Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

К разделам Россия – XIX в. | Россия - флот | Поволжье


Андерсон Э.П.
Судостроительная промышленность Чердынского уезда

Из прошлого Чердынского края.
Пермь, 1974.
[34] – конец страницы.

Речные деревянные суда (лодьи, коломенки, шитики, беляны, баржи) строили во многих районах России с давних времен. Судостроение в бассейнах Волги, Вятки, Уфы и Камы получило широкое развитие в XVIII—XIX вв.

Чердынский уезд был одним из старых районов судостроения. Еще в XVII в. в д. Большие Долды сооружали так называемые долдинские лодьи. Баржи строили около Пянтега, Долд, Амбора, Уролки и Лекмортово на Каме, около Вильгорта, Покчи и Бигичей на Колве. В пореформенное время за сезон выпускали по 60-70, иногда до 90 барж. Известными предпринимателями в судостроении 80-90-х годов XIX в. были А.И. Боровских, братья Федосеевы в с. Покче, Ф.Е. Тимохов — в Вильгорте, А.Н. Пешехонов — в Искоре, Г.П. Гусев — в Чердыни. Судостроение в крае представляло вторую значительную отрасль промышленности после заготовки дров и товарного леса.

В фондах Чердынского краеведческого музея частично сохранился архив купцов Гусевых. Документы рассказывают о их разнообразной (торговой и предпринимательской) деятельности, в том числе заготовке леса и судостроении. Отец и сын Гусевы вели строительство судов в целом более полустолетия.

Вначале, когда Гаврило Петров Гусев числился мещанином г. Чердыни, его дело было небольшим даже по масштабам уезда. В 1861 г. он принял от 14 наемных крестьян 225 саженей дров. Для сплава их заказал построить подчал без крыши. К 90-м годам торговый оборот Гусева, уже купца второй гильдии, достиг 160 тыс. руб. в год.

На двух плотбищах, около с. Вильгорта и д., Бигичей, Гусев строил в 80-90-х годах по четыре-пять крупных [34] барж и одну-две беляны за зиму. Для постройки судов ему требовалось много леса. Его заготавливали крестьяне в урочищах Колвинского, Бондюжского, Полюдовского, Верх-Печорского и Чусовского лесничеств. Так, в 1900 г. Гусев принял от чердынских лесозаготовителей около 10 тыс. бревен длиной от 9 до 30 аршин.

В 60-70-х годах предприниматель заказывал постройку белян и барж через подрядчиков из крестьян д. Долды. С 80-х годов он перешел на постройку барж хозяйственным способом: сам нанимал необходимое число работников, вел с ними все расчеты, следил через своих служащих за ходом работ, заготовлял необходимые материалы.

Основную группу рабочих-судостроителей составляли плотники. Объем плотницких работ на сооружении одной баржи обычно делили на определенное количество паев. Каждый из работников брался выполнить один-два, редко три, пая. Так набиралась артель из 10-16 чел. Кроме плотников, нанимали кузнецов, болтовщиков, пильщиков, удельщиков, конопатчиков. По сохранившимся «Книгам по постройке барж» Г.П. Гусева подсчитано, что на двух плотбищах в 1887 г. у Гусева работало 74, а в 1897 г. — 82 чел., в том числе плотники и вспомогательные рабочие. Фактически людей было больше. Некоторые плотники и кузнецы включали в свой пай нанятых ими подсобников. Общее число их составляло примерно до 15-20 чел. Плотникам нередко помогали члены семей — сыновья, братья, жены. Количество их нигде не нашло отражения. Женщины конопатили баржи, но в книгах учета Гусева это не значится.

В целом на постройке барж у Гусева ежегодно работало до 100 чел. и более. Не сохранились документы, по которым можно было бы установить количество работавших на заготовке леса и постройке белян.

По данным книг учета и расчетных листов можно утверждать, что строителями, или, как их именовали — судорабочими, — были в основном крестьяне Пянтежской и Вильгортской волостей Чердынского уезда. Подавляющее большинство из них имело земельные наделы. Но земскими обследованиями было установлено, что очень значительное количество крестьян этих волостей не только не имело излишков хлеба для продажи, но вынуждено [35] было его покупать. На это были нужны деньги. Надо было, кроме того, платить подати и земские налоги. Идти в наем к лесопромышленникам на заготовку дров и леса, к купцам на перевозку кладей, к промышленникам на постройку судов крестьян заставляла нужда.

Наем крестьян оформляли двумя документами. Гусев заключал письменное условие с артелью плотников и выдавал каждому работающему расчетный лист. В 90-х годах XIX и первом десятилетии XX в, эти документы заверяли в волостном правлении.

