Система Orphus
Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Г. Г. Гиоргадзе.
О престолонаследии в древнехеттском царстве

(К интерпретации §28 “Указа Телипину”)

Вестник древней истории, № 4, 1969 г.
[67] — конец страницы.

В наиболее важном документе по истории Древнехеттского царства — “Указе Телипину”1) — уже давно привлекает внимание специалистов двадцать восьмой параграф, урегулировавший порядок наследования царской власти в самом конце существования Древнего царства Хатти. [67]

Интересующее нас место УТ почти полностью сохранилось в тексте КВо, III, I, II, 36-39, клинописная копия которого была опубликована еще в 1923 г., хотя годом раньше Э. Форрером была издана транслитерация этого же документа (BoTU, 23A, II, 36 слл.). Этим единственным вариантом §28 УТ и пользовались до недавнего времени все специалисты. Лишь в 1963 г. Г. Оттен опубликовал клинописную копию нового фрагмента УТ,2) содержащего, правда не полностью, интересующий нас параграф с незначительными отклонениями от параллельного места из КВо, III, 1. Ниже приводим транслитерации обоих вариантов §28 УТ.

КВо, III, 1, II (BoTU, 23A, II), 36 слл.: 36LUGAL-uš-ša-an ḫa-an-te-iz-zi-ia-aš-pat DUMU.LUGAL DUMURUki-ik-k[i-iš]-ta-ru3) ták-ku DUMU-m[a]4) 37ḫa-an-te-iz-zi-iš NU.GÁL nu ku-iš ta-a-an pí-e-da-aš DUMURU nu LUGAL-uš a-pa-a-aš 38ki-ša-ru ma-a-an DUMU.LUGAL-ma DUMU.NITA NU.GÁLnu ku-iš DUMU.SAL ha-an-te-iz-zi-iš 39nu-uš-ši-iš-ša-an an-ti-ia-an-ta-an ap-pa-a-an-du nu LUGAL-uš a-pa-a-aš ki-ša-[ru].

КВо, XII, 4, II, 5 слл.:5) 5[LUGAL-uš-ša-an ḫa-an-te-iz-z]i-ia-aš-pat DUMU.LUGAL DUMU.MEŠ.NITA6) ki-ik-ki-iš-[t]a-ru 6ták-ku DUMU-ma ḫa-an-te-iz-z]i-ia-aš NU.GÁL nu ku-iš da-a-an pí-e-da-an7) (?) [D]UMU-l[a-aš]8) 7[nu LUGAL-uš a-pa-a-aš ki-ša-r]u ma-a-an DUMU.LUGAL-ma DUMU.NITA NU.GÁL 8[nu ku-iš DUMU.SAL ḫa-an-te-i]z-z[i-i]š nu-uš-ši-iš-ša-an an-ti-ia-an-da-an 9[ap-pa-a-an-du nu LUGAL-uš a-pa-a-aš] ki-i-ša-ru.

После ознакомления с транслитерацией текста нетрудно заметить, что правильное толкование сущности данного параграфа УТ всецело зависит от перевода специфических выражений ḫantezziiaš DUMU, tān pedaš DUMU и DUMU.SAL ḫantezziš, в особенности первых двух терминов.9) Если временно оставим без перевода слова ḫantezziiaš /ḫantezziš и tān pedaš,10) то §28 УТ можно перевести так: “36Царем пусть становится [68] только11) ḫantezziiaš-царевич, сын.12) Если же сына-37ḫantezziiaš нет, то кто tān pedaš сын, пусть царем тот 38станет. Когда же царевича-сына нет, то кто дочь-ḫantezziš, 39ей пусть возьмут мужа13) и пусть царем тот станет”.

Различно переводя указанные выше специфические выражения еще с 20-х годов, специалисты вплоть до настоящего времени не пришли к единому мнению в интерпретации сущности закона о престолонаследии.14) Среди выдвинутых до сих пор в научной литературе предположений, широкое распространение получило мнение, допускающее существование рангов среди царских сыновей; сторонники этого мнения считают, что ḫantezziiaš DUMU обозначал царевича “первого ранга” (т. е. сына от законной супруги), который становился царем первым, а tān pedaš DUMU — сына “второго ранга (места)” (т. е. царевича от незаконной жены царя), имевшего право вступить на престол лишь при отсутствии сына “первого ранга”.15)

Придерживаясь в принципе этого же соображения, ряд исследователей ḫantezziiaš DUMU переводят как “старший, первый сын”16) (из остальных сыновей царя, разумеется, от царицы), а некоторые специалисты как “перворожденный сын, первенец”,17) который и мог стать царем в первую очередь. При отсутствии же “старшего, первого сына, первенца” на царский престол всходил, согласно мнению большинства этих ученых, “сын второго ранга, места”18) (т. е. сын от наложницы). [69]

В научной литературе существует также мнение, правда не очень распространенное, согласно которому §28 УТ постановляет, что царю должны были наследовать его сыновья не в порядке ранга, а старшинства; сторонники этого мнения переводят ḫantezziiaš DUMU, DUMU.SAL ḫantezziš tān pedaš DUMU как “старший, первый сын”, “старшая, первая дочь” и “следующий, второй сын” по старшинству (из законных сыновей и дочерей царя).19)

В советской хеттологической литературе выдвинуто также предположение, интерпретирующее §28 УТ совсем иначе. Согласно этой интерпретации, ḫantezziiaš DUMU обозначает родного царского сына, а tān pedaš DUMU — племянника по материнской линии, который мог занять трон лишь во вторую очередь, в случае отсутствия у царя родного сына.20)

Таким образом, столь разные толкования §28 УТ21) действительно вызваны различными интерпретациями специальных терминов ḫantezziiaš DUMU, DUMU.SAL ḫantezziiš и tān pedaš DUMU, при определении значений которых исследователями был привлечен фактический материал не только из древнехеттских источников, но и из исторических текстов периода Нового царства. Поэтому естественно начать наше исследование именно с выяснения значения этих терминов, что и даст нам возможность понять смысл самого закона о престолонаследии.

Однако прежде чем непосредственно перейти к рассмотрению интересующих нас терминов, нужно коротко остановиться на вопросе о том, по какому принципу осуществлялось в Куссаре и (после перенесения столицы хеттов) Хаттусе наследование царского престола до провозглашения царем Телипину закона, изложенного в §28 указа.22)

В древнехеттских источниках засвидетельствовано несколько случаев, когда в Куссаре и Хаттусе интересующего нас периода царский трон перешел, например, от отца к сыну. Достоверными примерами этого являются Анитта и Аммуна, которые оказались на престоле после царствования своих отцов — Питханы, одного из ранних правителей Куссары,23) и Циданты — царя Хатти. Аммуна воцарился в Хаттусе после убийства родного отца (УТ, §§19-20). [70]

В связи с этим вопросом обращает на себя внимание и уже высказанные в научной литературе предположения относительно отождествления царя Куссары — “деда” из “Завещания Хаттусили I”24) с PU.LUGAL-ma (PU-Sarruma) одного “Списка царей”,25) а также отождествление Лабарны из УТ (§1) с тем Лабарной, о котором речь идет в стк. 42, §20 того же “Завещания”.26) Если эти отождествления подтвердятся в дальнейшем, то умножатся факты перехода царского престола от отца к сыну, так как PU.LUGAL-ma действительно был сыном Тутхалии (I?), а названный выше Лабарна из “Завещания” — сыном “деда”.27)

Лишь один раз на престол Хатти вступил внук царя. Это был Мурсили I,28) которого “усыновил”29) предыдущий царь Хаттусили, лишив прав вступления на трон уже назначенного им же наследника — сына своей сестры.30)

Несколько раз были правителями Хатти зятья царя. Одним из них был Циданта — муж дочери предыдущего царя Хантили. Однако Циданта стал правителем лишь в результате заговора против царского дома, убив не только сына скончавшегося царя Хантили, но и его внуков (УТ, §§18-19).

Зятем — мужем сестры царя — был и Телипину, женой которого являлась сестра царствовавшего Хуцции (УТ, §22). Однако он оказался на царском троне Хатти после свержения с престола Хуцции, решившего убить Телипину с женой, видимо, по той причине, что этот последний мог быть претендентом на престол.

Зятем — мужем сестры царя — можно считать также Хантили, вступившего на престол Хатти после заговора против Мурсили и убийства последнего (УТ, §§10 сл.). Однако Хантили можно было бы считать зятем Мурсили лишь в том случае, если то место УТ, где отмечено, что Хантили женой имел “жену Мурсили” (DAM IMur-ši-DIN-GIRLIM ),31) действительно следует исправить32) и понимать как “сестру Мурсили” (NIN IMuršili).33) По данным УТ (§8) у Мурсили были сыновья, однако в этом документе ничего не сказано об их судьбе в связи с заговором против царя и вступления Хантили на царский престол.

