Система Orphus
Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Деревянко А.П., Молодин В.И.
Российско-японская программа «Пазырык» — первый год совместных исследований

Вестник древней истории, 1992, № 3.
[227] — конец страницы.
OCR OlIva.

Исключительно богатая по содержанию культура населения, оставившего пазырыкские курганы эпохи раннего железа на Горном Алтае, дошла до нас лишь фрагментарно, но даже и то, что мы имеем сегодня, составляет золотой фонд отечественной науки. Всемирную известность получили материалы из пазырыкских и башадарских курганов, исследованных профессорами С.И. Руденко и М.И. Грязновым1). Уникальность памятников скифской эпохи, расположенных на юге Горного Алтая, заключается в удивительном стечении обстоятельств, благодаря которым могилы знати оказались замерзшими. В гигантских «холодильниках» сохранились трупы коней и бальзамированные тела родоплеменной знати, золотые украшения, ковры, ткани, кожаные изделия и деревянные предметы.

В настоящее время целый ряд причин объективного и субъективного характера оказывает существенное негативное воздействие на степень сохранности этих уникальных объектов, что вызывает оправданную тревогу как специалистов-археологов, так и широкой общественности, и остро ставит проблему сохранения и, может быть, спасения уникальных памятников истории и культуры кочевников Северной Азии, игравших в V—III в. до н.э. значимую роль в мировой истории. Курганы с мерзлотой — явление исключительное, и раскапывать их необходимо в самое ближайшее время, иначе могут погибнуть для науки не только исторические источники мирового класса, но и в полном смысле этого слова — шедевры мирового искусства.

Учитывая важность работ по спасению памятников пазырыкской культуры, специальным отрядом Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института археологии и этнографии СО РАН под руководством Н.В. Полосьмак летом 1990 г. проведены рекогносцировочные раскопки кургана с мерзлотой. Курган Ак-Алаха, расположенный на плоскогорье Укок в Кош-Агачском районе Горно-Алтайской республики дал блестящие материалы V—III вв. до н.э. В погребальной камере с мерзлотой сохранился великолепный инвентарь — высокохудожественные деревянные украшения конской упряжи и одежды, детали колчанов и стрел, кожаные изделия и ткани, войлоки с аппликациями в виде фантастических рыб, волков, горных козлов, колоды-саркофаги и многое другое2). Курган Ак-Алаха оказался неразграбленным памятником пазырыкской культуры, принадлежащим знати среднего ранга, и источником поистине уникальной информации по истории древних кочевых обществ.

Сложность работы по исследованию памятников скифского времени Горного Алтая и огромная ответственность, связанная с консервацией, реставрацией и хранением уникального художественного и научного материала, определила специфику и масштабы организации этого предприятия. Мы полагали, что только комплексный характер работ, обеспечение всех необходимых затрат, широкая кооперация с крупными зарубежными [227] археологическими центрами смогут обеспечить проведение исследований на необходимом уровне.

Во время визита Президента СССР М.С. Горбачева в Японию в апреле 1991 г. был подписан меморандум о связях и сотрудничестве СССР и Японии в области охраны культурного достояния. По инициативе японской стороны в меморандум вошел проект по фундаментальной науке, касающийся исследований курганов пазырыкской культуры на территории Горного Алтая, получивший название «Пазырык». Основным исполнителем программы с нашей стороны является Институт археологии и этнографии СО РАН.

При реализации российско-японской программы «Пазырык» (1991—1995 гг.) ставятся три взаимосвязанные фундаментальные задачи. Первая — проведение полевых исследований на плоскогорье Укок (Кош-Агачский район Горно-Алтайской Республики) и обобщение результатов работ. Всестороннее изучение пазырыкской культуры относится к числу важнейших проблем современной исторической науки. Полевые исследования позволяют получить новую уникальную информацию по истории древних культур, а обобщение материалов будет способствовать решению проблемы взаимодействия культур Сибири с передовыми для своего времени цивилизациями, определению роли кочевых сообществ в мировой истории. В силу фундаментальности решаемых проблем и междисциплинарного характера исследований эта программа имеет большое международное значение. Изучение большого количества органических остатков людей и животных, а также семян и пыльцы чрезвычайно важно для специалистов многих направлений науки, в том числе молекулярно-генетического и молекулярно-эволюционного анализа «ископаемой» ДНК человека, животных и растений.

