Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Назад

Витухина Галина Олеговна
Мали

Дальше

2. Страницы истории

Археологические раскопки свидетельствуют о том, что на территории нынешней Республики Мали человек обитал еще во времена палеолита и неолита. В 1927 г. в Аселаре в 400 км к северо-востоку от Томбукту, где находится долина Тилемси, были найдены останки человека эпохи конца палеолита (1-е тысячелетие до н.э.) — самая древняя находка в Западной Африке. По мнению ученых, это был человек негроидного типа — рядом с его останками были обнаружены каменные наконечники для стрел. Известно, что берберское население Северной Африки никогда не знало стрел, тогда как в Черной Африке этим оружием пользуются до сих пор. Следы первобытного человека удалось найти также в горах Хомбори.

Стоянки первобытных людей, каменные орудия и предметы быта указывают на то, что основным занятием обитавших здесь племен были охота, рыболовство и скотоводство. Первые земледельческие поселения в бассейне Среднего Нигера датируются началом 3-го тысячелетия до н.э., причем земледелие было развито до 21° с. ш., т. е. в нынешних пустынных и полупустынных областях. Наскальные рисунки в Сахаре также свидетельствуют о заселенности этой территории. Большая часть рисунков находится в районе плато Адрар-Ифорас на северо-востоке страны. Они выполнены водонепроницаемыми казеиновыми красками, хорошо впитывающимися в скальную породу. Самые древние датируются 4-м тысячелетием до н.э. и относятся к так называемому пастушескому периоду. Большая часть рисунков в Ин-Фри — изображения домашних животных, стилизованные фигуры слонов и носорогов, а также человеческие фигуры с большими головами, вооруженные копьями [29] и щитами. В Тессалите, Эс-Суке, Арли имеются изображения колесниц, запряженных лошадьми и волами. Подобные рисунки найдены в Африке и к северу от Мали вплоть до Средиземного моря. Они относятся к периоду пастухов-всадников или периоду лошади. Эти пути боевых колесниц называют «дорогами гарамантов» — потомков древних ливийцев и средиземноморских народов, а именно критян, о чем свидетельствует сходство в манере изображения лошадей, запряженных в колесницы. Последний период наскальных рисунков (верблюжий) здесь, как и во всей Сахаре, представлен схематическими изображениями, относящимися к I в. н.э.

Определение возраста наскальных рисунков, исследования биологов, геологов, гидрологов позволили сделать выводы о климате и растительности Сахары в те давние времена: нынешнюю Сахару пересекали полноводные реки, бравшие начало в горах; в реках водились крупные животные, такие, как крокодилы и бегемоты, по берегам росли галерейные леса, за которыми простиралась саванна. В целом климат Сахары был благоприятным для обитания человека.

Верблюд появился в Сахаре в I в. н.э. вместе с римскими легионерами и в условиях прогрессирующего высыхания Сахары стал вытеснять лошадь в длительных переходах. Саванна постепенно превращалась в пустыню, оседлые земледельцы передвигались к северу и к югу от нее, но обмен между кочевыми и оседлыми народами по обе стороны от пустыни продолжался. Появление верблюда сделало возможным возникновение караванной торговли.

Из всех стран Западной Африки Мали имеет самые богатые традиции собственной государственности. Именно на ее территории сложились и процветали сменявшие друг друга могущественные средневековые империи: Гана (IV—XII вв.), Мали (XIII—XV вв.) и Сонгай (XV— XVI вв.), сильные бамбарские государства Сегу и Каарта и фульбское — Масина. Мали была главной базой сопротивления таких видных борцов против французской колонизации, как Эль-хадж Омар и Самори. [30]

В VIII в., когда арабы по караванным путям проникли в долину Нигера, там уже существовало крупное и сильное государство — Гана. Империя Гана («гана» — титул правителя государства, означавший «военачальник») зародилась в междуречье Сенегала и Нигера. Ее создателями были предки народа сараколе. Столица государства — Кумби-Сале находилась на юго-востоке нынешней Мавритании. Правители Ганы с 200-тысячной армией ополченцев сумели покорить королевства Текрур, Мандинг, Сонгай и др. и таким образом расширить свою империю до Атлантики и Среднего Нигера.

