важную роль в развитии монгольских народов.

Впрочем, сам этот тезис требует дополнительного обоснования. В «Вэй-шу» (История династии Северная Вэй) по поводу происхождения одного из правителей племени и удела сказано: «Юйвэнь Мохуай из сюнну происходил из застенных земель в Ляодуне. Его предки были дальними родственниками южного шаньюя. Из поколения в поколение они являлись правителями восточных земель. Их язык сильно отличался от сяньбийского».3) То же повторяется в других главах «Вэй-шу»: в жизнеописаниях Юйвэнь Чжунчжи («Его предки были дальними родственниками южного шаньюя и из поколения в поколение владели восточными землями») и Юйвэнь Фу (фраза повторяется дословно).4)

Таким образом, родство юйвэней и южных сюнну не вызывает сомнений. На основании указанных сведений некоторые авторы пытались полностью отождествить их друг с другом. Так, профессор Сунь Цзиньцзи, ссылаясь на приведенный в примечании фрагмент из «Бэй-ши», утверждал, что юйвэни — это «сюнну, называвшие себя сяньбэй».5) Монгольский ученый Г. Сухэбатор, обращаясь к противоречивым свидетельствам о принадлежности рода юйвэнь (по «Вэй-шу» — к сюнну, по «Шили го чуньцю», «Тун цзянь»,6) «Жэхэ чжи» и некоторым другим — к сяньбэй), вообще предположил, что «хунну [сюнну] и сяньби [сяньбэй] были одним этнонимом».7)

На наш взгляд, подобное отождествление слишком упрощает ситуацию. Следует принять во внимание, что Мохуай, биография которого содержит наиболее уверенные и однозначные указания на связь с сюнну, отнюдь не был первым правителем юйвэней. Согласно «Чжоу-шу» (История династии Северная Чжоу), существовало 11 поколений юйвэньских правителей от Пуху и до Цидэгуя.8) Но и у этой династической линии был предшественник по имени Гэуту, живший еще раньше. Источник называет его потомком легендарного императора Янь-ди, что большинством исследователей воспринимается критически. А вот дальнейшее повествование представляет значительный интерес: Гэуту прославился среди своих сородичей смелостью в боях и умением составлять расчеты. «Преклоняясь перед ним, сяньбэйцы поставили его правителем, и он управлял 12 кочевьями, а его потомки из поколения в поколение занимали посты старейшин. Потомок Гэуту, Пухуй, во время охоты нашел три яшмовые печати с надписью «императорская печать». Это весьма удивило Пухуя, который подумал, что печать подарило ему Небо. По своему обычаю, он называл небо «юй», а правителя «вэнь», поэтому принял для владения название Юйвэнь, которое одновременно стало служить родовой фамилией».9)

Как можно заметить, на самых ранних этапах истории юйвэней в период обретения ими собственного имени и задолго до этого нет никаких намеков на связь с сюнну. Упоминаются только сяньбэйцы.10) Большую определенность могло бы дать изучение двух значимых слов юйвэньского языка, образовавших этноним, а также сохранившихся имен правителей. Однако, насколько нам известно, эта тема пока не привлекала внимания профессиональных лингвистов.11)

Скорее всего, постоянное общение (в том числе и брачные связи) сяньбэйцев и сюнну началось после разгрома последних китайским полководцем Гэн Куем в 91 г., после чего свыше 100 тысяч сюннуских юрт вошло в состав сяньбэйского конгломерата.12) Очевидно, наиболее тесными эти контакты были у юйвэней, которые в своем передвижении с севера (от гор Иньшань) на юго-восток постепенно осваивали район современного г. Чаояна и до р. Шара-Мурэн и Лаохахэ, где проживали и принявшие сяньбэйское «подданство» сюнну.13)

Признавая значительную роль сюннуского элемента в формировании юйвэней, мы считаем необходимым подчеркнуть их сяньбэйское происхождение. Даже если правящий клан подвергся практически полной «сюннизации», то среди контролируемых им племен абсолютно преобладали сяньбэйцы и родственные им народы.14) Осознание определенной общности, сформировавшейся у населявших владение племен за почти сто лет его существования, проявилось в ходе переворота 333 г. Когда старейшина другого кочевья Идоугуай отстранил от власти и изгнал последнего юйвэньского (по клановой принадлежности) правителя Цидэгуя, то владение сохранило прежнее название Юйвэнь.