Как известно, после Аммуны, скончавшегося естественной смертью (УТ, §21), престол Хатти получил Хуцция (УТ, §22), о родственных отношениях которого к предыдущему царю в источниках ничего не сказано. Однако факт, согласно которому Хуцция воцарился после того, как покончили с Титти и Хантили,34) а также с их сыновьями [71] (УТ, §21 сл.), дает нам возможность предполагать, что и Хуцция был зятем — мужем дочери или сестры — Аммуны, а не сыном его, так как узурпация власти осуществлялась в интересующую нас эпоху в основном не сыновьями (кроме Аммуны), а зятьями царя.

И, наконец, можно также предполагать, что на царский престол Куссары один раз взошел сын сестры царя — Хаттусили I, который воцарился в Куссаре после Лабарны. Изучая генеалогию Хаттусили, О. Герни проанализировал данные “Завещания”, согласно которому интересующий нас царь был внуком “деда” — правителя Куссары,35) и “Анналов Хаттусили I”, где отмечено, что этот последний был “сыном брата таваннанны”.36) В результате сопоставления этих данных О. Герни допустил возможность, что Хаттусили был внуком “деда” не со стороны отца, но со стороны матери — дочери “деда”, вышедшей замуж за брата таваннанны — супруги царя Лабарны.37) Если Лабарну можно рассматривать как сына этого же “деда” (см. выше), то получится, что Лабарна и мать Хаттусили были братом и сестрой, а сам Хаттусили — сыном сестры царствовавшего Лабарны.38)

Следовательно, надо полагать, что в Куссаре, а позднее и в Хаттусе интересующего нас времени царями могли стать сын или внук царя, зять — муж дочери или же сестры предыдущего правителя, а также сын сестры царя, что указывает на наличие довольно широкого круга претендентов на царский престол. Это позволяет сделать вывод, что до принятия царем Телипину закона о престолонаследии в древнехеттском государстве не существовало строго определенного (юридически оформленного) порядка наследования царского достоинства, подобного порядку, засвидетельствованному в законе Телипину. Исходя из некоторых данных древнехеттских источников, это было время (в особенности до царствования Мурсили I), когда царь обладал правом назвать будущего наследника из числа разных претендентов, включая сына своей сестры, внука или сына своего, возможно, зятя и т. д.39) Лишь после этого решение царя обсуждалось народным собранием, имевшим право утвердить или отклонить предложенную царем кандидатуру царя.40)

Определение кандидатуры наследника осложнялось, видимо, существованием нескольких обычаев наследования царской власти.

Так, предположение, согласно которому Хаттусили можно рассматривать как сына сестры Лабарны, хорошо согласуется с высказанным В. В. Ивановым, а потом поддержанным Г. И. Довгяло мнением о возможности существования у хеттов периода Древнего царства обычая, по которому наследником престола назначался сын сестры (племянник) царя.41) Назначение же самим Хаттусили I сына своей сестры в качестве наследника престола, что хорошо видно из “Завещания Хаттусили”,42) лишний раз служит доказательством этого, несмотря на то, что Хаттусили в дальнейшем отменил свое решение.43) Он даже издал, очевидно, указ, согласно которому сын сестры царя больше не мог занять трон.44) С этого времени сыновья сестры [72] царя действительно перестали быть соперниками для других претендентов на престол.45)

Есть основания полагать, что у хеттов интересующей нас эпохи существовал также, как это в свое время заметил Г. И. Довгяло, обычай, согласно которому царем мог стать зять.46) Иначе трудно объяснять факты, по которым зятья, активировавшиеся с эпохи Мурсили I (если, разумеется, Хантили — зять этого последнего), неоднократно всходили на престол Хатти. Однако нетрудно заметить, что они могли занять трон явно не в первую очередь, так как прежде чем занять престол, зятья обычно убивали либо предыдущих царей, либо же, после смерти царя, сыновей и даже внуков этого последнего,47) т. е. тех, кто также мог стать правителем страны.48)

Это последнее обстоятельство является, в свою очередь, надежным доказательством того, что в Хатти периода Древнего царства бесспорно действовал и обычай наследования престола, при котором царская власть могла переходить от отца к сыну. Более того, с ранних времен сыновья рассматривались, видимо, как главные претенденты на престол, так как царь мог назвать будущего наследника в первую очередь из своих сыновей. Однако интересующий нас обычай наследования престола еще не имел законной силы, ибо царь долго обладал правом назначения наследника из числа разных претендентов. Не исключено, что в конце своего царствования Хаттусили, а возможно, и Мурсили постарались утвердить этот обычай на законном основании, объявив первоочередными претендентами исключительно сыновей царя.49) Возможно, этим следует объяснить действия узурпаторов, убивавших сыновей и внуков предыдущих царей.

После упразднения царем Хаттусили обычая, согласно которому царь мог передавать трон сыну своей сестры, основными претендентами на престол остались, по всей вероятности, сторонники двух обычаев наследования царской власти:50) сыновья и внуки царя, с одной стороны, и зятья — муж сестры или муж дочери, с другой. Очевидно, между ними и шла борьба за захват царского престола, в которой, видимо, позиция сыновей уже ко времени царствования Телипину была чувствительно ослаблена. Этой борьбе положил конец Телипину, издавший закон об урегулировании порядка наследования. Ввиду того, что до Телипину интересующая нас борьба происходила, как нам кажется, между сторонниками указанных выше обычаев наследования царской власти, естественно допустить, что принятый царем Телипину закон имел целью приведение в порядок взаимоотношений, существовавших именно среди этих претендентов.

Это урегулирование выразилось, прежде всего, в том, что Телипину сузил круг возможных претендентов на царский престол. Согласно принятому им закону, как нетрудно убедиться даже по приведенному выше предварительному переводу §28 УТ, [73] в первой части которого речь идет исключительно о сыновьях-царевичах,51) право вступления на престол получили, в первую очередь, царские сыновья — прямые представители мужского потомства. В случае же отсутствия этих последних царем становился лишь муж дочери царя. О других претендентах, а именно, о сыне сестры царя или муже сестры этого последнего, в §28 УТ, как увидим ниже, нет и речи — явное доказательство того, что Телипину вообще исключил их из числа претендентов.52)

Дав полное право царским сыновьям быть наследниками престола, Телипину одновременно установил строго определенный порядок наследования царской власти, в понимании сущности которого именно и нет единства во мнениях. Как указывалось выше, для выяснения сущности этого порядка решающую роль играет установление значений специальных терминов ḫantezziiaš DUMU, tān pedaš DUMU и DUMU.SAL ḫantezziš, употребляемых в §28 УТ.

То обстоятельство, что прилагательное ḫantezzi(ia)-,53) производное на -zz(ii)a от ḫant- “перед, лоб; передняя часть, сторона, фронт”,54) имеет разные значения, еще более осложняет понимание содержания интересующего нас параграфа УТ. Не вдаваясь в подробности определения значений этого слова, отметим, что в хеттских текстах разного содержания оно употреблялось, главным образом, в следующем смысле: “самый передний (первый), находящийся впереди”,55) “первый” (порядковое числительное),56) “первейший, самый старший” в смысле “верховный, главный” (в религиозных и исторических текстах в применении к верховному божеству или же к какому-нибудь должностному лицу,57) а также для обозначения социального положения людей58)).

Согласно некоторым хеттским текстам, слово ḫantezzi- употребляется и в смысле “первоклассный, первосортный, перворанговый” в тех случаях, когда речь идет о тканях (одеждах)59) или же о других предметах, например, о золоте.60) Судя по данным [74] хеттских документов, в таких случаях ḫantezzi- соответствует аккадскому слову maḫrū “первоклассный, первосортный”.61)

Кроме того, как было отмечено выше, некоторые специалисты считают нужным допустить, что слово ḫantezzi(ia)-, которому противопоставляется слово appezzi(ia)-, appizzi-,62) употреблялось (в сочетании DUMU или DUMU.SAL) также и в значении “перворожденный (первенец), самый старший” (по возрасту, а не по социальному положению) из сыновей и дочерей царя.63) Такое предположение опирается хотя бы на то, что слово appezzi(ia)-, являясь оппозитом слова ḫantezzi(ia)-, имеет тоже значение “самый младший, последний”, явно подразумевающее не социальное, а возрастное положение людей.64) К этому можно еще добавить ряд примеров из исторических текстов, которые доказывают правильность соображения, что ḫantezzi(ia)- действительно употреблялось и в возрастном смысле.