В общем условии указывали размер баржи (длину, ширину, высоту), виды работ, необходимых на ее постройку; устанавливали, сколько вспомогательного леса для креплений должен заготовить и вывезти каждый пайщик, количество паев и оплату одного пая.

Расчетные листы-книжки выдавали по установленной Гусевым форме, общей для всех судорабочих. В книжку записывали фамилию плотника, количество взятых им паев, общую сумму заработка, сроки выполнения работ. Отводили место для записей выдач рабочим. Здесь же был разработан хозяином текст условий найма. В нем имелось 10 пунктов, в которые включены указания о качестве работы, правилах поведения, ответственности рабочих и штрафах.

Баржи строили значительных размеров: длиной 40-50 саженей, шириной 16-19 аршин, высотой 19-22 четверти.

Технология судостроительного дела складывалась веками. Чертежей на строительство барж и белян не было. Работами руководили наиболее опытные плотники-«плечевщики» или мастера-практики. В конструкции беляны и баржи было много общего. Почти одинаково выводили корпус, но баржи оснащали более сложной системой креплений. От плотников требовались большие навыки, мастерство. Какого-либо специального предварительного обучения их не было. Мастерство передавалось от отца к сыну, некоторые нанимались в работники к опытному плотнику и таким образом постигали секреты производства.

Каждый плотник должен был иметь набор собственных инструментов, таких как топор, ножовка, рубанок, «обход», напарье, рейсмус, малка, щеголь, каракуля, потес, «собака», «волк», (названия некоторых [36] инструментов, видимо, местные. «Собакой», например, называли изогнутый массивный крюк для поворачивания бревен). Хорошим инструментом нередко пользовались два — три поколения строителей барж.

Работы на плотбище начинали в октябре и продолжали всю зиму и весну до вскрытия рек. Работали с раннего утра до позднего вечера. Об оплате во время болезни или ответственности хозяина за увечье не было и речи. До окончания срока по договору судорабочий не имел права на расчет.

За один пай Гусев в 80-90-е годы платил рядовому плотнику 75-96 руб. Оплата зависела от размера баржи, количества поставляемого леса, вида работы. Заработок большинства квалифицированных судорабочих за сезон (5-6 месяцев) составлял от 100 до 200 руб. Подсобному работнику плотник платил из своего заработка до 15 руб. в месяц. Женщинам-конопатчицам за тяжелый утомительный труд платили по 10-12 коп. в день.

В выплате заработка имелось несколько характерных черт. Не было, например, определенных сроков выплаты. При заключении условия каждый получал задаток (3-10 руб.), потом рабочим выдавали по 10-15 руб. в месяц в сроки, удобные для хозяина. От трети до половины заработка баржевики получали от Гусева товарами: хлебом, съестными припасами, мануфактурой, хозяйственными предметами. Когда у судостроителей оказывалась наибольшая нужда в хлебе, Гусев повышал цену на ржаную муку.

Таким образом, к моменту окончательного расчета судорабочие выбирали деньгами и товарами большую часть заработка, оставались даже в долгу, хотя и немногие.

Закончив работу на плотбище в апреле — начале мая, крестьяне в середине июня, в июле (иногда в августе) шли на поклон к служащему Гусева с просьбой отпустить товаров из лавки хозяина. Во многих расчетных книжках судорабочих стоит запись: «Летнего забору» и указана сумма (иногда до двух — трех десятков рублей). В одной из книг учета «летнего забору» приказчик Будкевич сделал следующую запись, из которой ясно, что под работы в зиму 1902/03 г. 38 крестьян д. Бигичей с июля по август 1902 г. забрали товаров на 274 руб. 90 коп.

Чтобы судить о характере работы крестьян в [37] судостроении, необходимо знать, насколько постоянной была эта работа для одного и того же крестьянина. Или он занимался ею время от времени, случайно?

Сопоставив списки плотников по книгам учета Г.П. Гусева, мы выявили следующее. Из 55 крестьян, работавших в 1887 г. судорабочими на Бигичевском и Долдинском плотбищах, 23 вновь числились в списках 1897 г.; на Бигичевском плотбище 22 крестьянина работали в 1887 и 1893 гг. Плотники П.И. Ершов и А.А. Суслов подряжались на строительные работы к Гусеву несколько лет: в 1887, 1893, 1896, 1897 и 1905 гг. Примерно такие же сведения имеются о болтовщиках, кузнецах, удельщиках.

Следовательно, работа в судостроении была для значительного числа крестьян Пянтежской и Вильгортской волостей Чердынского уезда более или менее постоянной. Крестьяне постепенно превращались в промышленных рабочих, хотя имели наделы земли. Это явление было характерным для многих районов России. [38]


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


За небольшую оплату двухсторонний скотч для всех и каждого.