Наибольшего расцвета Гана достигла в IX—XI вв. В Магрибе и Египте, с которыми велась оживленная караванная торговля золотом, рабами, страусовыми перьями и др., Гана была известна как «страна золота». Все самородки золота, найденные на территории империи, считались собственностью царя. Царская казна пополнялась за счет пошлин с вассальных государств и с караванов за перевоз соли. Постоянный торговый обмен с мусульманскими странами способствовал проникновению сюда в XI в. ислама. Основными занятиями населения были земледелие, скотоводство и рыболовство, которые велись в рамках натуральных хозяйств. Некоторое развитие получили ремесла.

Под натиском альморавидов (берберов-мусульман, пришедших с побережья Атлантики) империя Гана в XI в. пала, и, хотя через несколько лет завоеватели были изгнаны, восстановить политическое единство государства оказалось невозможным. Оно осталось раздробленным на отдельные королевства.

На смену Гане пришла империя Мали, основателем которой был легендарный герой Сундьята из династии Кейта. В 1240 г. он захватил столицу Ганы Кумби-Сале и основал новую империю со столицей в Ниани, которая по своим размерам превосходила Гану и простиралась от Атлантики до озера Чад и от тропических лесов до Сахары.

Своего расцвета империя Мали достигла в XIV в. при царе Канку Мусса. Как и многие его предшественники, он совершил паломничество в Мекку, к священным [31] местам ислама. Это паломничество было обставлено с небывалой роскошью: правителя сопровождала свита из 15 с лишним тысяч придворных и слуг, 500 рабов, несших впереди этого кортежа слитки золота, 40 мулов, тяжело нагруженных драгоценным металлом. Царь с такой щедростью раздавал золото в Египте, что оно даже упало в цене.

Основу экономики составляли земледелие и скотоводство. На новых землях создавались первые земледельческие поселения пленников и тем самым закладывались основы крепостнической эксплуатации зависимого крестьянства сначала военной аристократией, а затем и родовой знатью. Основную массу населения составляли свободные крестьяне-общинники и кочевники-скотоводы. Ремеслами занимались пленники, выполнявшие определенные повинности в пользу государства или отдельных лиц. Их хозяйственная специализация становилась наследственной, что приводило к образованию профессиональных каст.

Важное место занимала торговля со странами Магриба и Египтом. Торговые города Дженне, Томбукту и Гао постепенно становились важными культурными центрами. В них сложились мусульманские колонии, оказавшие заметное влияние на культурное развитие Мали. Дальнейшее распространение получил ислам. По возвращении из Мекки Канку Мусса привез с собой художников, строителей, ученых. В 1325 г. в Томбукту начали сооружать красивые мечети со стройными минаретами и куполами. Среди них была мечеть Санкоре, при которой в XV в. был создан университет, получивший известность во всем мусульманском мире.

В XV в. под действием постоянных междоусобных войн империя Мали распалась. Из вассальных королевств наиболее сильным было Сонгай. Его правитель — «сони» Али стал основателем империи Сонгай — третьей великой империи со столицей Гао. Наибольшего расцвета государство достигло при Мухаммеде, взявшем себе титул «аския» и правившем с 1493 по 1529 г. Империя Сонгай простиралась от низовья р. Сенегал до озера Чад и от [32] Сегу до Центральной Сахары, то есть к северу от основного ядра империи Мали.

Военно-административная, духовная и купеческая аристократия, принадлежавшая к господствующему классу, получая от правителей земельные пожалования, эксплуатировала зависимое крестьянство. Число деревень, населенных пленниками, возрастало. Эксплуатации подвергались также касты ремесленников. У основной же массы общинного крестьянства и кочевников-скотоводов сохранялись доклассовые отношения. Влияние транссахарской караванной торговли на социально-экономическое развитие государства в этот период уменьшилось.

Империя Сонгай имела четкую административную структуру. Профессиональная армия, состоящая из рабов и пленников, дополнялась военной флотилией на р. Нигер. Часть армии выполняла полицейские функции. Была установлена система регулярного взимания налогов, унифицирована система мер и весов для упорядочения торгового обмена между провинциями, осуществлены ирригационные работы в долине Нигера, где успешно внедрялась культура хлопчатника, была налажена добыча соли.