Среди них особенно важно для нас, например, сообщение “Пространных анналов” Мурсили II о том, что Арнуванда (II),65) недолго царствовавший в Хатти после своего отца Суппилулиумы, был ḫantezziš ŠEŠ-aš, т. е. “ḫantezziš-братом” Мурсили.66) Контекст этого места “Пространных анналов” показывает, что в данном случае слово ḫantezzi(ia)- явно употреблено не для того, чтобы подчеркнуть социальное происхождение Арнуванды, Здесь просто указывается на то, что Арнуванда был старше, чем Мурсили. Поэтому ḫantezziš ŠEŠ указанного места “Пространных анналов” следует переводить не как “первого ранга (места, положения) брат”, а как “самый старший, первейший (по возрасту) брат”, тем более, что судя по сопоставлению ряда данных хеттских источников, Арнуванду и Мурсили следует рассматривать как самого старшего (первенца) и самого младшего среди остальных братьев.67)

Так, детальное изучение “Списков царей”, а также надписей на хеттских печатях показало, что у Суппилулиумы были три законные супруги в следующей последовательности: Дудухепа, Хенти и Тавананна68) — вавилонская (касситская) принцесса, возможно, дочь Бурнабуриаша II.69) От них Суппилулиума имел четырех сыновей: [75] Арнуванду, Пияссили/Шаррикушуха, Телипину и Мурсили. Из этих сыновей Мурсили следует считать самым младшим (appezziš), так как в момент смерти своего брата Арнуванды, согласно “Пространным анналам”, Мурсили был еще “ребенком” (DUMU),70) против которого восстали все соседние страны Хатти.

Явно старше Мурсили были его братья Пияссили/Шаррикушух и Телипину, ибо в то время, когда Мурсили был “ребенком” перед вступлением на престол Хатти, они уже давно были назначены царями Кархемиша и Хальпы.71) Однако надо полагать, что ни один из них не был самым старшим из всех братьев. Таким был, по всей вероятности, Арнуванда, так как только о нем сказано в “Пространных анналах”, что он был “ḫantezzis-брат” Мурсили.

Таким образом, с уверенностью можно заключить, что слово ḫantezzi(ia)- в рассмотренном выше случае обозначает самого старшего по возрасту, перворожденного из братьев. Однако если Арнуванда II был самым старшим, т. е. перворожденным братом (ḫantezzis ŠEŠ) по отношению к Мурсили II, то тот же Арнуванда был бы перворожденным сыном, т. е. первенцем (ḫantezzis DUMU) в отношении Суппилулиумы. Видимо, этим следует объяснять тот факт, что Суппилулиума рассматривал Арнуванду как своего наследника, что видно из текста одной хеттской надписи,72) составленной от имени “великого царя” Суппилулиумы, “великой царицы” Хенти/Хинти, “царевича” Арнуванды и “великого мешеди Циды в связи с назначением Телипину, сына Суппилулиумы, “жрецом” Киццуватны, ставшего впоследствии царем Хальпы.73) Как известно, после смерти Суппилулиумы на царский престол вступил именно Арнуванда.74)

Если все сказанное выше не вызывает сомнений, то можно заключить, что выражение ḫantezziiaš NIN, засвидетельствованное в §22 УТ, употреблено для обозначения “самой старшей, перворожденной сестры”. Судя по контексту указанного места УТ, где просто констатируется, что у Телипину женой была ḫantezziiaš-сестра царя Хуцции по имени Истапария,75) и в данном случае интересующее нас слово явно не употреблено для обозначения социального положения Истапарии (в этом не было никакой необходимости). По всей вероятности, необходимо было отметить именно то, что Истапария была “самой старшей, перворожденной” сестрой царя, так как муж ей (т. е. зять царя) имел, видимо, определенные права для вступления на престол Хатти (см. выше).76)

Не менее важным является также то место “Пространных анналов” Мурсили II, где рассказывается о событиях, происшедших в Кинце/Кадеше в связи с походом на [76] этот город хеттского войска под предводительством Мурсили.77) Приближение хеттских отрядов к упомянутому городу дало возможность сыну царя Кинцы убить своего отца Айтаккаму, восставшего против хеттов, и временно стать правителем города.78) Для нас интересно то, что убивший своего отца человек, имя которого написано в хеттском тексте идеографически — INIG.BA-DU-aš, был, согласно “Пространным анналам”, [ḫante]zziš DUMU-la-aš, т.е. “[ḫante]zziš-сыном” Айтаккамы.79)

Предположение, что интересующее нас хеттское выражение в данном случае обозначает “сын первого ранга (места, категории)” с указанием на социальное положение царевича, маловероятно, поскольку в городах-государствах Северной Сирии, в том числе в гор. Кинца, существование специального деления сыновей на ранги и соответствующих терминов “сын первого ранга” или “сын второго ранга” пока не засвидетельствовано. Так как в Северной Сирии (а также в ряде стран древнего Ближнего Востока) был распространен такой порядок наследования царской власти, согласно которому трон переходил от отца к сыну по старшинству, интересующее нас хеттское выражение и здесь должно обозначать “первейший, самый старший сын, первенец”. Примечательно, что А. Гетце, дословно переводивший ḫantezziiaš DUMU §28 УТ как “первой (жены) сын” (с акцентом на высокое социальное положение этого царевича),80) то же хеттское выражение “Пространных анналов” переводит как “старший сын”, явно подразумевая не социальное положение, но возраст царевича.

Итак, не сомневаясь в правильности употребления слова ḫantezzi(ia)- также и в значении “перворожденный (первенец), самый старший” (по возрасту), вслед за другими специалистами полагаем, что оно употреблено в этом же значении и в §28 УТ, т. е. ḫantezziiaš DUMU обозначает “первейший, перворожденный сын (первенец)”, а DUMU.SAL ḫantezziš — “первейшая, перворожденная дочь (первенец)”, разумеется, от законной (šakuṷaššar) супруги царя — царицы.81)

Такая интерпретация ḫantezziias DUMU тем более приемлема, что данное выражение интересующего нас параграфа УТ явно нельзя рассматривать как специальный термин для обозначения сына только “первого ранга”, т. е. сына от “первой, главной (законной) жены” царя. Как явствует из “Автобиографии Хаттусили III”,82) для обозначения такого сына царя хетты периода Нового царства употребляли определенный термин — šaḫuiḫuiššuṷališ DUMU, являющийся и общим названием людей определенного социального положения: сыновей царя исключительно от главной — šakuṷaššar жены. Следовательно, если в основе интересующего нас параграфа УТ лежал бы принцип деления сыновей царя по их социальному положению, то в стк. 36 УТ должен был появиться не термин ḫantezziiaš DUMU, а saḫuiḫuiššuṷališ DUMU, чего, как видим, [77] не последовало.83) Таким образом, несмотря на то, что и для эпохи Древнего царства можно допустить существование, как это действительно имело место в Новохеттском государстве, деления царевичей по их социальному происхождению, в данном параграфе УТ это отражения не нашло.

Применяя все сказанное выше к вступительной части §28 УТ, можно заключить, что царем становился первенец-царевич, самый старший из законных сыновей царя. Это, в свою очередь, указывает на применение законодателем Телипину принципа старшинства при наследовании царской власти не только для начальной части, но и для всего параграфа. Последнее обстоятельство имеет решающее значение для выяснения содержания следующей части §28, согласно которой при отсутствии сына-первенца царем непосредственно становился tān pedaš DUMU. И действительно, если не было (в живых) сына-первенца, кто же мог занять трон в случае наличия у царя нескольких сыновей от законной жены?

Исходя из того, что в начальной части §28 применен указанный принцип порядка наследования, это мог сделать, естественно, только сын, следовавший за первенцем по возрасту.84) Полагаем, что с ним и следует отождествить tān pedaš DUMU.

Хеттское выражение tān pedaš/ tān pedan,85) являясь сложным сочетанием слов86) tān “второй; второй раз, вновь”87) и peda- “место”,88) подобно слову ḫantezzi(ia)- (см. выше), употреблялось в разных контекстах в разных значениях. Трудно отрицать, например, что tān pedaš, букв. “второго места”, употреблялось и в значении “второсортный (второго класса, ранга, разряда)” в тех случаях, когда речь шла о веществах, имеющих разные сорта. Убедительным подтверждением этому служит одно место упомянутого выше хеттского текста ритуального характера — KUB, X, 13, III, 4 слл., из контекста которого хорошо видно, что выражение tān pedas здесь употреблено именно в смысле “второклассный, второсортный”, так как перед ним речь идет о ḫantezzi(ia)- в значении “первосортный, первоклассный”: A-NA SANGA 1 TÚG ḫa-an-te-iz-[zi-(ia-an)] 5pi-an-zi ta-az-zi-e[l-li] 61 TÚG da-a-an pí-e-da-an [pí-an-zi] “Жрецу дают 1 одежду первого сорта, помазателю дают 1 одежду второго сорта”.89)

В связи с этим значением tān peda- в научной литературе рассматривается и выражение tān pedaššaḫḫ-, засвидетельствованное в “Тексте Маддуватты” в следующем хеттском предложении: nu IMa-ad-du-ua-at-ta-an nam-ma ta-a-an pí-e-da-aš-ša-aḫ-ḫi-ir.90) Однако трудно согласиться с тем, что это выражения одного порядка. Исходя из того, что выражение tān peda- в буквальном переводе действительно означает “второго места, ранга”, А. Гетце, дословно переводивший выражение tān pedaššaḫḫ- как “вновь сделать второранговым”,91) приведенное выше хеттское предложение перевел следующим образом: “И Маддуватту вновь назначили на место вассала”, т. е. вновь сделали его второранговым.92) Такой перевод Гетце оправдывал тем, что Маддуватту можно было рассматривать как “второрангового царя” (т. е. вассала) по сравнению с “великим повелителем” Хатти — с “перворанговым царем”.93) Однако ознакомление с политической ситуацией, подробно описанной в “Тексте Маддуватты”, дает нам возможность уточнить [78] значение tān pedaššaḫḫ- приведенного выше предложения, в чем нетрудно убедиться после краткого пересказа главных событий, связанных с Маддуваттой.

