Система OrphusСайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена,
выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Древнее царство Урарту (совместный проект с порталом Новый Геродот).


Культура Востока: древность и раннее средневековье. Л., 1978 г.
[100] — конец страницы.

Вайман А.А.
Урартская иероглифика: расшифровка знака и чтение отдельных надписей

Урартский иероглифический знак, о котором пойдет речь, можно истолковать как схематическое изображение ветви, дерева или колоса. Вероятно, имеется в виду изображение ветви (см. ниже). Встречается этот знак весьма часто и главным образом в надписях двух типов — в лигатуре, вместе со знаком в виде изображения башни, и при обозначении емкости, вместе с цифрами в виде точек. Первые надписи позволяют выделить варианты знака, вторые — расшифровать его.

Особенно часто лигатура встречается на бронзовых чашах из Кармир-блура, частично опубликованных академиком Б. Б. Пиотровским. Опираясь на лигатуры, можно выделить два главных варианта знака — первоначальный, похожий на изображение дерева или ветви (рис. 1a, b), и производный, похожий на изображение копья (рис. 1с, d). Наиболее отчетливо копьевидный вариант знака можно увидеть на двух клеймах, оттиснутых в основании ручек краснолощеных кувшинов, один из которых происходит из Топрах-кале,1) другой — из Кармир-блура (рис. ). Аналогичные клейма имеются также на других глиняных сосудах из Кармир-блура и других урартских крепостей. По этим клеймам можно проследить, как сильно схематизируется этот знак (рис. 2 b, с). Интересный вариант знака, как бы изображающий согнутое копье, представлен клеймом на бронзовой бляхе конского убора из Алишара (рис. 2d). Кстати, вряд ли этот вариант мог иметь прототипом изображение дерева, вероятнее всего, что он произошел от изображения свисающей ветви.

Вместе с цифрами, выражающими емкость, пока засвидетельствован только первоначальный вариант знака, в котором еще узнается изображение ветви. Сейчас известно семь таких надписей. За одним исключением, все они процарапаны по сухой глине, после обжига сосуда. Три из них сохранились целиком и четыре — фрагментарно. Одна из целиком сохранившихся надписей расположена на ручке краснолощеного кувшина для вина из Кармир-блура (рис. 3a). По-видимому, такими же были надписи, частично сохранившиеся на обломках ручек кувшинов из Бастама2) и Топрах-кале.3)



Рис. 1. Иероглифическая лигатура на бронзовых чашах, Кармир-блур:
а, b, с — Пиотровский Б. Б. Кармир-блур II, с. 59 (рис. 30), 57 (рис.28); d — Эрмитаж, отдел Востока, инв. № 17775


Кармир-блурская надпись (рис. ) занимает всю ручку: сверху находится изображение ветви, ниже — шесть точек, в конце, после оттиска клейма с известной уже нам лигатурой, — треугольник с вписанной в него точкой. Аналогичные надписи, но без знака в виде изображения ветви — точки и треугольник (рис. ), а иногда одни только точки (рис. 3d) — можно видеть на ручках ряда других краснолощеных кувшинов, и не надо специально доказывать, что все они фиксируют емкость. Точки обозначают число, а треугольник, по-видимому, схематическое изображение чаши — меру емкости (около 1 л), названия которой мы не знаем. Точка, вписанная в треугольник, скорей всего обозначает половину меры, представленной самим [100] треугольником. (Сходным образом в надписях на кармир-блурских пифосах для вина половина меры емкости теруси обозначается, как показал Б. Б. Пиотровский, точкой, расположенной ниже и через интервал от группы точек, выражающих целое число теруси4)).

Другая полностью сохранившаяся надпись, из Бастама, от предыдущей отличается тем, что знак в виде изображения ветви не возглавляет надпись, а вписан в треугольник. Третья надпись значительно отличается от первых двух (рис. 3b). Она расположена не на ручке кувшина, в котором находилось вино, а на тулове сигарообразного сосуда, в котором держали зерно. Число и здесь обозначено точками, но мера емкости — знаком в виде изображения остродонного сосуда, а не в виде изображения чаши. (Как известно, урарты пользовались различными мерами для жидких и сыпучих тел.) Причем точки и изображение сосуда нанесены на стенки сосуда после обжига, а примыкающее к ним изображение ветви — до обжига. Тем не менее вряд ли можно сомневаться в том, что изображение ветви является знаком, а не орнаментальным мотивом.