Письменные источники позволяют уточнить территориальные и хронологические границы владения Юйвэнь. Правда, мы не можем с определенностью говорить о месте юйвэней в рамках державы Таньшихуая. В литературе существует мнение, что в результате раздела Таньшихуаем своих земель в 166 г., клан юйвэнь получил в управление восточные территории его империи, откуда и пошло название «восточные юйвэни». Однако восточная часть сяньбэйской державы простиралась к востоку от бывшего ханьского округа Юбэйпин (современный уезд Пинцюань), а исконные места обитания юйвэней — горы Иньшань — располагались значительно западнее. Только при втором известном по хроникам правителе Моне произошло уже упоминавшееся передвижение юйвэней из района гор Иньшань к юго-востоку, на территорию округов Ляоси и Юбэйпин, и создание там собственного государственного образования.15) Поскольку в «Чжоу-шу» упоминается, что Мона имел титул сянь-хоу и находился «в отношениях дяди — племянника» с правителем государства Вэй, то процесс переселения происходил в рамках существования этой династии (220—265 гг.) эпохи Троецарствия и был связан, возможно, с распадом державы Таньшихуая, начавшимся с конца 30-х годов III в. На востоке их земли граничили с сяньбэйскими мужунами, а на западе — с сяньбэйскими дуанями. Анализ данных, содержащихся в «Жэхэ чжи» (Географическое описание провинции Жэхэ), позволил Цзинь Юйфу соотнести основную территорию образовавшегося владения с уездами Чифэн, Чаоян и Цзяньчан.16) Согласно другим данным, в годы правления Тай-кан (династии Цзинь), т.е. 280—289 гг., юйвэни на юге вышли к Чаояну. Основная территория их расселения соответствовала району Чифэн — Чжэлиму (самые южные земли в современных границах Внутренней Монголии, на границе с провинцией Ляонин). Западным пределом их расселения был хребет Цилаоту.17)

Сохранились упоминания о юйвэньских городах, в том числе и о столице Цзимэн. Судя по указаниям «Цзинь-шу» и некоторых других источников, долина, в которой был основан город, располагалась, скорее всего, в районе современного г. Чаояна, хотя существуют и другие географические привязки.18)

Владение Юйвэнь вело активную внешнюю политику, направленную в первую очередь на борьбу за региональную гегемонию с родственными мужунами. Они пытались создать коалицию с дуанями, когуресцами и китайскими пограничными чиновниками, однако проиграли. После серии войн и столкновений, в 344 г. Мужун Хуан наносит сокрушительный удар юйвэням, после чего истребляет и переселяет значительные массы населения (по сведениям «Цзинь-шу» — до 50 тысяч юрт). Но падение владения Юйвэнь означало одновременно новый этап в развитии монгольских народов. Начинается постепенное усиление киданей, которые раньше подчинялись юйвэньским правителям и вместе с племенами кумоси (си) входили «отдельной ветвью» в состав их удела.19) Впоследствии им удалось создать одно из самых могущественных монгольских государств на территории Северного Китая — империю Ляо.

Таким образом мы имеем достаточно редкий для раннего средневековья случай довольно четкой фиксации конкретного этноса (юйвэней) в пространстве и времени. Поэтому закономерным шагом в дальнейшем изучении данной проблемы станет анализ археологических данных, зафиксированных на указанных территориях и датированных с конца 30-х годов III в. до начала 40-х годов IV в. Это позволит определить основные характеристики культуры данного этноса и, возможно, выявить разные уровни культурной общности: общемонгольский (протомонгольский), общесяньбэйский и конкретно юйвэньский.20)

Определенную помощь в реконструкции юйвэньской культуры может оказать изучение погребений династии Северная Чжоу. Известно, что клан Юйвэнь не пресекся полностью, отдельные его представители появлялись на исторической сцене и в последующие эпохи (например, при династии Суй). Особенно отличился влиятельный наместник Юйвэнь Тай, при котором Северовэйская империя, созданная сяньбэйскимим тоба, распалась на две части. Сначала Юйвэнь Тай, получивший посмертный титул императора Вэнь-ди, захватил всю полноту власти в государстве Западная Вэй, а в 557 г., через год после смерти отца, его старший сын основал собственную династию Северная Чжоу.21) Это государство просуществовало недолго, только до 581 г., однако можно предположить, что в погребениях новых династов и их родственников даже в условиях преобладания китайских (ханьских) культурных элементов будут выделены отдельные черты, характерные для их собственного этноса. Во всяком случае, именно такая закономерность прослеживается на примере захороненной знати некитайских народов, создававших свои государства на территории Китая (белых ди государства Чжуншань, тех же табгачей, киданей и некоторых других этносов).


1) В отечественной литературе утвердилось написание данного этнонима как «сяньби» («сяньбийцы»). Однако в современной этнологии КНР общепринятым является написание (в транскрипции) и произношение «сяньбэй». Оно закрепилось в авторитетной справочной литературе. См.: Цзя Цзинъянь. Сяньбэй // Чжунго дабайкэ цюаньшу: Миньцзу (Полная энциклопедия Китая: Этносы). - Пекин-Шанхай, 1986. С. 477-478. Для лучшего взаимопонимания с китайскими коллегами мы предлагаем принять последний вариант.

2) Развернутое обоснование монголоязычной принадлежности «народов группы дунху» (в которую входят ухуани, сяньбэй, жуаньжуани, шивэй, кумоси, кидани и др.) дано в работах: Таскин В. С. Материалы по истории ухуаней и сяньби // Дальний Восток и соседние территории в средние века. — Новосибирск, 1980; Кычанов Е. И. Монголы в VI — первой половине XII в. // Там же; Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Введение, перевод и комментарии В. С. Таскина. — М., 1984. (Далее: Материалы...).