Так, после свержения с престола и изгнания из своей страны Аттариссией — “человеком (из) Аххии” (возможно Аххиявы), Маддуватту приютили хетты, которые “дали ему горную страну Циппасла для господства”. Став после этого “вассалом” Хатти, Маддуватта совершил поход против соседних стран Мира и Кувалия, правителем которых был Купанта-Инара (Kupanta-DKAL). Однако он потерпел поражение и убежал из Циппаслы, преследуемый Купантой. Далее появляются хетты, которые побеждают царя Миры и Кувалии, а Маддуватту — tān pedaššaḫḫir.

Спустя некоторое время в Циппасле появляется уже Аттариссия с намерением убить Маддуватту, который вновь спасается бегством. Узнав о вторжении в Циппаслу “человека (из) Аххии”, хетты побеждают и его, а Маддуватту — tān pedaššaḫḫir.

Из сказанного можно заключить, что в интересующем нас хеттском предложении выражение tān pedaššaḫḫ- употреблено вовсе не в смысле “сделать второранговым”. В тексте основной акцент сделан на то, что после свержения Маддуватты хетты все же сумели вновь привести, посадить, возвратить его на свое прежнее место. Это обстоятельство дает нам возможность рассматривать tān pedaššaḫḫ- как выражение, состоящее из слова tān “вновь” и глагола pedaššaḫḫ) — “привести, посадить, возвратить (на свое) место”, и таким образом целое предложение можно переводить следующим образом: “И потом они Маддуватту вновь (на свое) место привели (посадили, возвратили)”. Это точно соответствует положению, описанному в “Тексте Маддуватты”, согласно которому хетты действительно вновь посадили, возвратили, привели Маддуватту на его прежнее место — на царский престол Циппаслы после того как он дважды был изгнан из этой страны.

Выделение из интересующего нас выражения глагола pedaššaḫḫ-, продиктованное контекстом “Текста Маддуватты”, кажется нам вполне правдоподобным и потому, что в хеттских (религиозных) текстах засвидетельствовано, как выяснил Г. Оттен, существование такого же глагола без tān. Особенно важно то, что в этих текстах глагол pedaššaḫḫ- имеет значение “перевозить (?); приносить на место”,94) ничего общего не имея, с “рангом” или “сортом”.

Возвращаясь к выяснению смысла tān pedaš §28 УТ, полагаем, что это выражение не имеет ни одного из перечисленных выше значении (“второсортный, второклассный”, “перевозить (?); приносить на место”). Правда, есть возможность переводить tān pedaš.DUMU как “второго ранга сын”, после чего это выражение должно рассматриваться как специальный термин для обозначения сына низшего социального положения. Однако отпадает и эта возможность,95) так как при определении значения tān pedaš DUMU §28 мы должны исходить из соображения, что данное выражение, подобно ḫantezziiaš DUMU и DUMU.SAL ḫantezziš, не является социальным термином, обозначающим определенную категорию людей — сыновей от незаконных жен царя. А в этом последнем смысле термин tān pedaš DUMU явно не употреблялся. В противном случае он должен был появиться вместо DUMU SALEŠIRTI приведенного выше (прим. 82) отрывка из “Автобиографии” Хаттусили III, где законный сын (šaḫiuḫuiššuṷalis DUMU) сопоставляется с сыном незаконной жены царя (DUMU SALEŠIRTI). Однако и этого не случилось.

Более того. В других хеттских источниках, где речь идет о сыновьях от незаконной жены (DUMU.MEŠ SALNAPṬARTI),96) для обозначения этих сыновей царя ни разу не употреблено выражение tān pedaš DUMU, что представляется странным, если этот термин действительно обозначал сына от “второй (неглавной) жены”. Для обозначения [79] таких сыновей в хеттских текстах использованы, как известно, термины DUMU SALNAPṬARTI и DUMU SALEŠIRTI (“сын наложницы”). Видимо, эти же термины, а не tān pedaš DUMU, использовались и в собирательном значении, образуя при этом множественное число (например DUMU. MEŠ SALNAPṬARTI).97)

При определении значения tān pedaš DUMU §28 УТ мы должны исходить также из того, что данное выражение не является и названием для обозначения сыновей от близких родственников — братьев или сестер царя. Если бы здесь имелся в виду, например, сын сестры или сын брата, т. е. “племянник” царя, то здесь же должно было появиться соответствующее слово или выражение для обозначения “племянника”, так как хетты интересующей нас эпохи действительно имели специальные термины для обозначения “племянника”, а именно, DUMU NIN — “сын сестры” и DUMU ŠEŠ “сын брата”, что документально засвидетельствовано и в упомянутых выше древнехеттских текстах — “Завещании Хаттусили I”,98) а также “Анналах” этого же царя.99)

Принимая во внимание все сказанное выше относительно tān pedaš, считаем нужным допустить, что это выражение, буквально означающее “второго места”, в §28 УТ употреблено в смысле “следующий”, как это предполагал Б. Грозный ровно 50 лет тому назад.100) Переведя tān pedaš DUMU как “следующий (второго места) сын”, полагаем, что здесь имеется в виду не социальное происхождение царевича, а его возрастное отношение к первенцу, а также к другим сыновьям царя, т. е. подразумевается сын, который находился на втором, следующем месте по возрасту после первенца.101) Безусловно, он имел бы больше прав среди остальных сыновей от законной жены царя, чем сын от наложницы, или же племянник царя.

В свете сказанного выше §28 УТ мы переводим полностью следующим образом: “36Царем пусть становится только первенец-царевич, сын.102) Если же сына-37первенца нет, то кто следующий103) сын, пусть царем тот 38станет. Когда же царевича-сына нет, то кто дочь-первенец, 39ей пусть возьмут мужа и пусть царем тот станет”.

Согласно данному переводу, из всех прямых представителей мужского потомства — сыновей царя, исключительно из которых отныне назначался наследник, на престол мог взойти в первую очередь только первенец-царевич. Узаконив это, Телипину [80] тем самым навсегда отстранил от престола всех остальных бывших претендентов, в том числе и претендентов не из числа детей царя. Даже те сыновья, которые были моложе первенца, разумеется, не имели права взойти на престол при жизни первенца, не говоря уже о муже дочери — зяте царя, об единственном из прежних претендентов не из царских сыновей.

Если же не было первенца, то царское достоинство беспрепятственно мог принять только следовавший за ним по возрасту царевич. Таким образом Телипину лишил права всех младших сыновей, если они имелись, занять трон при наличии предыдущего по возрасту сына.

Далее в параграфе не говорится, кто мог занять трон в случае отсутствия у царя и сына, следовавшего по возрасту за первенцем (т. е. второго по старшинству сына), не употребляя при этом специального выражения “Если следующего сына нет” (ср. “Если же сына-первенца нет”). В этой части §28 лишь констатируется, что “когда же царевича-сына нет”, только тогда мог занять престол муж дочери царя. Однако это место параграфа, а именно, слова “когда же царевича-сына нет”, ясно подразумевает, что если у царя еще были сыновья, то царем безусловно мог стать именно кто-либо из них, соблюдая, разумеется, принцип старшинства, т. е. в случае отсутствия второго по старшинству сына царем мог стать третий по старшинству царевич, а если не было и этого — четвертый по старшинству сын и т. д. Так продолжалось, видимо, до тех пор, пока на престол не вступил бы последний представитель мужского потомства царя.

Смысл заключительной части параграфа не вызывает у специалистов никаких сомнений: в случае отсутствия царских сыновей наступала очередь царской дочери-первенца (т. е. самой старшей по возрасту из всех дочерей царя), муж которой и становился царем Хатти. Таким образом, муж дочери — зять царя — получил право вступления на престол лишь в самую последнюю очередь. При этом нетрудно заметить и то, что в заключительной части параграфа решающую роль играет дочь-первенец — представительница царского потомства, несмотря на то, что лично она не вступала на трон. Это согласно с общим принципом параграфа, согласно которому первоочередными претендентами на престол считались представители мужского потомства царя, а представители женского потомства царя — второочередными, со стороны которых мог появиться (и только в качестве зятя!) будущий правитель страны, разумеется, в случае отсутствия сыновей у царя.104)

Согласно нашей интерпретации закон Телипину о престолонаследии непосредственно касается детей царя от главной — законной — жены, ибо при наличии таковых дети от незаконных жен, видимо, вообще не принимались в расчет, и поэтому трудно допустить, чтобы они упоминались в законе о наследовании престола. Однако, если у царя были дети только от незаконных жен, имели ли они право занять трон еще в эпоху Телипину?