Во всех упомянутых случаях знак в виде изображения ветви вместе с цифрами и обозначением меры образует единую группу, которой должно соответствовать некоторое языковое выражение. Это должна быть фраза, построенная по следующему типу:

числительное + название меры + х, (1)

где х — неизвестный языковый элемент, обозначаемый знаком в виде изображения ветви. Правда, надпись (сверху вниз) на ручке кармир-блурского кувшина как будто указывает на иную последовательность языковых элементов: х + название меры + числительное. Однако надпись (слева направо) на тулове другого кармир-блурского сосуда дала бы числительное + название меры + х, а надпись на ручке бастамского кувшина — числительное + название меры+х или числительное+ х + название меры. Так как в тех случаях, когда удается истолковать урартские иероглифические знаки, они оказываются идеограммами, выражающими словесные понятия, весьма вероятно, что элемент х является словом. Предполагая, что язык урартских иероглифических надписей урартский, попытаемся найти это слово в урартских клинописных текстах. Для достижения цели будем искать в них записи емкости, построенные по формуле (1). Такие записи встречаются в пятнадцати текстах (УКН:5) 79, 135, 139, 155, 162, 163, 164, 288; УКН II:6) 401, 402, 419, 420, 422, 423, 448). Из них в тринадцати сообщается о постройке зернохранилищ. Приведем пример:

УКН II, 401:

«1Аргишти 2сын Менуа 3это зернохранилище соорудил; 410100 капи там (в нем)».



Рис. 2. Иероглифическая лигатура: a, b — на ручках красно лощеных кувшинов,
с — на тулове сигарообразного сосуда, Кармир-блур (по зарисовкам автора);
d — на бронзовой бляхе конского убора, Алишар (Эрмитаж, отдел Востока, инв. № Э-333)



Рис. 3. Иероглифические обозначения емкости на сосудах, Кармир-блур: а — Эрмитаж, отдел Востока, инв. № К-418. Piotrovsky В. В. Ourartou. 1969, fig. 50;
b — Пиотровский Б. Б. Кармир-блур II, табл. 23, а также зарисовка автора; с, d — по зарисовкам автора


Другие записи, относящиеся к постройке зернохранилищ, мало чем отличаются от этой: называется другой царь, указывается иная емкость и т. п. В [101] одном тексте сообщается о постройке винохранилища.

УКН, 79:

«2Менуа, 3сын Ишпуини, 4эт0 винохранилище построил; 5900 акарки там (в нем)».

Еще в одном говорится о захваченных у врага продуктах — зерне, вине и масле:

УКН, 155 G:

«101 022 133 капи ячменя, 1001111 акарки вина, 86 акарки, 7 теруси... масла».

Во всех случаях упоминания хранилищ употребляется фраза, построенная следующим образом: числительное + название меры + ištini. (2)



Рис. 4. Иероглифические обозначения емкости на пифосах, Каялидере:
Barney С. A. A First Season of Excavations of the Urartian, — Anatolian Studies, XVI, 1966, pl. XVI


Очевидно, что (1) может быть отождествлено с (2). Вместе с тем (1) может быть отождествлено с фразой, построенной по формуле, характерной для каждого из трех выражений, в которых приводится емкость зерна, вина и масла в тексте УКН, 155 G:

числительное + название меры + название продукта. (3)

Предположим, что (1) надо отождествлять с (3); тогда элемент х — это название продукта, чем и определяется значение знака в виде изображения ветви. Поскольку знак располагается на ручках кувшинов для вина, речь должна идти о последнем напитке, но поскольку тот же знак обнаружен на сигарообразном сосуде для зерна, он должен обозначать какой-то злак. Таким образом, (1) с (3) отождествлять нельзя, так как это приводит к взаимоисключающим выводам. Таким образом, ничего другого не останется — и ничто этому не препятствует, — как отождествить (1) и (2) и читать интересующий нас знак ištini.7)

Это вспомогательное слово, склоняющееся, однако, как имя единственного числа. Текстами засвидетельствованы три падежа этого слова: абсолютный (неоформленный), дательный и исходный:

абс. п.: ištini «в нем (в ней, в них)», «там»,
дат. п.: istine «в него (в ней, в них)», «для»,
исх. п.: ištinini «из него (из нее, из них)», «оттуда»,

— значения которых устанавливаются соответствующими контекстами.8) Вот несколько примеров:

УКН, 155 E:

«13 ...надпись я там (в городе Либлиуни) поставил».

УКН, 42:

«10Менуа говорит: 11поставил я Титиани 12там правителем области».