Города Томбукту, Дженне, Гао, в которых значительного развития достигло ремесленное производство, стали главными культурными центрами империи, известными далеко за ее пределами. После паломничества в Мекку аскии Мухаммеда в этих городах приступили к работе прибывшие с ним архитекторы, врачи, ученые. Знаменитый исламский центр Санкоре принимал учащихся из Феса, Константины и других городов Северной Африки. Кроме теологии и права здесь преподавали арабскую литературу, историю, географию, математику и астрономию. Имена многих работавших здесь ученых, таких, например, хронистов и историков, как Махмуд Кати, ас-Сади, Ахмед Баба, вошли в анналы мировой культуры. Многие из ученых принадлежали к негроидной расе. В Томбукту имелись большие библиотеки, множество мечетей, коранических школ. Город насчитывал в XVI в. 100 тыс. жителей. Происходила дальнейшая [33] исламизация правящей верхушки, в то время как основная масса населения придерживалась традиционных анимистических верований.

Развитие империи Сонгай было прервано в 1591 г. марокканским завоеванием. Марокканцы завладели соляными копями, разграбили и разрушили города Томбукту, Дженне и Гао.

В XVII—XIX вв. на территории империи Сонгай возникали и распадались менее крупные государства: Сегу, Каарта, Масина, Кенедугу и др. Сегу и Каарта были бамбарскими королевствами. Основателем первого из них со столицей в Сегу был битон Кулибали («битон» — вождь), который с помощью армии, состоящей из освобожденных рабов и пленников, и флотилии, построенной рыбаками сомоно, расширил свои владения от Бамако до Томбукту по обоим берегам Нигера, захватив в конце XVIII в. фульбское государство Масина и соседнее бамбарское Каарту.

Масина не играло самостоятельной роли в политической жизни Западного Судана до XIX в. Оно подчинялось могущественным правителям империи Мали и Сонгай, а затем — королю Сегу. Расцвет Масины в начале XIX в. связан с именем шейха Амаду (секу Хамаду Бари). При нем фульбе освободились от господства бамбара, а королевство Масина расширилось на восток, захватив города Дженне и Томбукту и основав свою столицу Хамадаллайе возле Мопти. При шейхе Амаду и его преемниках Масина превратилось в централизованное феодальное государство с хорошо организованной армией, упорядоченной системой взимания налогов. Фульбе, которые до этого были анимистами, исламизировались. Королевство Масина просуществовало до 1862 г.

В XIX в. попытку восстановить политическое единство сделал Эль-хадж Омар, богатый и знатный мусульманин из тукулеров. Он подчинил бамбарские королевства Каарта и Сегу, а затем и Масину. (Государство тукулеров простиралось от Верхнего Сенегала до Томбукту.) Однако ему не удалось создать крепкое мусульманское государство арабо-африканской культуры — этому [34] мешали раздробленность и противоречия. Эль-хадж Омар погиб в стране догонов, преследуемый фульбе.

Первым европейцем, проникшим на территорию нынешней Республики Мали, был ирландец майор Хаутон, который в 1790 г. достиг княжества Бамбук в междуречье Сенегала и его притока Фалеме. В 1796 г. шотландец хирург Мунго Парк достиг Нигера у Сегу и доказал, что эта великая река несет свои воды с запада на восток, как утверждали древние греческие географы, а не с востока на запад, как считал арабский ученый аль-Идриси. В 1805—1806 гг. состоялась вторая экспедиция Мунго Парка, которая спустилась от Сегу вниз по Нигеру, проехав совсем близко от желанного Томбукту, находящегося в 7 км от реки, с которой он был соединен каналом. Затем она миновала пороги Тосайе и потерпела кораблекрушение возле Бусы, где долина реки сильно сужается. Мунго Парк погиб. Экспедиция установила, что Нигер делает поворот на юг, а значит, может впадать только в Гвинейский залив, а не в Нил. Исследования продолжил шотландец лейтенант А. Гордон Лэнг, который из Триполи отправился с караваном через Сахару по «дороге гарамантов» и первым из европейцев в 1826 г. попал в Томбукту.

В отличие от британских исследователей, которых финансировало или поддерживало «Африканское общество» или правительство в целях расширения своих колониальных владений, француз Рене Кайе, крестьянский сын, получивший лишь начальное образование, предпринял фантастическое путешествие в Томбукту, практически не имея никаких средств. Читая книги о путешествиях и дневники Мунго Парка, он поставил целью своей жизни добраться до легендарного города Томбукту. Рене Кайе отправился туда под видом мусульманина, возвращающегося на родину из плена. Арабский язык и мусульманские обычаи он изучил, прожив 9 месяцев среди кочевников на территории нынешней Мавритании. Его путешествие от побережья Гвинейского залива до Томбукту длилось целый год, и в 1828 г. он достиг легендарного города. Рене Кайе описал Томбукту, внутренние области Западного Судана и рассказал в своей [35] книге о плавании по Нигеру.