Нам, конечно, трудно судить, насколько допускалось в интересующее нас время воцарение сына от наложниц вообще, так как в древнехеттских источниках нет соответствующих данных по этому вопросу. В этих документах, как известно, вообще нет упоминания о сыновьях от наложниц царя. Это заставляет нас предполагать, что названные в древнехеттских текстах царевичи являются сыновьями царя только от царицы. Они и рассматривались как законные наследники престола.

Однако судя по факту, имевшему место в Новохеттском царстве, когда у Муваталли не было законного сына и воцарился Урхи-Тесупа, его сын от наложницы (см. выше), можно предполагать, что в период царствования Телипину сын от наложницы мог вступить на царский престол лишь при полном отсутствии у царя детей от главной жены. [81]

Это обстоятельство, исходя из нашей интерпретации §28, не отразилось в законодательстве Телипину,105) что не должно удивлять. Ведь Телипину не имел целью урегулировать взаимоотношения между сыновьями законной и незаконной жен, о чем в источниках интересующего нас времени вообще нет и речи. Главной целью законодательства Телипину было объявление царских сыновей прямыми наследниками престола, навсегда исключив из числа претендентов сына сестры, мужа сестры царя и т. д. и оттеснив на задний план мужа дочери — одного из бывших претендентов на трон.106) Узаконив это, Телипину одновременно установил и порядок наследования, объявив определяющим, как мы старались показать, принцип старшинства. Нарушение этого порядка, в особенности применение насилия даже со стороны царя, а также со стороны “братьев и сестер” его, вообще исключалось, так как специальные органы (панку и тулия) имели право судить за незаконные действия против порядка наследования престола не только “братьев и сестер”, но и самого царя (§§30-31 УТ).

Если учесть то обстоятельство, что обычай перехода престола от отца к сыну уже существовал и в предшествующий Телипину период (см. выше), то законодательство о престолонаследии, принятое царем Телипину, не следует рассматривать как нововведение. Этот древнехеттский царь, очевидно, придал данному обычаю лишь законную силу, упрочив тем самым царскую власть в Хатти.107) Нововведением явился, по всей вероятности, лишь порядок наследования престола царскими детьми, существование которого документально не засвидетельствовано для периода, предшествующего Телипину.

Принятый царем Телипину закон о престолонаследии вступил в силу сразу же после царствования Телипину, от которого трон перешел, очевидно, к мужу его дочери. Это законодательство выполнялось и в последующие периоды Хеттского государства, когда на престол Хатти всходили исключительно царевичи — представители мужского потомства верховного правителя страны. [82]


Символом «i» — обозначено i над полумесяцем рожками вниз

1) Далее: УТ. Клинописную копию этого текста вместе с дубликатами (и фрагментами) см. в КВо, III,1 +68 (BoTU, 23A); KUB, XI, 1 (BoTU, 23B); КВо, III, 67 (BoTU, 23C); KUB, XI, 5 (BoTU, 23D); KUB, XI, 6 (BoTU, 23E); KUB, XI, 2 (BoTU, 23F); KUB, XXXI, 2+17 (BoTU, 23G). Клинописные копии новых фрагментов УТ опубликованы также в КВо, VII (надпись №15) и КВо, XII (см. надписи №4-7 и 12). Отдельные места УТ на аккадском языке см. в КВо, I, 27; KUB, III, 85 и 89. Подробно см. Е. Lаrосhe, Catalogue des textes Hittites, RHA, XIV, 1956, 58, стр. 36 (№21). Переводы УТ см. Е. H. Sturtevant, G. Bechtel, A Hittite Chrestomathy, Philadelphia, 1935, стр. 183 слл.; ЗВАХ, стр. 254 слл.; ХИДВ, стр. 306 слл. Транслитерацию и перевод некоторых мест УТ см. также Р. М. Witzel, Hethitische Keilschrift-Urkunden in Transcription und Übersetzung mit Kommentar, “Keilinschriftliche Studien”, 4, Fulda, 1924, стр. 44 слл.; J. Friedrich, Aus dem hethitischen Schrifttum, АО, 24, 1925, 3, стр. 6 слл., 21 слл. и т. д.

2) КВо, XII, 4, II, 5-9.

3) На поврежденном месте этого слова следует восстановить не it, как это делалось традиционно, а iš, что хорошо видно из КВо, XII, 4, II, 5 (см. ниже). См. также N. van Brock, Les thèmes verbaux à redoublement du hittite et le verbe indo-européen, RHA, XXII, 1964, 75, стр. 133 и прим. 25. Возможность восстановления интересующего нас слова как kikk[iš]taru допускал еще Б. Грозный: B. Hrozný, Hethitische Keil-schrifttexte aus Boghazköi, BoSt, 3, 1919, стр. 116, прим. 4.

4) Если судить по сохранившейся части последнего знака стк. 36, трудно допустить, что здесь написана идеограмма L[UGAL], как это полагает ряд специалистов. По нашему мнению, на интересующем нас месте следует восстановить знак ma, так как согласно клинописной копии, написанный здесь знак начинается тремя горизонтальными клиньями.

5) Текст восстановлен согласно приведенной выше транслитерации КВо, III, 1, II, 36 слл.

6) КВо, III, 1, II, 36: DUMURU.

7) Судя по клинописной копии, последний знак этого слова следует читать как an. В КВо, III, 1, II, 37 имеем pí-e-da-aš.

8) Клинописный знак после DUMU явно не ru, как в КВо, III, 1, II, 37. Скорее всего здесь стоит знак la, который является фонетическим комплементом хеттского слова “сын”, написанного идеографически.

9) Значение antiiant-“зять” (букв. “входящий (в дом)”) давно окончательно установлено.

10) Что касается шумерской идеограммы DUMU, то в § 28 УТ она обозначает только “сын”. В пользу этого говорит появление в сткк. 36-37 (КВо, III, 1, II) после DUMU не только фонетического комплемента ru, указывающего на то, что здесь имеется в виду аккадское слово māru “сын”, но и lа после DUMU в стк. 6 КВо, XII, 4, II — хорошее доказательство того, что и здесь по-хеттски написано слово “сын”. В древнехеттских текстах, как и в документах более позднего периода, идеограмма DUMU, хеттское соответствие которой еще не установлено (знаем только, что слово “сын” оканчивалось на -la), имеет также значение “ребенок”. Та же идеограмма употреблялась при составлении названий должностей (например, DUMU É.GAL “сын дворца”; ср. акк. mār ēkallim), как это было и в других странах древнего Востока — см. G. Brin, On the Title bn hmlk, “Lešonenu”, 31, 1966, 1, стр. 5 слл.; М. Л. Гельцер, Повинностное землевладение в древнем Угарите, “Lietuvos TSR Aukštųjų Mokyklų Mokslo Darbai”, IX, 1967, стр. 187 и прим. 34.

11) Относительно употребления -pat/-pit в значении “только” см. КГХЯ, стр. 151, § 296г.

12) В дубликате: “сыновья”. Относительно употребления слов “сын” и “сыновья” этого места § 28 УТ см. ниже прим. 102.

13) Буквально: “человека, входящего (в дом)”, т. е. зятя царя.

14) Если не считать заключительной части параграфа, где речь идет о возможном воцарении зятя царя.

15) Последовательным приверженцем этого мнения является А. Гетце: А. Götze, Das Hethiter-Reich, Lpz, 1929, стр. 20: он же, Über die hethitische Königsfamilie, ArOr, II, 1930, 1, стр. 158 сл.; он же, Kleinasien2, Münch., 1957, стр. 87. См. также Sturtevant, Bechtel, A Hittite Chrestomathy, стр. 189; O. R. Gurnеу, The Hittites, Harmondsworth, 1961, стр. 64; Э. А. Менабде, Хеттское общество, Тбилиси, 1965, стр. 211 сл. Интересующие нас хеттские выражения переводят как “сын первого ранга” и “сын второго ранга” и другие специалисты, см., например, А. Kammenhuber, Nominalkomposition in den altanatolischen Sprachen des 2. Jahrtausends, “Zeitschrift für vergleichende Sprachforschung”, 77, №3/4, 1961, стр. 196; van Brock, Les thèmes verbaux..., стр. 133; R.Sternemann, Temporale und konditionale Nebensätze des Hethitischen, MIO, XI, 1966, 2, стр. 244 и др.