УКН II, 419:

Сардури, сын Аргишти, «6.. .эти 7зернохранилища построил. 8Cодной стороны надписи — 912 600 капи в нем, 10с другой стороны надписи — 1111 500 капи в нем, 12всего — 24 100 капи в них».9)

УКН, 127 I:

«16Аргишти говорит: для (бога) Халди подвиги эти за один год я совершил». [102]

УКН, 155 С:

«11Для (бога) Халди, что за подвиг я совершил там

УКН, 155 F:

«4...Сардури говорит: пошел я к (стране) Этиуни. 5 (Вот) что я сделал для (страны) Этиуни! С одной стороны (страну) Эриахи я пощадил, с другой стороны 6из (страны) Куриани я отправился к (стране) Игани...»10)

УКН, 155 А:

«19...мужчин и женщин оттуда (из четырех крепостей) я увел».

Итак, в метрологических надписях на сосудах знак в виде изображения ветви мы предлагаем читать ištini и переводить это слово — «в нем», что должно относиться к сосуду, на котором проставлена емкость: столько-то мер «в нем», в кувшине.

Надо отметить, что знак ištini встречается на немногих сосудах, на которых имеется обозначение емкости, на большинстве он отсутствует. Так, ни разу не обнаружен этот знак в надписях на пифосах, в которых хранилось вино, хотя на одном Кармир-блуре их раскопано более ста пятидесяти.11) Почему же на пифосах нет этого знака? Потому, очевидно, что обозначалась емкость не пифосов, а налитого в них вина.12) Таким образом, наличие или отсутствие в метрологической надписи на сосуде знака ištini должно, соответственно, указывать на то, что именно имеется в виду, емкость сосуда или его содержимого. Что же касается названия содержимого, то оно, по-видимому, и так было известно и поэтому специально не указывалось. (Не исключено, однако, что в некоторых надписях на краснолощеных кувшинах знак ištini не ставился иногда и в тех случаях, когда фиксировалась емкость кувшина, — как не ставился иногда и знак, обозначающий меру емкости, — см. рис. 3 d).

Воспользуемся полученными результатами и попытаемся прочесть лигатуру, состоящую из знака в виде изображения башни и знака в виде изображения ветви (рис. 1, 2). Если судить по рисунку, первый знак мог служить обозначением чего-то такого, что имеет крепостную стену, например, часто упоминающуюся в урартских клинописных текстах É.GAL (фонетическое чтение неизвестно) «крепость» («дворец»).13) Что же касается второго знака, то, поскольку падежные окончания в идеограммах не выражены, он может быть прочтен ištine (дательный падеж) «в него», «для» или ištinini (исходный падеж) «из него». Итак, сочетание знаков, образующее лигатуру, можно прочесть É.GAL ištine (ištinini) «для (из) крепости», что хорошо согласуется с той ролью, в которой лигатура появляется на предметах, — ролью клейма. Последнее, очевидно, должно указывать на то, для какого учреждения изготовлен предмет.

В заключение, сведем воедино чтения и значения знаков, которых мы коснулись в статье или связанных с выражением емкости, а также чтения и значения соответствующих надписей на предметах.

Знаки

1. (ветвь) ištini «в нем (в ней, в них)», «там»; ištine «в него (в нее, в них)», «для»; ištinini «из него (из нее, из них)», «оттуда».

2. (башня) É.GAL (?) «крепость» («дворец»).

3. (сосуд для зерна) чтение неизвестно, мера емкости сыпучих тел (условно МЕС), около 2 1/2 л.14)

4. (чаша) чтение неизвестно, мера емкости жидких тел15) (условно МЕЖ), около 1 л. [103]

5. (пифос) ṭerusi «теруси:», мера емкости жидких тел16) 1 теруси = 10 МЕЖ ≈ 10 л.

6. (бурдюк) aqarqi «акарки», мера емкости жидких тел17) 1 акарки = 9 теруси ≈ 90 л.

7. • (точка) цифра: «1»; 1 (ṭerusi) «1 теруси».18)

8. (кружок с точкой) цифра: «1»; 1 (aqarqi) «1 акарки».

9. (половина кружка?) цифра 1/2 (ṭerusi) «1/2 теруси»,

Надписи

1) На бронзовой чаше (рис. la-d, 2а-d): É.GAL ištine (ištinini) «Для (из) крепости».

2) На сигарообразном сосуде (рис. 3b): 7 MEC ištini «7 MEC в нем» (емкость сосуда).

3) На ручке краснолощеного кувшина (рис. 3a): 6 1/2 МЕЖ ištini «6 1/2 МЕЖ в нем» (емкость кувшина).

4) На ручке краснолощеного кувшина (рис. 3 с): 6 1/2 МЕЖ 1/2 МЕЖ «6 1/2 МЕЖ (вина)», «1/2 МЕЖ (вина)» (по-видимому, вино наливалось в два приема).

5) На ручке краснолощеного кувшина (рис. 3d): 3 (МЕЖ) «3 МЕЖ (вина)».