Вторая задача связана с реставрацией и консервацией уникального научного материала из раскопанных комплексов. Сложность проблемы заключается в том, что в нашей стране фактически нет ни одного центра, имеющего должную научно-техническую базу для консервации и реставрации органических предметов из археологических комплексов. Японская сторона предоставила для программы уникальное оборудование на сумму 100 млн. йен для создания Центра по консервации и реставрации археологических находок — изделий из войлока, кожи, дерева, тканей, различных металлов — железа, бронзы, серебра, золота. В дальнейшем этот Центр может стать общероссийским, где будут разрабатываться новые методики и способы сохранения уникальных объектов и экспонатов.

Третья задача — музеефикация раскопанных курганов. Речь идет о переносе исследованных объектов в крупные музейные модули в Академгородке (Новосибирск) и Горно-Алтайске. Это необходимо, поскольку места раскопок удалены от населенных пунктов (на некоторые из них можно попасть только вертолетом), и строительство выставочных павильонов на месте нецелесообразно.

Полевые исследования 1991 г. проводились с апреля по сентябрь. С нашей стороны в работах принимали участие сотрудники Института археологии и этнографии СО РАН, специалисты-реставраторы из Государственного Эрмитажа, Ленинградского отделения Института этнологии и антропологии, а также Института реставрации (г. Минск). Непосредственно в полевых исследованиях участвовало 86 высококлассных иностранных специалистов, в том числе 73 из Японии. Японская сторона была представлена следующими организациями: Научное Общество Северной Евразии; Национальный центр по сохранению культурного наследия в г. Нара; Национальный университет в г. Токио; Университет Осака; Университет Цукубо; Университет Саппоро; Университет Кюсю; Японский комитет по раскопкам курганов пазырыкской культуры; Телерадиокомпания NHK; Информационное агентство KYODO TSUSIN, a также промышленными и коммерческими компаниями и ассоциациями: Olympus Optical Industry Co, LTD; Shin Kokusyashin Co, LTD; Hitachi Construction Machinery Co, LTD; Kenki Senter Co, LTD; Sky Syrvey; Aiwa Keikyu Co, LTD; Kolayashi Kenzai LTD; Orikomi Dvertising LTD; Asahi Precision Co, LTD; TSP Taijou Co, LTD; San Setsubi Sehkei Co, LTD; Topcon Corporation; Sanhou Shanji Co, LTD; на раскопках побывали представители Министерства иностранных дел Японии и посольства Японии в РФ.

Кроме того, в полевых исследованиях принимали участие ученые из следующих стран и организаций: Англии — Ланкастерский университет; Бельгии — Национальный музей истории и искусства; США — Гарвардский университет, Университет Нью-Мехико; Франции — 1-й Парижский университет; Южной Кореи — Университет Куинг-Хи; Сеульский национальный университет. [228]

В результате проведенных полевых исследований были получены следующие научные результаты.

1. Исследован большой курган Куртунгунтас, принадлежащий родовой знати пазырыкской культуры (V—III вв. до н.э.). В итоге получены уникальные материалы, среди которых особую художественную и научную ценность представляют предметы из дерева, ткани, золота. По мнению руководителя раскопок Н.В. Полосьмак, многие из обнаруженных изделий не имеют аналогов. Все предметы прошли полевую консервацию и предварительную реставрацию. Погребальная конструкция перевезена в Академгородок (Новосибирск).

2. Экспедицией проведены полное обследование и топографическая съемка долины Бертек, где выявлено более 60 археологических памятников различных эпох, начиная с бронзового века и кончая палеоэтнографией. Существенно, что были обнаружены разные типы археологических памятников — могильники, поминальные и культовые комплексы, наскальные изображения.