16) J. Friedrich, Aus dem hethitischen Schrifttum, АО, 24, 1925, 3, стр. 21; В. В. Струве, О “гуманности” хеттских законов, ВДИ, 1947, № 4, стр. 19 (см. также его перевод § 28 УТ в книге “Хрестоматия по истории древнего мира. Древний Восток”, М., 1950, стр. 230, где интересующие нас слова он переводит как “сын первой [жены] (очереди)” и “второй очереди сын”); Н.М. Никольский, Реформа хеттского царя Телепину, ИАН БССР, 1948, № 2, стр. 54; Т. В. Гамкрелидзе, Хеттский язык и ларингальная теория, “Труды Института востоковедения (Серия восточных языков)”, III, Тбилиси, 1960, стр. 29. См. также В. В. Иванов, Документ Телепина, ХИДВ, стр. 308.

17) Н. Otten, Hethiterreicli (в кн. Н. Schmökel, Н. Otten, V. Maag, Th. Beran, Kulturgeschichte des Alten Orient, Stuttg., 1961), стр. 348; В. В. Иванов, рец. на кн. E.Benveniste, Hittite et indo-européen (Р., 1962), ВЯ, 1963, № 4, стр. 135; он же, Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы, М., 1965, стр. 208 (однако ср. стр. 221 и ХИДВ, стр. 308).

18) См. работы И. Фридриха, Г. Оттена, В. В. Струве, Н. М. Никольского, названные выше в прим. 16 и 17.

19) Hrozný, Hethitisclie Keilsclirifttexte aus Boghazköi, стр. 117; К. Зельин, Хетты и хеттская культура, ИЖ, 1937, № 3/4, стр. 192; ЗВАХ, стр. 257 и прим. 8, а также стр. 292 и прим. 1 (И. М. Дьяконов). Видимо, понимания рассматриваемых выражений как указаний на порядок старшинства придерживался в начале 30-х годов и В. В. Струве, переводивший эти выражения как “старший сын”, “старшая дочь” и “второй сын” (В.В. Струве, Хеттское общество, как тип военного рабовладельческого общества, “Очерки социально-экономической истории древнего Востока”, М.-Л., 1934, стр. 51). В дальнейшем он отказался от такой интерпретации § 28 УТ, присоединившись к мнению А. Гетце (см. выше прим. 15).

20) Г.И. Довгяло, О переходе к наследованию царской власти по отцовско-правовому принципу, СЭ, 1963, № 6, стр. 72 слл.; он же, О характере наследования царской власти у хеттов в эпоху Древнего царства, ВДИ, 1964, № 1, стр. 23 слл.; он же, Возникновение царской власти у хеттов, Минск, 1965, стр. 13 сл. (автореф. канд. дисс.).

21) Тут же заметим, что относительно интерпретации § 28 УТ были высказаны и другие мнения. Так, например, Ф. Зоммер (K1F, I, стр. 353, прим. 1) ḫantezziiaš DUMU. LUGAL DUMU переводил как “первого царевича сын” (т. е. внук царя). Ф. Зоммера поддержал Э. Форрер (BoTU, стр. 19*, прим. 1), которого в свое время справедливо раскритиковал А. Гетце (Götze, Ober die hethitische Königsfamilie, стр. 158, прим. 2). По некоторым переводам § 28 УТ невозможно, определить, какой из перечисленных выше интерпретаций придерживается тот или иной автор. См., например, Witzеl, ук. соч., стр. 53 сл., где интересующие нас хеттские выражения без комментариев переводятся как “первый царский сын (ребенок)”, “первая дочь” и “сын, занимавший второе место”.

22) Этот вопрос мы подробно рассматриваем в отдельной работе: Г. Г. Гиоргадзе, Наследование царской власти в древнехеттском государстве (до Телипину), “Вопросы древней истории (Кавказско-ближневосточный сборник. III)”, Тбилиси, 1969 (в печати).

23) Ср. данные “каппадокийской” таблички TCL, XXI, 214 = ТС, III, 214А (относительно этого текста см. Г. Г. Гиоргадзе, Rabi sinimiltim “каппадокийских” табличек, ВДИ, 1966, № 4, стр. 90 и прим. 50) и вступительной части “Текста Анитты” (см. Г. Г. Гиоргадзе, “Текст Анитты” и некоторые вопросы ранней истории хеттов, ВДИ. 1965, № 4, стр. 90).

24) HAB, § 20, III, 41: ḫuḫḫašnúš “мой дед” (т. е. дед царя Хаттусили I).

25) KUB, XI, 7 (BoTU, 25) I, 10; [..] A-NA IU.LUGAL-ma DUMU ITu-ut-ḫa-[li-ia] “[..] Пу-Шарруме, сыну Тутха[лии]”.

26) НАВ, § 20, III, 42: [La-ba-a]r-na-an DUMU-ša-an “[Лаба]рну, своего сына” (т. е. сына названного выше “деда”).

27) См. выше прим. 25 и 26. Ряд исследователей считает указанные предположения не совсем убедительными. Подробно см. Гиоргадзе, Наследование царской власти… (в печати; там же литература).

28) А. Götze, Die historische Einleitung des Aleppo-Vertrages (KBo, I, 6), MDOG, IV, 1, 1928. стр. 59, стк. 13.

29) НАВ, § 7, II, 37 сл.; КВо, III, 27 (BoTU, 10ß), I. 13 сл. Ср. также KUB, XXVI, 74, I, 6.

30) НAВ, § 2, I-II, 9.

31) KUB, XI, 1, II, 31.

32) Как это делает ряд специалистов — см. А. Götze, On the Chronology of the Second Millennium В. С., JCS, XI, 1957, 2, стр. 55 и прим. 24 (там же литература). См. также ЗВАХ, стр. 255; ХИДВ, стр. 307.

33) А. Камменхубер (вслед за Ф. Корнелиусом) решительно выступает против такой поправки: А. Kammenhuber, Die Arier im Vorderen Orient, Heidelberg, прим. 90.

34) Видимо, сыновей Аммуны — основных претендентов на царский престол, без умерщвления которых Хуцция не смог стать царем. Отождествление этого Хантили с одноименным царем Хатти, как это иногда делается в хеттологической литературе (см., например, Е. von Schuler, Die Kaškäer, В., 1965, стр. 24), по нашему мнению, маловероятно.

35) НАВ, § 20, III, 41. См. выше.

36) КВо, X, 2, I, 3 (хеттский вариант): ŠA SALta-ua-an-na-an-na DUMU ŠEŠ-ŠU “(Хаттусили...) таваннанны брата сын”.

37) О. R. Gurney, Anatolia с. 1750—1600 В. С., САН, II, гл. VI, 1962, стр. 11 сл.

38) Подробно см. Гиоргадзе, Наследование царской власти...

39) Такой вывод можно сделать хотя бы из “Завещания Хаттусили”, из которого видно, что Хаттусили назвал наследником сначала сына сестры, а потом — внука. Однако Хаттусили мог назвать наследником и своего сына, если бы этот последний раньше не действовал против отца.

40) Во время царствования “деда” Хаттусили, как известно, народное собрание отклонило кандидатуру Лабарны на престол Санахуитты, выдвинутого царем (“дедом”): НАВ, § 20, III, 41 слл.

41) В. В. Иванов, Социальная организация индоевропейских племен по лингвистическим данным, ВИМК, 1957, 1, стр. 49 сл.; Довгяло, О переходе к наследованию..., стр. 24 сл.; он же, Возникновение царской власти..., стр. 15.

42) НАВ, § 1, I-II, 1 слл.

43) НАВ, § 2, I-II, 9.

44) НАВ, § 2, 1-11, 9; КВо, III, 27 (BoTU, 10β), I, 6 слл.

45) После царствования Хаттусили не только в период Древнего царства, но и на всем протяжении Нового царства Хатти, в источниках больше не засвидетельствовано ни одного случая назначения сына сестры царя наследником трона.

46) Относительно обычая наследования царской власти от тестя к зятю см. Довгяло, О переходе наследования ..., стр. 26 и прим. 24 (там же литература).

47) За исключением Телипину. Однако его действия все же являются узурпацией власти.

48) Факты, согласно которым царями могли стать сын сестры или муж сестры, а также муж дочери повелителя страны, можно рассматривать в пользу наличия в Хатти эпохи Древнего царства пережитков материнского права наследования власти — см. Иванов, Социальная организация..., стр. 49 сл. О матрилинейном характере наследования царской власти в древнехеттском государстве см. указанные выше работы Г. И. Довгяло. Относительно пережитков материнского права у древнеанатолийских племен (на примере таваннанны) см. также Otten, Hethiteireich, стр. 368.

49) Сам факт наличия так называемого “усыновления” будущего наследника не из царевичей (сына сестры, внука и т. д.), о котором мы узнаем из “Завещания Хаттусили”, — бесспорное свидетельство наличия отцовского права у хеттов уже в эпоху царствования Хаттусили.

50) О наличии двух порядков наследования престола см. Довгяло, О характере наследования..., стр. 27.

51) Исходя из того, что идеограмма DUMU § 28 УТ обозначает только “сын”. См. выше.

52) Иначе у Г. И. Довгяло (см. его работы, указанные выше).