В 1850 г. в Томбукту побывал немецкий ученый Генрих Барт. Прожив там 7 месяцев, он сделал ценные выписки из знаменитых «Суданских хроник», написанных на арабском языке, откуда черпали и до сих черпают сведения по средневековой истории региона многие поколения ученых разных стран.

Во второй половине XIX в. началась колониальная экспансия Франции во внутренние районы Западного Судана. Населявшие его народы оказывали упорное сопротивление захватчикам. До 1891 г. Франция вела войну с тукулерами, во главе которых стоял Эль-хадж Омар, а затем его сын Ахмаду. Только используя противоречия между тукулерами, бамбара, фульбе и другими народами, входившими в государство Ахмаду, а также благодаря превосходству военной техники французам удалось сломить сопротивление.

Восстановить политическое единство Западного Судана пытался также правитель государства Уасулу имам Самори. С 1881 по 1898 г. созданная им регулярная армия из 20 тыс. воинов — одна из лучших африканских армий того периода — стойко сражалась на территории нынешних Мали, Кот-д'Ивуара и Гвинеи. В 1890 г. Ахмаду отказался от союза с Самори. Через год он сам предложил Самори и королю Кенедугу заключить союз, но было уже поздно. Французские войска разгромили армию Ахмаду, с помощью артиллерии разрушили мощные укрепления столицы Кенедугу — Сикасо, а затем взяли в плен Самори. Король Кенедугу Бабемба, узнав о поражении, предпочел смерть позору. Жители Сикасо и других городов, оказывавших сопротивление колонизаторам, беспощадно наказывались и истреблялись. С большим трудом удалось французам подчинить воинственных туарегов.

Имена героев сопротивления Эль-хадж Омара, Ахмаду, Бабембы и Самори навсегда остались в памяти народа, а об их подвигах до сих пор рассказывают и поют народные сказители-гриоты.

В 1890 г. районы, захваченные Францией в среднем [36] течении рек Сенегал и Нигер, были выделены в особую территориальную единицу — Французский Судан с центром в Каесе. Два года спустя она получила статус колонии, а в 1895 г. была включена в состав федерации колоний — Французскую Западную Африку (ФЗА). Администрация Судана была подчинена генерал-губернатору ФЗА, резиденция которого находилась в Дакаре. В последующие годы границы и название колонии неоднократно менялись. В 1920 г. она получила свое первоначальное наименование и ее административный центр был перенесен из Каеса в Бамако. Последний раз границы Французского Судана были изменены в 1947 г.

Колонией управлял губернатор, назначаемый правительством Франции. Он опирался на администраторов областей и районов, которыми также были французские чиновники. Управление более мелкими административными единицами — кантонами и деревнями — осуществляли деревенские и кантональные вожди, назначаемые колониальной администрацией. Колонизаторы настороженно относились к местной традиционной знати, представители которой чаще всего возглавляли антиколониальную борьбу. Стремясь ликвидировать или нейтрализовать их влияние, колонизаторы назначали деревенскими и кантональными вождями лиц, не связанных с традиционной верхушкой. Это был принцип так называемого прямого управления колонией, который осуществлялся во Французском Судане почти повсеместно. Исключение составляли районы Сахары, где колонизаторы опирались на родо-племенную знать туарегов и мавров, действия которой находились под контролем администраторов округов (косвенное управление).

Коренные жители Французского Судана были лишены каких-либо гражданских и политических прав. Любой африканец мог быть арестован и посажен в тюрьму, поскольку был «туземцем». Эта форма управления, узаконившая произвол колониальных властей, получила название системы «индижената» (от французского «эндижен» — туземец). Основной формой эксплуатации коренного населения были налоги и принудительный труд, которые приводили к его обнищанию, к консервации [37] натурального и полунатурального хозяйства в деревенской общине.