3. Стационарными раскопками исследовано 15 разновременных и разнокультурных объектов. Важно подчеркнуть, что только один курган был потревожен грабителями. На памятнике Бертек-33 исследовано три кургана афанасьевской культуры (конец IV — III тыс. до н.э.). Афанасьевские памятники Укока — самые крайние юго-западные пункты на территории нашей страны — своеобразное связующее звено между памятниками данной культуры в Сибири, Монголии и Северо-Западном Китае.

4. Интересна Бертекская писаница, где большая часть изображений относится к раннескифскому времени. Любопытно сочетание типичных для Южной Сибири фигур — оленей, как бы стоящих на цыпочках, с центральноазиатскими изображениями тех же оленей с клювовидной мордой и типичных восточноказахстанских фигур верблюдов, манера изображений которых южносибирская.

5. Четыре кургана рядовых кочевников пазырыкской культуры (Бертек-1, 10, 12, 27) дали интересные захоронения, содержащие разнообразный инвентарь, характерный для известных уже памятников этой культуры. Вместе с тем, несмотря на отсутствие мерзлоты в погребальных камерах, обнаружены деревянные, кожаные предметы, а также фрагменты тканей. Удалось также выявить особенности конструкций надмогильных сооружений. Интересно каменное сооружение Бертек-3, 4, оказавшееся культовым комплексом гуннского времени. Здесь обнаружено несколько сосудов, кости лошади, помещенные в специальные ямки. Два объекта относились к древнетюркскому времени. Особенно интересен курган памятника Бертек-34, имевший сложную архитектуру надмогильного сооружения и богатое захоронение пожилой женщины.

6. Из погребений, относящихся к эпохе средневековья, особое место занимает памятник Бертек-20, где обнаружено захоронение с частью сохранившегося доспеха, выполненного из дерева и кожи. Образцы подобных доспехов хорошо известны в соседнем Китае.

Таким образом, за предельно короткий срок нам удалось разработать культурно-хронологическую периодизацию района, пограничного и крайне слабо изученного.

Среди научных достижений следует выделить открытие на плоскогорье ряда интереснейших археологических памятников, к числу которых относится дворцово-храмовый комплекс из нескольких зданий, сооруженных из камня и сырцового кирпича, с остатками баз для колоннады, каменные выкладки огромных геометрических фигур, читаемых со значительной высоты, а также несколько курганов пазырыкской культуры, которые, судя по крупным размерам, скорее всего принадлежат среднему слою пазырыкской знати и, по-видимому, содержат мерзлоту.

Обеспечение оперативной реставрации и консервации всех без исключения находок позволило незамедлительно приступить к подготовке фундаментальных изданий, основанных на полученной информации. Так, Н.В. Полосьмак подготовлена предварительная публикация по результатам раскопок двух крупных курганов пазырыкской культуры «Пазырыкские всадники Южного Алтая», которая должна быть издана Гарвардским университетом США. В стадии подготовки находится коллективная монография «Археологические памятники Бертека», куда войдут все кратко перечисленные выше результаты исследований в одной из долин плоскогорья Укок.

Таковы итоги первого года международной программы «Пазырык». Впереди новые, не менее интересные исследования. [229]



1) Грязнов М.П. Первый Пазырыкский курган. Л., 1950; Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.- Л., 1953; он же. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.-Л., 1960; он же. Горноалтайские находки и скифы. М.-Л., 1952.

2) Полосьмак Н.В. Невесомое золото Пазырыка // Наука в Сибири. № 48. Декабрь 1991. С. 10; она же. Размышление об археологических находках // Жизнь одежды. № 4. Токио, 1991. С. 54-60 (на японск. яз.); она же. Курган с «замерзшей» могилой на Ак-Алахе // ВДИ. 1991. № 4. С. 139-144.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


новоалексеевка мелитополь