3) Материалы... С. 45. Аналогичный отрывок мы встречаем в «Жизнеописании Юйвэнь Мохуая», включенном в «Бэй-ши» (История Северных династий), где содержится также указание на прическу юйвэней: «волосы они остригали, но оставляли на макушке как украшение; когда [волосы] подростали до нескольких цуней, то их укорачивали».

4) Материалы... С. 51-52.

5) Сунь Цзиньцзи. Дунбэй миньцзу юаньлю (Происхождение и развитие народов Северо-Востока). — Харбин, 1987. С. 45.

6) Очевидно, имеется в виду знаменитая сводная хроника «Цзычжи тун цзянь» (Всепроникающее зерцало, управлению помогающее), составленная коллективом под руководством Сыма Гуана в конце XI в.

7) Сухэбатор Г. К вопросу об этнической связи между хунну и сяньби // Сибирь, Центральная и Восточная Азия в средние века. – Новосибирск, 1975, С. 15.

8) См. Цзинь Юйфу. Дунбэй тун ши (Всеобщая история Северо-Востока). - Чуньцин, 1981. Т. 1. С. 155. Поскольку о правителях с номера третьего по шестой нам ничего не известно, то Люй Сымянь предположил, что второй правитель Мона и седьмой правитель Мохуай, на самом деле один и тот же человек, поскольку и тот и другой пришли в Ляоси с севера. Таким образом, династическая цепочка сокращается до семи человек, но по-прежнему не включает Гуату — Люй Сымянь. Чжунго Минэцзу Ши (Этническая история Китая). — Шанхай, 1987. С. 83.

9) Материалы по истории кочевых народов в Китае. III—V вв. Вып. 3. Мужуны / Пер. с кит., предисловие и комментарии В. С. Таскина. — М., 1992. С. 266.

10) В более позднем сочинении «Синь Тан-шу» (Новая история династии Тан) дается иная редакция этого фрагмента: «Род юйвэнь происходит от потомков сюннуского южного шаньюя. Среди них был Гэуту, ставший правителем сяньбэйцев, и этот пост наследовался (в его роду) из поколения в поколение». Такое сочетание объясняется, возможно тем что авторы указанной хроники механически соединили сведения из разных источников («Вэй-шу» и «Чжоу-шу»), в результате чего нарушилась хронологическая последовательность: сведения о роде юйвэнь уже после того, как они обрели это имя и переселились к югу, были отнесены к самому раннему этапу его существования.

11) Интересное наблюдение по этому поводу сделали К. Виттфогель и Фэн Шяшэн. Они обратили внимание на сходство имен ряда юйвэньских вождей: Сидугуань, Идоугуай (или Худоугуй), Цидэгуй и др. Окончание -гуань (или -гуй), согласно гипотезе этих авторов, могло быть ранней формой суффикса, встречающегося в «Ляо-ши» как -га, а основа Худоу, Цидэ и т. д. могла стать корнем позднейшего племенного названия киданей (см.: K. Wittfogel, Feng Chia-sheng. History of the Chinese Society. Liao. N.-Y.–Phil. 1946. Р. 2). Стоит отметить, что у К. Виттфогеля и Фэн Цзяшэна сяньбэйское происхождение юйвэней не вызывает никаких сомнений.

12) См.: У Вэньсянь, Чжан Тайсян, Вэй Гочжун. Хэйлунцзян гудай цзянь ши (Краткая древняя история Хэйлунцзяна). — Харбин, 1987. С. 43-44.

13) Чжунго Дунбэй ши (История Северо-Востока Китая) / Гл. ред. Тун Дун. — Чанчунь, 1987. Т. 1. С. 453.

14) См.: Материалы... С. 45; Сунь Цзиньзэи. Дунбэй минцзу... С. 45.

15) Исходя из имеющихся материалов, трудно определить характер созданного юйвэнями государственного образования. Поэтому мы в продолжение уже сложившейся историографической традиции ограничились нейтральным термином «владение». — См.: Алехин К. А. Владение Юйвэнь и вопрос о происхождении киданей // Материалы XXIII Международной научной студенческой конф. «Студент и научно-технический прогресс»: История. — Новосибирск, 1995. С. 51-52.

16) Цэинь Юйфу. Дунбэй Тунши. — С. 157-159.

17) Дунбэй лиши дили (Историческая география Северо-Востока) / Под ред. Сунь Цзиньцзи, Фэн Юнцзянь. — Харбин, 1989. Т. 2. С. 46-47.

18) Mullie J. Les Yu-wen de Mongolie // Zentralasiatische Studien. — 1971. Bd. 5.

19) См.: Материалы... С. 49-57; Сунь Цзиньцзи. Дунбэй миньцзу... С. 53-72.

20) Можно будет также определить предполагаемое сюннуское влияние и оценить его действительное значение, поскольку в последнее время китайскими археологами открыты и изучены многочисленные памятники поздних сюнну.

21) Крюков М. В., Малявин В. В., Софронов М. В. Китайский этнос на пороге средних веков. — М., 1979. С. 34-36.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


На хороших условиях строительство домов для всех клиентов.