Эксплуатация и произвол колониальных чиновников неоднократно приводили к восстаниям. В 1915—1916 гг. имели место вооруженные восстания бамбара в округе Беледугу и народов бобо на востоке страны. Жители отказывались вступать во французскую армию и платить непомерные налоги. Восстаниями руководили представители традиционной верхушки народов Судана, поэтому колонизаторы постарались привлечь их на свою сторону, предоставив им некоторые привилегии. В 1919 г. «советы нотаблей» — старейшин деревни — были узаконены колониальными властями и превращены в совещательные органы при администрации округов. Кандидатура на должность деревенского или кантонального вождя должна была быть одобрена «советом нотаблей». Вожди освобождались от налогов и имели право взимать с населения в свою пользу определенную часть сельскохозяйственной продукции. Постепенно вожди-чиновники и связанная с ними традиционная знать превратились в опору колониального режима.

В колониальный период Мали была поставщиком рабочей силы для прибрежных стран: Сенегала, Берега Слоновой Кости (ныне — Кот-д'Ивуар) и др. Туда уезжали для работы на плантациях десятки тысяч людей. Как правило, они не были эмигрантами. Мужчины в возрасте от 18 до 30 лет, чтобы заработать на выкуп за невесту, отправлялись на заработки на сезон дождей или даже на 1-2 года в районы экспортного земледелия прибрежных стран, где широко применялся наем рабочей силы.

Внутренние миграции, связанные с процессом урбанизации, развитием капитализма, происходили в Мали гораздо медленнее, чем в соседних странах, имеющих выход к океану. К концу колониального периода в городах Мали проживало только 6% населения.

Единственным сельскохозяйственным центром притяжения населения в самой Мали было плантационное хозяйство «Офис дю Нижер». Оно было создано в 1932 г., и в его задачу входило освоение плодородных земель [38] во «внутренней дельте» Нигера для производства в больших масштабах риса и хлопка. На орошаемые земли хозяйства, принадлежавшего французской колониальной компании, переселялись земледельцы из наиболее бедных районов Мали и Верхней Вольты (ныне — Буркина Фасо). Они приезжали сюда на постоянное жительство и становились колонами-арендаторами, которым компания предоставляла жилье, земельные участки, инвентарь, удобрения и т.д., получая арендную плату за орошение в виде значительной части урожая хлопка и риса. К 1960 г. насчитывалось 35 тыс. колонов. На строительстве оросительных каналов, как и на строительстве железной и автомобильных дорог, широко применялся принудительный труд.

Особую группу малийского населения составляли кочевники-скотоводы. Для них было характерно сохранение родо-племенной структуры общества и эксплуатация земледельцев — потомков своих рабов (у туарегов — белла, у мавров — харатины, у фульбе — римаибе), которые жили на принадлежавших кочевникам землях и платили им узаконенную колониальной администрацией ренту — от 50 до 85% урожая. Такие зависимые земледельцы составляли около 1/4 малийских крестьян. Кочевникам принадлежали обширные пастбища, и у них было сосредоточено около 60% поголовья скота.

Одной из самых крупных и многочисленных социальных групп в Мали были традиционные торговцы, в течение веков скупавшие и продававшие за пределами Мали скот, рыбу, орехи кола. Этих торговцев называли «диула» по наименованию одной из этнических групп Западной Африки, которое стало синонимом слова «торговец». Часть традиционных торговцев стала сотрудничать с колониальными торговыми монополиями в скупке арахиса и другой сельскохозяйственной продукции, превратившись в компрадорскую буржуазию.

Формирование пролетариата началось с создания первых мастерских по обслуживанию транспорта: железнодорожных депо в Каесе и Бамако и судоверфи в Куликоро. Первые промышленные предприятия появились [39] только после второй мировой войны. Среди работавших по найму преобладали чиновники административно-управленческого аппарата, в который все больше привлекались образованные суданцы. Эта национальная интеллигенция, испытывавшая на себе политический и экономический гнет колониального режима, стала выразителем национальных интересов и возглавила национально-освободительное движение. Национальная буржуазия была крайне слабой и малочисленной. Иностранный капитал и специальные меры властей ограничивали сферу ее деятельности только розничной торговлей. Она не сформировалась в политическую силу, способную играть самостоятельную роль в жизни страны.