53) Чередуется с идеограммой IGI-zi-(ia)- “первый, старший, главный”.

54) HW, стр. 51; Гамкрелидзе, Хеттский язык и ларингальная теория, стр. 29; Иванов, Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы, стр. 13 сл. (в этих работах см. литературу).

55) KUB, XIV, 17, III, 22 (= АМ, стр. 98); ḫa-an-te-iz-zi-iš a-ú-ri-iš “переднее пограничное укрепление” (или же “передний сторожевой пункт”); KUB, X, 63, I, 30: ḫantezziiaš GlR “передняя нога” (HW, стр. 53) и т. д.

56) HW, стр. 302; HG, § 28 (А), II, 6: ḫa-an-te-iz-zi-ia-aš LÚ-aš “первый человек”; ḫatt., II, 29: IGI-zi LÚ-tar-mi-it “мое первое мужество”; КВо, III, 20 (BoTU, 5), 1, 4: [ḫa-a]n-te-iz-zi-ia-aš-mi-iš LUGAL-uš “мой первый царь”. Тут же заметим, что интересующее нас слово употребляется также в качестве наречия (HW, стр. 53). KUB, XIX, 37, III, 22 (= АМ, стр. 174); ḫa-an-te-iz-zi BAL-ši “в первый раз”; KUB, VII, 1, I, 4: ḫa-an-te-iz-zi-kán UD-ti “в первый день” и т. д.

57) Kbo, X, 37, III: 42zi-ik DUTU-uš DU-ni DKAL-ri A-NA DINGIR.MEŠ-ia 43ḫa-an-te-iz-zi-iš “42О, ты, бог солнца, перед богом бури, богом Инара и (другими) божествами (являешься) 43верховным!”; КВо, III, 1, II (BoTU, 23A), 22 (§ 25): ḫa-an-te-iz-zi-ia-aš PA LU. MEŠ LI-IM “главный (первейший) тысяченачальник”. См. также НАВ, стр. 153 сл., где указаны и другие источники.

58) НАВ, § 20, III, 33: [ḫa-an-te-i]z-zi-ia-aš-mi-iš ÌR.MES-J4 “мои [пер]вейшие подданные”; НАВ, § 20, III, 39: ḫa-an-te-iz-zí-ia-aš IR “первейший подданный (слуга)”. Судя по IBoT, I, 36, IV, 21, слово ḫantezzi имеет также значение “вельможа”, чередуясь в ста. 22 того же текста с BE-LU GAL “великий господин” — L. Jаkоb-Rоst, Beiträge zum hethitischen Hofzeremoniell (IBoT I 36), MIO, XI, 1966, 2, стр. 200-201 и 220. Относительно ḫantezziš UN-aš “знатный человек, вельможа”, а также hantezzius SAL.SUḫUR.LÁLḫI.A “старшие иеродулы” см. J. Friedrich, Staatsverträge des ḫatti-Reiches in hethitischer Sprache, II, 1930, Lpz, стр. 169.

59) KUB, X,13, III, 4 сл.: A-NA SANGA 1 TÚG ḫa-an-te-iz-[zi-(ia-an)] pí-an-zi “Жрецу 1 одежду первого сорта дают”.

60) КВо, X, 13, I, 9-10: nu 3 ME GÍ[N GUŠKIN PA-AŠ-LA] 10ḫa-an-te-iz-zi SIG5 “и 300 сик[ля золота чистого], 10первоклассного, хорошего”. Н. Freydank, Eine hetlutische Fassung des Vertrages zwischen dem Hethiterkönig Suppiluliuma und Aziru von Amurru, MIO, 7, 1960, № 3, стр. 359 и 367.

61) Это хорошо видно из сопоставления КВо, X, 13, 9-10 и Dupp. D I, 30. — См. Freydank, ук. соч., стр. 373.

62) “Последний, задний; малый”. Чередуется с идеограммой EGIR-zi. HW, стр. 26. Относительно сопоставления слов ḫantezzi- и appezzi- см. Friedrich, Staatsverträge..., II, стр. 169, где приведены соответствующие примеры. Это сопоставление подтверждается также данными текста IBoTU, I, 36, II, 64 слл. (= Jakob-Rost, Beitrage ..., стр. 188 сл.). Слово appezzi- часто употребляется в социальном контексте, см., например, appezziš UN-aš/antuuaḫḫaš “простой человек” (HW, стр. 26; Friedrich, Staatsverträge..., II, стр. 169; Иванов, Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы, стр. 209); appezziuš SAL.SUḫUR.LÁLḫI.A “простые иеродулы” (Friedrich, ук. соч., стр. 169) и т. д.

63) См. выше прим. 17.

64) Так, например, Хаттусили III, явно подчеркивая свое возрастное положение, говорит в “Автобиографии” о том, что из всех четырех детей его отца Мурсили (II) он был apezziš DUMU-aš “последним, т. е. самым младшим сыном” (ḫatt., I, 11; видимо, самим младшим ребенком Мурсили II была его дочь по имени SALDINGIR. MEš.IR-iš — там же, стк. 10). Хаттусили здесь и не мог подразумевать свое “низкое” социальное положение, так как он не был сыном Мурсили от незаконной жены. Исходя из того, что в указанном месте “Автобиографии” слово appezzi- употребляется явно в возрастном контексте, с полным правом можно утверждать, что его оппозит ḫantezzi- также употреблялся и в возрастном аспекте со значением “самый старший”.

65) До нас дошел фрагмент хеттского текста (КВо, XII, 33), составленного от его имени относительно деяний Суппилулиумы.

66) KUB, XIX, 29, IV, 8 (= АМ, стр. 16). Правда, в указанном месте “Пространных анналов” говорится только о “ḫantezziš-брате”, однако из соответствующего места параллельного текста, так называемых “Десятилетних анналов”, хорошо видно, что этот “брат” был Арнуванда, брат Мурсили (КВо, III, 4, I, 8 = АМ, стр. 16).

67) Поэтому правильно поступил А. Гетце, переводивший ḫantezziš SES интересующего нас места “Пространных анналов” как “старший брат” (АМ, стр. 17).

68) К. А. Kitchen, Suppiluliuma and the Amarna Pharaos, Liverpool, 1962, стр. 1 сл. (с указанием источников и литературы).

69) Относительно этой “Тавананны” см. Е. Laroche, Ugaritica, III, стр. 101 слл.; Ollen, Hethiterreich, стр. 356; Н. G. Gütеrbосk, The Composition of Hittite Prayers to the Sun, JAOS, 78, 1958, 4, стр. 244. Полагают, что ее звали Малнигала — см. Th. Beran, Zum Datum der Felsreliefs von Jazilikaya, ZAss, 23 (57), 1965, стр. 263 и 264, рис. 5.

70) KUB, XIX, 29, IV, 16 (АМ, стр. 18); KBo, III, 4, I, 14 (АМ, стр. 20).

71) Как известно, сам Суппилулиума посадил их на царский трон Кархемиша и Хальпы после успешной операции в Северной Сирии — А. Göetze, Kizzuwatna and the Problem of Hittite Geography, New Haven, 1940, стр. 12 сл; Kitchen, Suppiluliuma and the Amarna Pharaos, стр. 4; Н. Klеngеl, Geschichte Syriens im 2. Jahrtauaend v. u. Z., В., 1965, стр. 71 слл., 196 слл. (в этих работах указаны источники).

72) KUB, XIX, 25, I, 1, сл.; 6 сл.; 11 сл. См. Göetze, Kizzuwatna..., стр. 12 сл.

73) Göetze, ук. соч., стр. 12 и прим. 51.

74) Арнуванда рассматривается как “старший сын” и преемник Суппилулиумы и в большинстве работ по хеттологии.

75) КВо, III, 1, II (BoTU, 23A, II), 9 сл.: iTe-li-pi-nu-uš-ša-az 10SALIš-ta-pa-ri-ia-an ḫa-an-te-iz-zi-ia-an NIN-ZU ḫar-ta “А Телипину 10Истапарию, ḫantezziiaš сестру его (т. е. царя Хуцции) имел (женой)”.

76) Примечательно, что даже те специалисты, которые считают, что слово ḫantezzi(ia-) в сочетании DUMU § 28 УТ употребляется для обозначения “первого ранга (положения), первой категории”, то же слово в применении к NIN § 22 УТ переводят уже как “старшая” — см. Sturtevant, Bechtel, А Hittite Chrestomathy, стр. 187; Э. А. Менабде, О характере придворных смут в Хеттском государстве (XVII—XVI вв. до н. э.), КБС, II, 1962, стр. 35, прим. 10.

77) КВо, IV, 4, II, 3 слл. (АМ, стр. 112 сл.).

78) КВо, IV, 4, II, 6 (АМ, стр. 112). См. также Kitchen, Suppiluliuma and the Amarna Pharaos, стр. 15, 37.