6) На тулове пифоса (рис. 4 а): 6 aqarqi 8 ṭerusi «6 акарки 8 теруси (вина)».

7) На тулове пифоса (рис. 4b): 5 (aqarqi) aqarqi 1 1/2 (ṭerusi) «6 акарки 1 1/2 теруси (вина)».

8) На венчике пифоса (рис. 4с): 4 (aqarqi) 7 1/2 (ṭerusi) «4 акарки 7 1/2 теруси (вина)».


Примечания

1) Lehmann-Haupt С. F. Armenien Einst und Jetzt. Berlin — Leipzig, 1931, Bd, 2, S. 587.

2) AMI, N. F., 1972, Bd. 5, Tat. 18, 3; S. 129, Abb. 1.

3) Lehmann-Haupt C. F. Op. cit., S. 578.

4) Пиотровский Б. Б. Кармир-блур II. Ереван, 1952, с. 66.

5) Меликишвили Г. А. Урартские клинообразные надписи. М., 1960 (далее везде: УКН).

6) Меликишвили Г. А. Урартские клинообразные надписи. — Вестник древней истории, 1971, № 3, 4 (далее: УКН II).

7) По-видимому, от корня išti.

8) Г. А. Меликишвили переводит ištini «там», istine «к», «для», ištinini «оттуда». Первую и третью форму он относит к наречиям, а вторую — к послелогам. Однако приписываемое им второй форме значение «к», по нашему мнению, текстами не засвидетельствовано (см. ниже примечание к переводу текста УКН, 155F).

9) Несколько иной перевод этого места см.: УКН II, с. 250: «.. ти зернохранилища создал; здесь (имеется) с одной (стороны) надписи (зернохранилище, которое вмещает) 12 600 капи, с другой (стороны) надписи — (зернохранилище, [104] вмещающее) 11 500 капи. Целиком 24100 капи есть здесь (в них)». (Повторяющееся трижды интересующее нас слово ištini непосредственно переведено только один раз — «здесь»).

10) Иной перевод этого места см.: УКН, с. 286: «Сардури говорит: „Пошел я на страну Этиуни. Когда (?) я направился к (istine) стране Этиуни, область (?) страны Эриахи я пощадил, salmatḫi страна Куриани; выступил я (в поход) на страну Игани..."» Это единственный контекст, на основании которого делается заключение, что ištine может принимать значение русского предлога «к». Но перевод не во всех частях дает смысл, кроме того некоторые урартские слова истолкованы недостаточно убедительно. Так, местоимение ali, которое во всех других случаях означает «который», «что» (см. УКН, с. 387), здесь переводится словом «когда», а непереходный глагол 1-го лица astadi, которое, скорей всего, означает «я сделал» (ассирийское sakanu, см.: УКН, с. 391), переводится выражением «я направился». Из этого следует, что a-li áš-ta-a-di kure-ti-ú-ni-a iš-ti-ni-i-e надо переводить «что я для (страны) Этиуни сделал», а не «когда я к (стране) Этиуни направился», т. е. и в этом отрывке ištine означает «для», а не «к». Добавим, что название страны Куриани стоит в исходном падеже, и поэтому kurqu-ri-a-ni-ni мы переводим при помощи выражения «из (страны) Куриани», а не «(страна) Куриани».

11) Пиотровский Б. Б. Кармир-блур II, с. 67-73; Он же. Клинообразные урартские надписи. — Эпиграфика Востока, 1956, № 9, с. 81.

12) Пиотровский Б. Б. Клинообразные урартские надписи, с. 82.

13) По мнению Р. Д. Барнета, этот знак надо читать urišḫi «Waffen», «Totenkammer» (Barnet В. D. The Hieroglyphic Writing of Urartu. — In: Anatolian Studies Presented to H. G. Güterbock. Istambul, 1974, p. 51).

14) Эта и последующие урартские меры рассмотрены мною в докладе на научном заседании отдела Востока Государственного Эрмитажа 5.04.74.

15) Lehmann-Haupt С. F. Ор. cit., S. 475, 587; Schuler Е. von. Urartäische Inschriften aus Bastam. — «Archäologische Mitteilungen aus Iran», N. F., 1970, Bd. 3, S. 106.

16) Lehmann-Haupt C. F. Op. cit., S. 474, 587; Schuler E. von. Op. cit., S. 106.

17) Lehmann-Haupt C. F. Op. cit., S. 474, 587; Schuler E. von. Op. cit, S. 106.

18) Lehmann-Haupt C. F. Op. cit., S. 474, 587; Schuler E. von. Op. cit., S. 106. [105]


























Написать нам: halgar@xlegio.ru


На хороших условиях эпиляция для мужчин для всех клиентов. Гарантированно.