В 30-х годах во Французском Судане возникли первые кружки и группы национальной интеллигенции, поставившие целью изучение и популяризацию истории африканских народов. После второй мировой войны, где многие суданцы непосредственно участвовали в борьбе с фашизмом, за освобождение Франции, в Судане стало нарастать национально-освободительное движение: были созданы политические партии и профсоюзные организации, проводились массовые забастовки трудящихся. Это вынудило Францию провести некоторые реформы в своих колониальных владениях. В 1945 г. Судан получил статус заморской территории Франции, был упразднен режим «индижената», было запрещено применение принудительного труда, а коренному населению предоставлено право создавать политические и общественные организации, посылать своих депутатов в выборные органы Судана, Франции и Французского Союза.

Первые политические партии — Прогрессивная партия Судана, Суданская демократическая партия, Суданский блок и так называемые административные партии — Союз догонов, Союз фульбе, Союз населения Сегу — не выдвигали политических целей, а выступали за расширение автономии, улучшение материального положения коренного населения, за сохранение института кантональных и деревенских вождей.

Партия Суданский союз была создана в 1946 г. как территориальная секция крупного политического [40] течения ФЗА — Демократического объединения Африки — ДОА, учредительный съезд которого состоялся в Бамако в сентябре 1946 г. ДОА провозгласило своей целью политическое, экономическое и социальное освобождение африканских народов, объединение всех африканцев независимо от их религиозной принадлежности или социального происхождения, создание прочного союза с прогрессивными силами всего мира. Партия Суданский союз приняла программу ДОА, организационно влилась в него и стала называться СС-ДОА. Она представляла собой революционно-демократическую партию типа широкого национального фронта. Руководство СС-ДОА состояло из представителей средних слоев, тесно связанных с массами. Главным отличием СС-ДОА от других партий было решительное требование замены вождей-чиновников выборными представителями населения и признание наряду с парламентскими иных форм борьбы. В 1959 г. СС-ДОА стала единственной партией. В нее вошли прогрессивно настроенные члены многих партий) и. она взяла под контроль все общественные организации.

СС-ДОА выступала единым фронтом с профсоюзами во время крупной забастовки железнодорожников ФЗА в 1948 г. и забастовки рабочих и служащих судоходной компании «Мессажери африкэн» в 1954 г. и т.д. Совместная борьба профсоюзов ФЗА заставила Францию утвердить в 1952 г. новое трудовое законодательство — Трудовой кодекс.

Под напором национально-освободительного движения Франция проводила постепенную «деколонизацию»: в 1957 г. территории ФЗА получили частичную автономию, в 1958 г. ФЗА была преобразована во Французское Сообщество, в которое бывшие колониальные владения, одобрившие проект новой конституции, вошли на правах автономных республик. В 1959 г. Автономные республики Судан и Сенегал объединились в Федерацию Мали, независимость которой была провозглашена 20 июня 1960 г. Через месяц она распалась, так как лидеры Судана стремились проводить более независимую политику по отношению к бывшей метрополии, чем Сенегал. [41]

22 сентября 1960 г. на чрезвычайном съезде СС-ДОА было принято решение провозгласить страну независимой Республикой Мали, свободной от каких бы то ни было обязательств по отношению к Франции. Политическая резолюция съезда одобрила принцип мирного сосуществования и осудила империалистические войны против народов, борющихся за свое освобождение. В экономической резолюции были поставлены задачи: провести экономическую деколонизацию, осуществлять развитие страны в рамках социалистического планирования, отвечающего африканской действительности, направлять и контролировать экономику путем создания государственных предприятий, национального управления внешней торговли и кооперативного сектора. До конца 1960 г. Республика Мали установила дипломатические отношения с большинством государств, как капиталистических, так и социалистических. В 1961 г. были установлены контакты СС-ДОА с КПСС и другими коммунистическими и рабочими партиями, а также с правящими партиями многих государств Африки, Азии и Европы.

Для укрепления обороноспособности страны правительство Мали потребовало эвакуации французских военных баз со своей территории и приступило к созданию национальной армии. 20 января 1962 г. последние подразделения французских войск были эвакуированы из военного лагеря Кати под Бамако. С тех пор эта дата ежегодно отмечается в Мали как национальный праздник — День армии.

VI съезд СС-ДОА, состоявшийся в октябре 1962 г., подтвердил выбор Республикой Мали некапиталистического пути развития и заявил, что идеологической основой партии является научный социализм. СС-ДОА занимала главенствующее положение в политической жизни страны. Профсоюзная, женская и молодежная организации были фактически интегрированы в партию.