79) КВо, IV, 4, II, 4 (АМ, стр. 112). Восстановление начальной части интересующего нас слова, предложенное А. Гетце, вряд ли вызывает сомнения.

80) Имеется в виду сын главной, законной супруги царя. Форму ḫantezziiaš стк. 36 § 28 УТ А. Гетце рассматривает как генитив (Göetze, Über die hethitische Königsfamilie, стр. 158, прим. 2), переведя ḫantezziiaš DUMU как “первой (жены) сын”. По его мнению, формой именительного падежа этого слова было ḫantezzis (там же). Однако, как хорошо видно из хеттских текстов, формы ḫantezzis и ḫantezziiaš попеременно употреблялись для обозначения именительного падежа (HW, стр. 53). Поэтому вслед за другими учеными полагаем, что ḫantezziiaš § 28 УТ стоит в именительном падеже.

81) Несмотря на то, что в древнехеттских текстах не засвидетельствовано ни одного случая существования у царя незаконных жен (в этих документах речь идет только о законной жене — DAM — см. Довгяло, О переходе к наследованию..., стр. 74), мы все же считаем нужным допустить наличие у него и таковых, как это было в Новохеттском царстве, когда незаконными считались сыновья не от главной жены (см. также Довгяло, там же, прим. 13).

82) ḫatt., III, 40 сл.: ki-e-iz-za-mа ma-aḫ-ḫ[a-an] A-NA šEš-IA [ša-]ḫu-u-i-ḫu-iš-šu-ua-l[i-iš] DUMU-aš 41[na-a-ui ku-iš-ki e-eš-]ta [nu iÚ]r-ḫi-DU-up-an DUMU SALE-šE-IR-TI 42ša-ra-a da-aḫ-ḫu-un [na-an I-NA KUR URUḫa-a]t-ti 43EN-an-in t[e-iḫ-ḫu-un] “40Так как тогда у моего брата законного сына 41[не бы]ло, [У]рхи-Тесупу, сына наложницы, я взял [и его в Х]атти 43господином по[садил]”.

83) Именно поэтому ḫantezziiaš DUMU нельзя рассматривать и как термин для общего обозначения всех сыновей “первого ранга”, из числа которых якобы в порядке старшинства выходили цари.

84) А не сын от незаконной жены (наложницы) или же племянник царя.

85) КВо, III, 1, II, 37: tān pedaš; KBo, XII, 4, II, 6: dān pedan (?).

86) Относительно tān peda- (букв. “второго места”) см. Kammenhuber, Nominalkomposition, стр. 196 сл.; Иванов, Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы, стр. 280 (в этих работах см. литературу).

87) Соответствующие примеры приведены в HW, стр. 209.

88) HW, стр. 168; АМ, стр. 74 (стк. 25), 76 (стк. 30), 88 (стк. 72), 98 (стк. 22) и т. д.

89) К переводу см. также Kammenhuber, Nominalkomposition..., стр. 196.

90) Madd., I, 57; 65.

91) Madd., стр. 125. См. также HW, стр. 210.

92) Там же, стр. 15 (стк. 57), 17 (стк. 65), 125.

93) Там же, стр. 125.

94) Н. Otten, Hethitische Totenrituale, В., 1958, стр. 71, 143. См. также Kammenhuber, Nominalkomposition..., стр. 197 (в этих работах указаны источники).

95) И с логической точки зрения трудно допустить, что в этой части параграфа законодатель применил принцип деления сыновей по социальному положению, если в начальной части того же параграфа он применяет принцип старшинства.

96) См., например, Е. von Sсhu1er, Hethitische Dienstanweisungen für höhere Hof- und Staatsbeainte, AfO, 10, 1957, стр. 23 сл.

97) Кстати, и в отношении законных царевичей (DUMU.MEŠ LUGAL) в источниках нигде не употребляется в собирательном значении выражение ḫantezziiaš DUMU.

98) НАВ, § 2, I-II, 9. См. также Менабде. Хеттское общество, стр. 205.

99) КВо, X, 2, I, 3. Таким образом, будучи “сыном сестры” (племянником) Лабарны (см. выше), Хаттусили I был, согласно этому документу, племянником (“сыном брата”) и таваннанны, — супруги Лабарны.

100) F. Нrоzný, Hethitische Keilschrifttexte aus Boghazköi, BoSt, 3,1919, стр. 116, прим. 5 и стр. 117.

101) Исходя из того, что слово ḫantezzi(ia)- иногда употреблялось в смысле “первейший” (см. выше) для указания социального положения людей (“первейшие подданные”), можно лишь предполагать, что выражение tān peda- в смысле “второго ранга, места” порой обозначало также и определенную категорию людей низкого социального положения (*“второго ранга подданные”).

102) В дубликате букв. “сыновья”. Как в свое время правильно отметил А. Гетце, слово “сын” (в ед. ч.) рассматриваемого нами места (КВо, III, 1, II, 36) является аппозицией, т. е. вторым существительным, выясняющим первое (“первенец-царевич”) — см. Götze, Uber die hethitische Königsfamilie, стр. 158, прим. 2. Появление этого слова во мн. ч. (в дубликате) нам не совсем понятно. Однако, допуская, что и в данном случае имеется аппозиция, полагаем, что DUMU.MEŠ.NITA дубликата употреблено в смысле “(из) сыновей”: “Царем пусть становится только первенец-царевич, (из) сыновей”. Начальную часть § 28 следовало бы понять совершенно по-другому, если бы во множественном числе стояло лишь слово DUMU — в выражениях ḫantezziiaš DUMU и tān pedaš DUMU. В таком случае было бы бесспорно, что под *ḫantezziiaš DUMU.MEŠ подразумевались “первейшие сыновья”, т. е. сыновья только от законной жены (а не “первенец”), а под выражением *tān pedaš DUMU.MEŠ — “сыновья второго ранга”, т. е. сыновья только от незаконной жены царя, что бесспорно подтвердило бы предположение, согласно которому в § 28 УТ применен принцип деления сыновей на ранги. Однако ḫantezziiaš DUMU и tān pedaš DUMU не употреблены во мн. ч. ни в одном из двух вариантов этого параграфа, в которых ḫantezziiaš DUMU написано даже по два раза.

103) Букв. “второго места, второй”, т. е. следовавший за первенцем по возрасту сын.

104) В связи с этим ср. также данные хеттского текста КВо, IV, 10, I, 11 слл. (подробнее см. Гиоргадзе. Наследование царской власти...). В специальной литературе указывается, что рассмотренное выше урегулирование наследования заставляет вспомнить επίκληρος греческого права — см. R. Haase, Herrscher und Beherrschte im Hatti-Reich, “Gouvernés et Gouvernants”, 1968, стр. 100 и прим. 63 (с указанием литературы).

105) Можно предполагать, что выражение § 28 УТ “когда же царевича-сына нет” подразумевает и сына незаконной жены царя, который мог бы взойти на престол при отсутствии законных сыновей и имел бы преимущества перед мужем законной дочери царя. Однако это трудно доказать, тем более, что еще никем не установлено, имел ли больше прав при наследовании престола сын от незаконной жены царя, чем дочь от главной жены правителя страны. Правда, сыновья объявлены царем Телипину прямыми представителями царского потомства, однако нам еще не известно, распространялось ли это на сыновей от незаконных жен в тех случаях, когда дело касалось наследования царского престола”.

106) Этот закон был бы бессмысленным, если бы ко времени царствования Телипину не была сильно поколеблена позиция сыновей, которые, согласно существовавшему уже с раннего периода обычаю относительно перехода трона от отца к сыну, считались первоочередными претендентами на престол. Появление в законе Телипину зятя, уже оттесненного на задний план, возможно и служит доказательством того, что причиной ослабления позиции сыновей действительно были именно зятья, активизировавшиеся еще с эпохи царствования Мурсили I (см. выше).

107) Упрочнение порядка наследования по отцовско-правовым нормам, согласно которым прямыми наследниками царя объявлялись только сыновья этого последнего, нашло свое отражение, кроме разных мест УТ (см. также §§ 27 и 31), еще в одном фрагменте на древнехеттском языке (KUB, XXXVI, 109). Здесь указывается, что наследника престола следует называть (lamniia-) исключительно “среди сыновей царя” (A-NA DUMU.MEŠ LUGAL iš-tar-na). Наследника должны были признать его братья и сестры, а также народное собрание Хатти. Несмотря на то, что в этом фрагменте указа об объявлении сыновей наследниками престола упомянут Хаттусили I (в неясном контексте), составление его следует отнести, скорее всего, к периоду царствования Телипину, когда был узаконен обычай наследования престола от отца к сыну. Если же этот документ не был составлен в эпоху Телипину, то автором его можно считать Хаттусили, а возможно и Мурсили. В таком случае не исключено, что именно данный указ вызвал возмущение претендентов престола не из числа детей царя и привел, видимо, к междоусобицам, в период которых этот указ не мог выполняться.


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


Партнерские программы Казино (партнерки Казино rioaffiliates.com