В первые годы независимого развития была проведена разведка минеральных ресурсов страны, заложены основы национальной промышленности, создан государственный сектор во всех отраслях экономики, введена национальная валюта — малийский франк, осуществлялось [42] кооперирование крестьянства, совершенствовалась и расширялась система образования и здравоохранения, были приняты прогрессивное трудовое законодательство и кодекс законов о браке.

Однако в строительстве новой жизни страна столкнулась с серьезными трудностями. Сельское хозяйство развивалось очень медленно, значительно отставая от темпов роста населения. Стала обостряться продовольственная проблема. Большинство предприятий и компаний госсектора были убыточными, на содержание разбухшего государственно-административного аппарата уходило 80% бюджета, ухудшалось положение трудящихся.


Президентский дворец на холме Кулуба в Бамако

В связи с этим усилились разногласия в правительстве и политбюро СС-ДОА. В августе 1967 г. высшим органом политической и государственной власти был объявлен Национальный комитет защиты революции (НКЗР). [43] Политбюро СС-ДОА и Национальная ассамблея были распущены. При НКЗР была создана народная милиция — вооруженный отряд партии, — которая вскоре вышла из-под контроля руководства и стала злоупотреблять властью.

19 ноября 1968 г. группа офицеров совершила военный переворот. К власти пришел Военный комитет национального освобождения (ВКНО). Действие конституции было приостановлено, политические партии и общественные организации запрещены, лидеры прежнего руководства арестованы. Временное правительство было сформировано из военных и некоторых деятелей прежнего режима. ВКНО отказался определить политическую ориентацию страны, заявив, что это дело будущего гражданского правительства. Основные принципы экономической политики ВКНО: сосуществование государственного, смешанного, традиционного и современного частного секторов экономики, всемерное привлечение иностранного капитала. В 1969 г. было принято новое инвестиционное законодательство, предоставляющее иностранным и малийским инвесторам значительные налоговые льготы.

В 1974 г. ВКНО начал проводить меры по демократизации общественной жизни. В июне состоялся референдум по вопросу о новой конституции, в соответствии с которой в течение 5 лет нужно было подготовить переход к гражданскому правлению, создав необходимые конституционные органы власти и единую партию, призванную осуществлять руководство внутренней и внешней политикой страны. По конституции, партия является верховным органом власти наряду с президентом, правительством, Национальной ассамблеей, Верховным судом и Высшей палатой правосудия. В 1975 г. были освобождены все политические заключенные, кроме бывшего президента, генерального секретаря СС-ДОА Модибо Кейты. Он умер в заключении в июле 1977 г. Национальный союз трудящихся Мали и Национальный союз женщин Мали были воссозданы в 1974 г., Национальный союз малийской молодежи — в 1978 г.

В 1979 г. закончился десятилетний период военного [44] режима и власть перешла к конституционным органам. Учредительный съезд партии Демократический союз малийского народа (ДСМН) состоялся в марте 1979 г. Согласно уставу, ДСМН — массовая партия, открытая для всех малийских граждан, достигших 18-летнего возраста, признающих ее программу и устав. Основным принципом партийной жизни провозглашен демократический централизм. Верховным органом является съезд, созываемый раз в 3 года, на котором избирается Национальный совет (НС) — высший партийный орган между съездами, а из его состава избирается Центральное исполнительное бюро (ЦИБ) во главе с генеральным секретарем. В Национальный совет были введены все члены ВКНО, высшие офицеры генштаба и начальники воинских подразделений. Молодежная и женская организации были интегрированы в партию, а профсоюзы сохранили автономию. В июне 1979 г. состоялись выборы президента и депутатов Национальной ассамблеи.

В программе ДСМН ставится задача создания национально-демократического общества и независимой планируемой национальной экономики. Внешняя политика строится на принципах невмешательства во внутренние дела других стран, неприсоединения, урегулирования разногласий мирным путем, самоопределения народов и нерушимости границ. Республика Мали входит в Организацию стран Африки, бассейна Карибского моря и Тихого океана (АКТ), ассоциированную с Европейским экономическим сообществом, и является участником многих региональных объединений: Экономического сообщества стран Западной Африки, Организации по совместному освоению бассейна р. Сенегал, Организации стран бассейна р. Нигер и др. [45]


Назад К содержанию Дальше

























Написать нам: halgar@xlegio.ru


купить свидетельство о разводе